Верховский Анатолий Михайлович

Царский крест на Ганиной яме:

Краткий очерк о значении и смысле св. Ганиной ямы

 

Ганина яма является святыней, как говорится по определению, очень точно и полно в этом смысле выразился Патриарх Алексий II, уподобивший ее антиминсу. Здесь святыней является сама земля, вместившая частицы свв. мощей свв. Царственных мучеников, распыленные действием огня и серной кислоты до состояния атомов и молекул. Земля стала святой со всеми ее буграми, впадинами; со всем, что на ней произрастает. Святым стал сам облик Ганиной ямы, свидетельствующий о подвиге св. Царя Николая и Его Августейшей Семьи, и Их верных, до смертного конца слуг. Но это только одна грань ее святости. Другая грань стала отчетливо различима после того, как была отражена атака на Церковь, предпринятая наследниками цареубийц, с целью уничтожить эту святыню. Имею в виду операцию по внедрению лжемощей, называемых иначе «царскими останками». Эта операция, будучи отраженной, вскрыла то, что предназначена была скрыть. Причем, как мы знаем, на ее успех очень сильно рассчитывало пресловутое «мировое правительство», например, оно посылало в Екатеринбург своих высоких представителей. В феврале-марте  1992 года приезжали сначала Бейкер, затем недели через 2 – 3 Аттали. Произошло это вскоре после того, как эксперты с мировыми именами (Звягин, Громов, Попов) в самом конце 1991 года определили, что среди 9 скелетов, извлеченных из раскопа в Поросенковом логу усилиями Авдонинского фонда «Обретение», не нашлось ни одного, который можно было бы отождествить со скелетом, принадлежащим Царю Николаю II.

Очевидно «мировое правительство», не полагаясь на туземных правителей, лично решали, что делать со скелетами – ставить ли на всем этом предприятии с «царскими останками» точку или продолжить. Очевидно, было решено продолжить.

Отсюда становится понятен масштаб акции «царские останки» и всей вообще операции, которая предназначена укрыть, уничтожить, ликвидировать подвиг св. Царя-мученика Николая II. Денег на это не жалеют и в средствах не стесняются.

Для того, чтобы разговор стал предметным необходимо дать имя этой операции и имя тому, что она предназначена ликвидировать.

О Царском кресте

Сначала об операции. Назовем ее «Операцией прикрытия», ибо чисто внешне она напоминает операцию по «заметанию следов», которые предпринимают банальные убийцы по схеме – нет трупов, нет убийства. По такой схеме происходил первый этап операции – уничтожение честных тел свв. Царственных мучеников. Целью этого этапа было ликвидировать эти тела, как объекты реальной действительности. На втором этапе этой операции совершилось «обретение» фальшивых «свв. мощей», которые были подменою подлинных, признание которых, означало бы, что честные тела свв. Царственных мучеников, якобы никто не уничтожал, следовательно, первого этапа «операции прикрытия» якобы не было.

Заметим, что вся полнота операции прикрытия исполняется тогда, и заключается в том, что конечный этап ее реализации является логическим отрицанием первого этапа. Реализация этого принципа означает, что принята не просто банальная ложь, которая только лишь отрицает истину, ибо обычная, если так можно выразиться, ложь одномерна и предполагает одновременное существование правды, которой она и противополагается. Здесь же иначе, ибо означает погружение в состояние, в котором истина и ложь становятся неразличимы, в котором истина, как объективное бытие уничтожается, превращаясь в небытие. Этот принцип является универсальным и реализуется, например, в таких явлениях как идеологии. Это состояние, в котором реализуется упомянутый принцип, можно назвать состоянием «виртуальной» или мнимой реальности, которая наступает в мире лишенном Бога и Его Божией Правды. Поэтому для простоты наших рассуждений нам придется ввести понятия «действительная реальность» и «виртуальная реальность», подразумевая под ними нечто большее, чем противопоставление «просто лжи» и «просто правды», ибо это противостояние двух разных миров или двух состояний, в которых либо есть Правда Божия, либо Ее нет. Эти рассуждения мы продолжим ниже, когда будем обсуждать природу, так называемых «учений человеческих», и понадобятся они нам в дальнейшем, но сказать об этом нужно сейчас, ибо выбор принять или не принять фальшивые, или, точнее виртуальные мощи был навязан Церкви. Суть этого навязанного Церкви выбора, заключается в том, что ей пришлось делать выбор принимать или не принимать не только это «обретение», но вместе с ним, принимать или не принимать мнимую реальность взамен реальности действительной[1].

Но ведь как обретаются подлинные святые мощи? – через действие Духа Святого, Духа Истины, ибо святыни, являются свидетельством объективной реальности в ее наиболее полном виде, поскольку они являются свидетельством о Христе в Его благодати. Человеческие останки становятся святыми мощами, если в них пребывает Божия благодать, что случается, если человек удостоился святости, т.е. Божия благодать освятила его, но освящения удостаивается не только душа, но и тело святого. Святость мощей постигается не каким-то человеческим знанием, не какими-то научными экспертизами, а действием Духа Святого. Если бы Церковь утвердила свидетельство мнимой реальности, что произошло бы при признании «царских останков» за подлинные, то мы должны были принять ее вместо реальности подлинной – принять ее душою, т.е. уверовать в нее. Такое признание привело бы Церковь к тяжкому греху хулы на Духа Святого.

Принятие фальшивых мощей, называемых «царскими останками» означало бы полное исполнение «операции прикрытия» – уничтожение свв. Царственных мучеников не только в эмпирическом мире, но и в мире духовном. При этом обратился бы в небытие и подвиг Государя, совершенный им во спасение России, Его крестный путь и Голгофская жертва.

*  *  *

Церковь одержала победу, выдержав колоссальное давление, оказанное на нее – фальшивые останки за подлинные не признала. Этим дело не ограничилось, результатом победы Церкви стала видимой и духовная сущность подвига Царя-мученика Николая, как всей полноты исполнения его Царского служения. Оно было просто неразличимо до того, как это испытание было выдержано Церковью. Местом, на котором произошло это определение стала Ганина яма.

Чтобы иметь какое-то зримое отображение (образ) духовной сущности подвига Государя, представим его как Царский крест, водруженный на Русской Голгофе. Царский крест, есть знамение и символ, Богом установленного и Богом благословленного Царского служения. Царский крест, как символ Царского служения, принял св. Равноапостольный Царь Константин Великий, которому трижды дано было видеть небесное знамение Креста, сиявшего ярче Солнца. Царь Константин, приняв Крест Христов, исполнил заповедь: «Если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною». С того времени, как Римская Царская власть приняла Крест Христов, Царская власть из языческой преобразилась в Христовую, унаследовав Самому Христу, Царю Небесному.

Русская Голгофа, это место, на котором совершилось уподобление православного Царя-мученика Николая Царю Небесному, ибо исполнить заповеданное – «отвергнись себя» и последовать за Христом до самого конца, можно только следуя за Ним на Голгофу.  Ганина яма стала местом, на котором Царский крест, сиявший перед царем Константином на Небесах, стал видимым на земле, теперь любой рукотворный Крест, водруженный на Ганиной яме, становится образом Царского креста, образом духовной сущности Царского служения.

*  *  *

Принятие Церковью виртуальных «царских останков» была бы победою тьмы над Крестом, и это отразилась бы на Ганиной яме самым непосредственным образом. Ведь после признания Церковью подлинности «царских останков», стали бы поклоняться им, как мощам свв. Царственных мучеников. Далее, место подлинной святыни – Ганиной ямы, заняло бы другое место – Поросенков лог, которое стало бы почитаться, как место «погребения царских останков». Для Ганиной ямы, для ее «обустройства», фондом «Обре­тение» были подготовлены планы, которые особо и не скрывались – там должен был раз­меститься «мемориально-культурный комплекс». Глава фонда А.Н. Авдонин относи­тельно назначения этого комплекса высказывался достаточно определенно – комплекс должен был воспрепятствовать развитию или поддержанию в народе религиозного отно­шения к цареубийству. Поэтому места для Царского креста на Ганиной яме не нашлось бы.

Как видим, все зависело от того, признает ли Церковь подлинность виртуальных свв. мощей или не признает их, а местом, с которым связан этот выбор, является Ганина яма. Причиной приведенных выводов стало чудо, произошедшее на Ганиной яме, которое доказывает, что эти выводы являются не спекуляциями, а реальностью.

Чудо о Царском кресте

Чудо заключается в следующем: В начале июня 1998 года в лесу, западнее Ганиной ямы, разгорелся пожар, который стремительно распространялся в сторону Ганиной ямы. Прибывшие на место пожара лесники были бессильны что-либо сделать, такой силы и интенсивности был пожар. Но вдруг, неудержимая дотоле стихия внезапно остановилась, как будто была ук­рощена какой-то невидимой рукою. Как выяснилось, пожар остановился, когда его фронт дошел до Царского креста. Это крест, установленный на Ганиной яме, за которым преем­ственно закрепилось в народе название «Царский». Он установлен у шахты № 7 (по нуме­рации следствия Соколова, иное обозначение: «Открытая шахта), у места, где уничтожа­лись честные тела свв. Царственных мучеников). Чудо было настолько явным, что лес­ники, люди не воцерковленные говорили о нем, употребляя именно это слово – «чудо», а крест называли не иначе, как чудотворным. Чудо случилось примерно 9 – 10 июня 1998 года, т.е. как раз тогда, когда наши архиереи на заседании Св. Синода постановили не участвовать в «торжест­венном перезахоронении царских останков в Петропавловском соборе».

Я побывал на этом месте 1 и 2 июня, а потом примерно 15 июня, т.е. за неделю до и неделю после пожара, что фиксирует время события с точностью до 2 недель, более точную дату я услышал от очевидцев позднее. Наблюдая последствия пожара, я обратил внимание на то, что граница пожара, какая то неестественная. Словно эту границу провели карандашом по бумаге, настолько она была резкая. Граница, к примеру, пересекала палку лежавшую на земле, так вот, палка сгорела точно по границе – по одну сторону палка сгорела до угольев, а другая оставалась совершенно свежая, словно ее прикрывали каким-то теплозащитным экраном. И эта резко прочерченная линия проходила как раз по кресту.

Природные динамические явления, вроде распространения пожара, всегда неравномерны, где-то он вырывается вперед, где-то отстает, словом на земле должна была остаться очень причудливая линия, а здесь было не так. Кроме того, так не бывает, чтобы пожар затух сам собою. Он затухает, либо когда спалит все, что может гореть, либо, когда на него обрушится стена воды, например от мощного ливня (или из брандспойтов пожарников). Никакого ливня, никаких видимых внешних воздействий на пожар лесники не видели, поэтому они и назвали явление остановки пожара чудом. Впрочем, и ливень зафиксировал бы какую-то точку временного состояния пожара, как динамического явления и тогда след пожара выглядел бы как весьма причудливая линия.

Рассказы об этом пожаре от лесников и прочих местных жителей я услышал позднее в июле и августе[2].

*  *  *

Господь засвидетельствовал нам, что святительское слово наших архипастырей, не пожелавших принять участие в утверждении подлинности виртуальных мощей, соединенное с силой Царского креста совершило чудо. Такое соединение человеческой воли и Божественной благодати латиняне именуют синергисом. Именно это мы и наблюдали, как знамение Божие. Чудо произошло оттого, что: во-первых, наши архипастыри отвергли ложные доказательства подлинности виртуальных свв. мощей. Во-вторых, через этот рукотворный крест Господь явил Свою силу (Свою благодать, Свои несотворенные Божественные энергии), и тем самым, засвидетельствовал подлинность духовной сущности, которая отображена как образ в Царском кресте, установленного на Ганиной яме. Ведь, признав «царские останки» подлинными, архипастыри отреклись бы от подлинности Ганиной ямы, как святыни и от Царского креста. Подлинность в том смысле, что духовная сущность, образом которой является Крест, установленный на Ганиной яме, является не воображаемым артефактом, не литературной метафорой, а духовной реальностью.

*  *  *

 

Царский крест это символ власти Самого Христа, который по благодати соединяет Свою волю с волею, Царя, принявшего благодать через миропомазание на Царство. Это власть в которой во образ Христа, волю Бо­жию нераздельно и неслиянно соединяет с волею человеческою[3]. Царская власть – это служе­ние Богу, а не страстям человеческим, и не маммоне, каковой является демократия, т.е. виртуальная «власть народа, нанятая народом, чтобы служить народу», следовательно, продажная по определению. Царская власть не продается, потому что Христа нельзя купить, хотя многие пытались Его продать, начиная с Иуды.  Царский крест – это символ такой власти, служение которой есть исповедание Христа, ибо Царское служение есть послушание в прямом религиозном смысле: Царь служит Богу, а на­род, служа Царю, и, находясь в Его послушании, через это послушание тоже служит Богу. В известном смысле, исповедание Христа постигается самим фактом служения Родине, закону и порядку, по­добно тому, как это происходило в языческом Риме Первом, т.е. в Римской империи, хотя в ней про­исходило и гонение на христиан. И апостолы, и святители Церкви в эпоху гонений, не только не запрещали, но прямо призывали служить римским царям-язычникам, хотя те и гнали и казнили их.

Примерно то же самое мы наблюдали и в СССР, в котором русский народ продолжил свое Царское служение без Царя, благодаря этому парадоксу и стоит по сию пору Россия, ибо, благодаря своему служению, она не оставила Бога и Царя. По этому по­воду известный писатель, Распутин, кажется, высказался в том духе, что Россия сумела переварить в себе коммунизм, что равносильно тому, чтобы переварить в себе взрыв атомной бомбы.

Россия стоит, пока русский народ в глубине души верует в то, что всякая власть от Бога, даже нынеш­няя, откровенно предательская и откровенно антинародная власть, а ее персональный носитель наде­ляется чертами харизматической, т.е. буквально «помазанной» личности. Несмотря ни на что в народе сохранилось ожидание или тоска по «честной власти», власти не продажной. Даже отвратительный в своей сущности, феномен ельцинизма, возможен был только в России, в которой этот феномен является паразитированием на поклонении народа Царскому кресту[4].

Принятие Церковью виртуальных мощей, превратило бы их в объект религиозного почитания взамен почитания Царского креста. Церковь благословила бы нынешнюю власть, власть небытия, захватившую Россию, как подлинно Божественную власть. Ведь и нынешняя демократическая власть утвердилась в стране путем отрицания власти коммунистической, так же как второй этап «операции прикрытия» реализовался путем отрицания первого этапа этой же операции. Но и операция одна и та же, так же как власть в России одна и та же – антихристова.

Этим, очевидно, и объясняется неприкрытый интерес со стороны мировой демократии к проблеме «царских останков». Для них важно, чтобы русский народ утратил веру в Божественность Царской власти, как и власти вообще, которая прикровенно сохраняется в русском народе, а, уверовав в истинность «царских останков», уверовал бы и в истинность институтов «демократической власти». Ведь такое прикровенное исповедание Христа, через служение, делает нынешнюю Россию похожей на Рим Первый, который совершенно незаметно превратился в Рим Второй – в Византию. Действительно от Диоклетиановых гонений, страшных своим тотальным размахом, до эпохи Константина прошло менее 10 лет, а до Воздвижения Креста Господня, всего 20 лет. И римское общество, и римская Императорская власть стали христианскими совершенно незаметно для себя[5]. Такая же потенциальная возможность сохраняется и в России, пока есть Царский крест и служение ему. Для «мирового правительства» очень важно, можно сказать даже, жизненно важно ликвидировать Царский крест. Только после этого Россия падет окончательно и станет одной из «демократических стран», что на деле будет означать, что последняя преграда на пути «нового мирового порядка» рухнула, и седалище для антихриста подготовлено.

После того, как Церковь признала бы виртуальные «святые мощи», народ окончательно оставил бы и Бога, и Царя, но был бы убежден, что он сам всегда был таким – без Бога и Царя.  Ведь феномен виртуальной святыни создан теми же средствами, что и феномен демократической (народной, в буквальном переводе) власти и этот феномен входил бы, как составная часть в мир виртуальной действительности, в котором нет ни Бога, ни Царя, но есть демократия, как «власть народа».

*  *  *

Вновь вернемся к понятию «Царский крест», ибо теперь мы можем видеть его зримое воплощение, воздвигнутое на Ганиной яме. Не применяя этого понятия и, определяемой через него духовной сущности, мы не смогли бы говорить о том, что же конкретно мы защищали, отвергая «новую святыню», дарованную нам трудами и заботами группы Рябова-Авдонина и всех, кто за ними стоял. Мы видим так же, что, отвергнув Крест, Русская Православная Церковь, тем самым ввергла бы себя в погибель (при этом обетование Спасителя о том, что Церковь будет стоять во веки веков распространяется на Вселенскую, а не поместную церковь, каковой является РПЦ и потому неуместны демагогические потуги подменить одно другим). Итак, мы защищали Царский крест, а через защиту Креста, защищали и Церковь, а вместе с ней Россию. В то же время, Царский крест является нам защитой, и в этом утверждении нет противоречия, ибо, что такое Царский крест? – это Царское  служение: служение Царя Богу и служение народа своему Царю. Теперь мы можем сказать, что только Царский крест, а через него благодать Божия, удерживает нас и Россию на краю преисподней.

Отсюда становится понятной и суть подвига св. Царя-мученика Николая II Александровича, поскольку, его часто называют св. Царем-искупителем. У такого именования есть противники. Подлинным и единственным Искупителем является Христос, и сторонники упомянутого именования св. Царя Николая знают об этом не менее, чем его противники. Вопрос лишь в том, что противники такого именования являются одновременно и противниками благодати, ибо все их рассуждения являются рассуждениями, основанными на рационализме, отрицающими благодать Божию.

Две стороны в таинствах - видимая и таинственная находятся в полном соответствии со всем планом домостроительства спасения. Видимым было воплощение Сына Божия, Его жизнь, учение, страдание, смерть, воскресение, вознесение. Видимо же, как быв огненных языках ниспослан Церкви и Дух Святый, в ней пребывающий. Божественная премудрость изменила бы порядок своих действий, если бы предложила средства для усвоения человеком спасения Христова чисто духовные, - если бы не установила таинств. 

Избрание Богом духовно-чувственных средств для совершения Искупления и усвоения его даров становится понятным, если вспомнить истину о двухсоставности человеческой природы. Человек - не бесплотное существо, но соединение духа и тела: поэтому он имеет нужду в духовно-чувственных посредствах для получения благодати. Для существ, не имеющих подобной нам телесности, возможно непосредственное созерцание тайных действий Духа Божия и восприятие благодати без посредства видимых чувственных знаков, каковы таинства. "Если бы ты был бестелесен, - говорит св. Иоанн Златоуст, то Христос сообщал бы тебе дары бестелесно: но так как душа твоя соединена с телом, то духовное сообщает тебе через чувственное". Как существо духовно-телесное, человек имеет и нужду в освящении не только души, но и тела. Св. Григорий Богослов, говоря о таинстве Крещения, учит: "поелику мы состоим из двух естеств, т.е. из души и тела, естества видимого и невидимого, то и общение двоякое, именно, водою и Духом; и оно приемлется водимо и телесно, а другое в тоже время совершается нетелесно и невидимо; одно есть образное, а другое истинное и очищающее самые глубины".

Для эмпиризма бытие духовного мира является мнимым, воображаемым, а не реальным, как мира, не поддающегося эмпирической фиксации с помощью упомянутых пяти органов чувств человека. Все это в совокупности можно назвать словами св. Серафима Саровского «учениями человеческими», как видим, эти учения проникли и в Православие. В этих учениях нет места Царскому кресту, как символу служения, исполняемого как религиозное послушание, для них символ креста есть лишь часть некоей знаковой системы, а не носитель Силы Божией.

Врезка: Образ Царского креста на Ганиной яме

Первоначально, Царский крест был воздвигнут не у шахты, а у выемки, которая в отчетах и публикациях носит название «Ганина яма». Название Ганина яма закрепилось в названии и старого рудника, и всего урочища, а от местных жителей можно было слышать и название «Царские ямы» или «Царские шахты». Первый крест на Ганиной яме был воздвигнут в Царские дни 1991 года, был он мал и неказист (по запомнившемуся выражению: «как на сиротской могилке») и по благословению вл. Мелхиседека в 1993 году заменен новым крестом, изукрашенным резьбою и с иконою свв. Царственных мучеников в резном киоте из кедра. Точное местоположение шахты № 7 стало известно с осени 1993 года, уже после того, как в июле того же года, был поставлен этот, второй по счету крест. Собственно само изготовление (которое производилось на месте), а потом и возведение этого креста стало ключом для разрешения этой очень и очень не тривиальной задачи.

Резной крест простоял до осени 1997 года. Сначала с него сбили киот с иконой, киот был заменен на новый в июле 97 года, а потом уже в сентябре был разломан и сам крест. После известия о том, что Царский крест сломан, епископ Никон благословил изготовить металлический крест, и установить его не у выемки, а непосредственно у Царской шахты. Изготовить крест срочно не получилось и, пока суть, да дело, выпал глубокий снег. Ганина яма стала недос­тупна для обычного транспорта, дело очень усложнилось, и раздавались настойчивые голоса – отложить хлопоты с крестом до лета.

Тем временем, с середины ноября 1997 года вдруг активизировалась «Государствен­ная Комиссия по перезахоронению царских останков», мирно дремавшая с осени 1995 года. Комиссия, возглавлявшаяся вице-премьером, на этот раз, Б. Немцовым, настроена была решительно. Видно было по всему, что на этот раз, и впрямь, «царские останки» перезахоронят, тем бо­лее, надвигался 1998 год – восьмидесятилетие цареубийства, и наша «элита», воспитанная на советских традициях, непременно захочет отметить этот радостный для себя юбилей своей окончательной победой.

Новый, на этот раз, уже металлический крест на Ганиной яме был установлен и освящен по благословению правящего архиерея Екатеринбургской епархии епископа Никона 26 января 1998 года, т.е. за три дня до заключительного заседа­ния «Правительственной комиссии по перезахоронению царских останков». Владыка Ни­кон не стал дожидаться весны, а приказал поставить крест зимою до начала завершаю­щего заседания Комиссии. Всем было понятно какое решение примет эта комиссия, и нам оставалось уповать только на помощь Божию. Поэтому и было сказано: «а как мы можем уповать на помощь Божию, если даже креста не можем поставить для защиты нашей свя­тыни». 30 января «Государственная комиссия» вынесла решение о перезахоронении «цар­ских останков», как, якобы подлинных. Митрополит Ювеналий и еще два члена Комиссии (В.В Алексеев и С.А. Беляев) с общим решением Комиссии не согласились, ибо считали, что подлинность «царских останков» не доказана. Св. Синод 26 февраля того же года отказался признать останки подлинными, а 9 июня отказал правительству в участии Церкви в ритуале «торжественного перезахоронения царских останков». С последним событием совпало по времени, описанное выше, чудо.

Апостольское служение

Царский крест остановил стихию пожара, но для того, чтобы это чудо совершилось, потребовалось твердое слово наших архипастырей. Почему же так важно было именно решение архиереев, ведь чудо совершается силою Господа Бога, а не силою архиереев, и у Господа достаточно сил, чтобы справится с этим и без архиереев.

Вопрос отнюдь не праздный, ибо он порядочно (и, полагаю, намеренно) запутан в наше время. Наших архие­реев, по этому случаю, можно лицемерно упрекнуть еще и в том (пользуясь аргументацией сторонников ИНН), что они своим решением, «лишили право­славный народ его права решить каждому по совести – поклоняться или не поклоняться «царским останкам». Ведь одним из аргументов у сторонников принятия ИНН, вопрос о «свободе совести» ставится, чуть ли не во главу угла. Или более близкий, к рассматривае­мой теме вопрос о «всенародном покаянии в грехе цареубийства», хотя и звучит это с ам­вонов, но в таком контексте, в котором все это рассматривается как частное дело самих граждан. Словно, и всенародный грех, и всенародное покаяние есть лишь вопрос «свободы совести», лежащий вне компетенции Церкви, а, следовательно, и вне компетенции ее архипастырей. Ведь, Церкви нет без епископа – сказано чуть не 2 тысячи лет назад, неужто кто-то отменил это сейчас, и в Церкви наступила полнейшие свобода, демократия и равенство, при наличии которых один человек имеет один голос вне зависимости от сана и занимаемой должности (как у большинства протестантов). Пока этого, слава Богу, нет, в обязанность архипастырей входит пасти овец Христовых, причем именно Христовых, а не своих собственных, как это делают архипастыри Римские, «приватизировавшие» овец Христовых, вместе с Его властью.

*  *  *

Обратимся к первообразу Голгофы. Ситуация с «царскими останками», сложившаяся в результате «чуда о Кресте», является образом того, что сложилось на Голгофе в третий день, в который Христос воскрес. Вос­кресение Христово не есть эмпирический факт, это есть духовный опыт Церкви, переданный нам свиде­тельством апостолов. Но было место, с которым это событие эмпирически было связано, это было место Его погребения. На первообразе Голгофы, местом ее определения и определения Креста Господня стало место Христова погребения, оно же стало местом определения апостольского служения, сутью которого является свидетельствование Христа. Христос воскрес, чем неопровержимо дока­зал, что Он есть Бог, старейшины же иудейские, о которых Самим Спасителем было ска­зано: «Ваш отец диавол; и вы хотите исполнять похоти отца вашего. Он был человеко­убийца от начала и не устоял в истине, ибо нет в нем истины. Когда говорит он ложь, го­ворит свое, ибо он лжец и отец лжи. [Ин. 8: 44] не могли принять Его Воскресения, ибо они и так знали, что Он Бог, но их знание, их вера были верой бесовской: «и бесы веруют, и трепещут». [Иак. 2:19]. Поэтому они совершили подлог: «И сии, собравшись со старейшинами и сделав совещание, довольно денег дали воинам,  и сказали: скажите, что ученики Его, придя ночью, украли Его, когда мы спали; <…> Они (воины), взяв деньги, поступили, как научены были; и пронеслось слово сие между иудеями до сего дня. [Мф. 28:12-15].

Христос, испустив Дух Свой на Кресте, полностью исполнил и Закон, и Пророков. За­веса Храма разодралась сверху донизу и Ветхая Церковь прекратила свое существование. Началась Новая Христова Церковь, в нее вошли те, кто принял свидетельство апостолов о Христе. Другие же: те, кто принял эмпирическое, причем, ложное знание о Христе, в Церковь Христову не вошли, а объединились против Христа. Сам Спаситель сказал апостолам: «И сказал им: идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари. Кто будет веровать и креститься, спасен будет; а кто не будет веровать, осужден будет. [Мар. 16: 15,16]. Собственно вот это свидетельствование и разделяет Новозавтную Церковь от Ветхозаветной Церкви – те, кто пошел за апостолами, свидетельствующими Воскресение Спасителя и Его Крест, составили Церковь Христианскую. Те же, кто пошел за церковноначалием, отрицающим Воскресение, а вместе с ним и Крест составили антицерковь антихристову.

Проповедь Евангелия – это большее, чем  «нести знание в массы», ибо Христианство это не какая-то доктрина или учение, вроде физики или географии, его нельзя выучить[6]. Христос не только учитель (во что даже мусульмане веруют, считая Его одним из пророков), Христос – Спаситель. Как говорят – Православие это не учение о нетлении а сам факт нетления. Чтобы усвоить Христиан­ство нужно уверовать во Христа, но это значит не просто знать (а также – надеяться, полагаться и прочие синонимы глагола – «веровать»), так и бесы веруют. Это значит принять Христа в себя (но не по существу, что невозможно, а по благодати): «Пребудьте во Мне, и Я в вас. <…> Если пребудете во Мне и слова Мои в вас пре­будут. [Ин. 15:7]. Назначение апостолов свидетельствование Христа и, тем самым, ограждение Церкви от проникновения са­танинской лжи, их назначение обозначено Самим Христом: «паси овец Моих» – указано Петру. [Ин. 21:16].

Апостольское служение архиереев, как свидетельствование Христа, ежегодно удостаиваются величайшего чуда Православия – Схождения благодат­ного огня, которое видимым, ощутимым образом, т.е. эмпирически, свидетельствует о главном догмате Христианства. Это чудо происходит при исполнении трех условий, два из которых привязаны к месту и времени, т.е. являются объективными и от воли и жела­ния человеческого не зависят: Чудо происходит ежегодно в Великую Субботу (по право­славному календарю) и только на Голгофе, в Гробе Господнем. Третьим обязательным условием является обязательная молитва и обязательно православного архиерея (патриарх – это тоже архиерей). Обязательностью третьего усло­вия, кроме всего прочего, Господь, совершая это чудо, показывает какой огромной силою и властью обладает православный архиерей, получивший силу и власть через особую бла­годать при помазывании в архиереи. Это чудо зримо показывает преемство архиереев от апостолов и их назначение свидетельствовать Христа и пасти овец Христовых. Ежегодно православный архиерей свидетельствует истинность Воскресения Христова и право на это свидетельствование, точнее не право, а служение, дано только православному архиерею.

*  *  *

Место распятия Христа и место его погребения настолько близко расположены, что возможно накрыть куполом единого Храма, возведенного на Голгофе. Русская Голгофа географически разделена. Образом места погребения является Ганина яма, тогда, как образом Лобного места является Вознесенская горка, разделенные расстоянием около 16 км. Единая святыня географически, пространственно разделена. Следствием этого разделения является то, что, связывающая их нитка земного пути, по которому везли честные тела свв. Царственных мучеников тоже является святыней. Уместно назвать нитку этого пути, эту святыню, Царской дорогой, ниже мы обсудим смысл и значение этой святыни.

Иуды, книжники и фарисеи

И здесь на Русской Голгофе, как и на ее первообразе местом ее определения стало не место казни – Вознесенская горка, а место погребения – Ганина яма, она же стала и местом определения апостольского служения Христу наших архиереев или, точнее, она стала местом их самоопределения по отношению к Царскому кресту, и, стало быть, и к своему апостольскому служению.

Наших архиереев пытались сломать или улестить, нашим архиереям с невероятной настойчивостью и со всех сторон, в том числе со стороны правительства, навязывалось принять и утвердить подлинность «царских останков». Приняв и утвердив это эмпирическое, причем ложное знание они уподобились бы своим предшественникам из Ветхой Церкви. Что стало бы с Церковью в результате такого свидетельствования, мы обсуждали выше. Но они не сломались, сохранив от погибели Русскую Православную Церковь.

Наши архипастыри не свидетельствовали против Креста, но они не свидетельствовали и о Кресте на Русской Голгофе. Этот вопрос до сих пор открыт, ибо только архиереям дано высказать свое суждение, и это суждение станет для Церкви законным, но архиереи об этом молчат, самоопределившись по отношению к Царскому кресту. Связано это уже с тем, что если своим суждением они утвердят Русскую Голгофу и Царский крест на ней, то им нужно будет утвердить, и ранее сделанное самоопределение тех, кто отвергся от Царского креста, а значит предать анафеме, и отступников от Христа, тех, кто стал русским Иудой или иудами. Ибо Иуда это тот же апостол, что и прочие, отобранные и призванные Самим Христом, о коих Он Сам сказал: «Не вы Меня избрали, а Я вас избрал» [Ин. 15:16]. Если все апостолы свидетельствовали о Христе, даже и до смерти, и своею смертью, то Иуда свидетельствовал против Христа. Заметим, что только соборное решение архиереев, их свидетельствование о Христе, останавливало ереси, но ведь ни одной ереси не могло быть без архиереев, ибо только их свидетельствование против Христа могло придать ереси действенную силу, ибо архиереям по преемству от апостолов дана огромная власть и сила от Бога.

Предать Христа может только один из своих, а не из врагов и не из народа. Предать Христа, в лице Царя православного, несущего в себе образ Царя Небесного, могли только архиереи, которые для своего апостольского преемства избрали из всех апостолов именно Иуду[7]. Очевидно, это и имел в виду св. Серафим Саровский в своем предостережении-пророчестве:

«Мне, убогому Серафиму, Господь открыл, что на земле Русской будут великие бедствия, Православная вера будет попрана, архиереи Церкви Божией и другие духовные лица отступят от чистоты Православия, и за это Господь их тяжко накажет. Я, убогий Серафим, три дня молил Господа, чтобы Он лучше меня лишил Царствия Небесного, а их бы помиловал. Но Господь ответил: «Не помилую их, ибо они учат учениям человеческим, и языком чтут Меня, а сердце их отстоит далеко от Меня». [Цит. по: Фомин С. Россия перед вторым Пришествием. М. 1994, 2 изд. стр. 89.].

Св. Серафим Саровский ни слова не сказал о «грехе русского народа в цареубийстве», которое выразилось, как нас сейчас учат, в том, что народ молчаливо снес и отречение Государя, и Его убиение. Но он сказал об «учениях человеческих» и о том, что архиереи тяжко согрешили, приняв эти учения, и что именно этот грех – принятие учений человеческих вызвал великую смуту. Как мы знаем, так и было. Народ принял отречение Государя молчаливо, но не сам по себе, а потому, что Св. Синод Русской Православной Церкви не предал бунтовщиков анафеме, а приняв «учения человеческие» и принял это отречение. Вместо анафемы, которую следовало провозгласить со всех амвонов всех храмов России (согласно цитированной выше 11 анафематизме), св. Синодом уже на второй день после отречения было приказано со всех амвонов всех храмов России поминать на ектениях «благоверное временное правительство» а не благоверного Царя Николая Александровича. Что стало бы с «временным правительством» в православной стране России, если бы прозвучала эта анафема? – нетрудно догадаться, тогда уж точно, равнодушия бы не было. Ну, или уж если быть последовательным и логичным до конца: Если уж обвинять народ в равнодушии, которое выразилось в том, что он не поднял на вилы временное правительство, а взирал равнодушно на бунт и измену своему законному Царю, то надо обвинять его и в том, что на те же вилы он не поднял и своих архипастырей, благословивших этот бунт.

Заметим, что наши архипастыри не только лично и для собственного употребления исповедали «учения человеческие», например, в частных беседах со своими единомышленниками. Они утвердили это исповедание, своим приказом поминать на ектениях «временное правительство», назвав сборище этих нехристей «благоверным» (в данном конкретном случае слово «нехристи» используется не в ругательном, а в буквальном, т.е. конфессиональном смысле), что доказывает, что они ведали что творили. Если бы они просто отказались от поминания Государя, согласно своей вере в «учения человеческие», они нарушили бы церковные предания и, уже поэтому подлежали анафеме, но они сделали большее, они сознательно ввели в заблуждение народ, чтобы обманутый народ и впрямь не взялся за вилы, лишившись своего Государя. Затем, это исповедание было утверждено соборно, на Соборе 1917 – 18 гг., что придало этому еретическому исповеданию свою действенную силу. Ведь, архиереям, как мы видели, дана огромная власть и сила – для свидетельствования о Христе и для того, чтобы пасти стадо Христово, но эту огромную власть и силу они могут направить и в противоположном направлении.

Из истории мы знаем, какие страшные беды несли Церкви и всему Христианскому миру ереси. Все ереси получали свою разрушительную действенную силу только через утверждение антихристианских учений хотя бы одним единственным епископом. Ведь среди народа каких только учений или верований не существовало, особенно в новообращенном народе, говорят даже о двоеверии, как устойчивом феномене, присущем при крещении народов, когда подавляющее большинство новообращенного народа привержено своим старым языческим верованиям, если архиереи достойно пасут стадо Христово, то все это проходит. Но если бы нашелся хотя бы один епископ, который утвердил «народные» верования или учения, то это вызвало бы ересь. Ереси могли захватывать Церковь едва ли не целиком (например, монофелитская ересь), но проходило время, и архиереи на соборе утверждали истинную веру. Требовалось опять же свидетельствование о Христе, которое дано только архиереям, а не народу, и не царю, если даже царю приходилось преодолевать мнение и народа, и епископата, утвердившихся в ересь, ведь было и такое.

Так и к 1917 году, пока кучка интеллигенции, чиновников и генералитета, составлявших в сумме единицы процента от всего народа, тщилась «свергнуть царизм», шансов у них было немного, ибо народ в массе своей оставался верен Богу и Царю (прикровенно, как мы знаем, да и враги наши знают, он и сейчас сохраняет свою веру). Помочь им мог только православный епископат, тоже возмечтавший «сбросить с Церкви гнет царизма». Только обманув народ, можно было надеть на него ярмо демократизма, коммунизма, опять демократизма, а затем надеяться втащить его в новый мировой порядок.

Теперь, однажды обманутый народ, обманывают вторично, делая тем самым, первый обман якобы не бывшим, заметим, используется та же самая логическая структура, о которой мы говорили выше, приводящая к реализации небытия. Именно в ней реализуется замысел, в ходе исполнения которого православный народ должен утратить свое православие, и принять «учения человеческие». Однажды обманутый народ приглашают покаяться в том, что он не совершал, а подлинных виновников этим самым прикрывают, главное, прикрывают от разоблачения и свое основное достояние: «учения человеческие». Впрочем, это и есть подлинное исповедание «учений человеческих», которые, как раз и требуют обмана, ибо они только по названию человеческие, на самом деле они сатанинские. Ведь и сам диавол добился своего главного успеха, когда убедил людей в своем небытии. Поэтому исповедовать диавола можно не в форме открытого поклонения ему, как это практикуется всякими сатанинскими культами, но, исполняя действия, согласующиеся с определенными принципами, которые заложены в «учениях человеческих». Атеизм, требующий веры в собственное неверие – составная часть этих учений, и хотя, атеизм формально провозглашает небытие духовного мира, в том числе небытие и диавола, на самом деле атеизм есть весьма полное поклонение именно диаволу. Ведь и атеизм реализуется в форме упомянутого принципа, в котором вера требует для своего исполнения неверия. Этот вопрос следует рассмотреть подробнее, но в свое время.

*  *  *

Учения человеческие, проникшие в Церковь, утверждают, что нет никакого догматического или канонического обоснования Царского служения, стало быть, нет догматического преступления в предательстве Царя или отступлении от Него. Такого догмата или канона, которые бы кодифицировали в Церкви царскую власть, действительно нет (и особый разговор почему, ведь Догматическая Система Православия исключительно тонко сбалансированная система, и, если такого догмата нет, то это не от недосмотра или случайности), но есть церковные предания, богато расцвеченные устоявшимися за столетия традициями, в которых эта власть и это служение, кодифицированы. Чего действительно нет, так это точного богословского учения, которое бы объединяло в себе эти предания в единую систему.

Учения человеческие, устами тех, кто их придерживается, а так же тех, кто бездумно им следует, лгут. Дело в том, что догматическим преступлением, ересью, является нарушение не только писаных церковных преданий, каковыми являются догматы и каноны, но и неписанных тоже. Об этом свидетельствует Догмат VII Вселенского Собора: «Храним не нововводно все, писанием, или без писания, установленные для нас церковные предания». Напомню, этот Собор восстановил иконопочитание, запрещенное ранее императорами иконоборцами, а потом и «лжеименным собором» 754 года, одним из аргументов иконоборцев, точно так же, было утверждение об отсутствии кодификации иконопочитания в догматах и канонах Церкви. Поэтому, в первых же словах Догмата VII Вселенского Собора содержится опровержение этого аргумента. Эта же мысль дополняется в оросе (определении) Собора:

«Осмеливающихся же иначе думать или учить, или согласно с нечестивыми еретиками отвергать церковные предания и измышлять какое-то нововведение или отвергать что-нибудь из посвященного церкви, евангелие или изображение Креста, или иконное живописание, или святые останки мученика, или замышлять что-либо с хитростью и коварством для ниспровержения какого-либо из принятых в кафолической церкви преданий, или давать профанное употребление священным сосудам или святым монастырям, постановляем,

если это будут епископы или клирики – извергать из сана, если же монахи или миряне - отлучать от общения». [цит. по: Карташев А.В. Вселенские Соборы. – М. «Республика», 1994, стр. 501].

Таким образом, приказы Св. Синода Русской Православной Церкви от марта 1917 года, утвердившие отречение Государя, отрешившие Армию и Флот от присяги Царю, являются еретическими с канонической точки зрения и провокационными с точки зрения политической. Упомянутый собор 1917 – 18 гг. утвердил эту ересь, придав ей необходимую «законную» силу. Ересь отверзла врата адовы, и на Россию и на весь мир устремились преисподние силы. Катастрофа, разразившаяся в России в последующие годы, страшные гонения на Церковь, ликвидация русской национальной государственности, многомиллионные человеческие жертвы – являются лишь политической, т.е. мирской реализации предательства Христа со стороны наших архиереев, впавших в ересь. Убиение Государя лежит на ответственности не народа, которого обманули, усыпив бдительность, чтобы он не смог восстать «За веру! Царя! и Отечество»! даже и не тех, кто его вольно или невольно обманул, на наших архиереях, а на тех же антихристовых силах, которые распяли Христа.

Вынудив у русского народа «всенародное покаяние», организаторы этой акции, прежде всего, добьются полной ликвидации Царского креста, как символа Царского служения и, тем самым, сделают подлинный грех отступления от Бога нераскаянным.

Эти призывы являются исповеданием тех же учений человеческих, которые являются отступлением от Христа, и, тем самым, призывают не к раскаянию в грехе богоотступничества, т.е. ереси, а продолжение и утверждение этой же ереси. Призывы к «всенародному покаянию во всенародном грехе цареубийства» носят публицистический, а не канонический характер. Канонически, вопрос всенародного отступления от Бога и впадения в ересь, должен решаться не каким-то невразумительным публичным мероприятием, а соборным решением Церкви. Для этого нужен собор, на котором, как это принято в церковном предании, будет выявлено отступление от Христа, в чем это отступление заключается (т.е. какова именно ересь), кто поименно и в чем конкретно повинен, если виновный не раскается или уже умер, то таковых следует предать анафеме. Вот тогда это будет подлинное покаяние и подлинно всенародное покаяние. Нас же хотят втянуть в мероприятие, в котором будет совершен какой-то неведомый неканонический обряд «всенародного покаяния» и этот обряд будет утвержден нашими архиереями как обязательный для Церкви.

Учения человеческие, проникшие в Церковь нарушают Догмат VII Вселенского Собора не только в отношении указанного принципа, есть и более глубокое нарушение этого Догмата в самой его сути, но об этом ниже. Есть нарушение также догматов I и  II Вселенских Соборов, в той их части, которая касается арианской ереси. Но и об этом ниже. Следовательно, у нас два пути – либо каяться в подлинном грехе боготступничества, т.е. в ереси. Либо продолжить следовать этой же ереси, а значит погибнуть. Что касается первого пути, то этот путь отработан в двухтысячелетней истории Церкви и решается на соборах, на которых, в соответствии с церковными преданиями, устанавливаются и конкретные ереси и конкретные виновники-распространители этой ереси, в результате чего церковь возвращается на свой истинный путь, что собственно и есть – покаяние или иначе, изживание греха.

*  *  *

Есть и второй вопрос, – имеем ли мы право судить наших архипастырей? Ведь, епископы Церкви земному суду неподсудны, за исключением суда собора епископов же, но и в этом случае, собор судит, согласно известной формуле: «Изволися Духу Святому и нам». Следовательно, и суд собора епископов освящается незримым присутствием Духа Святого.  Тем не менее, как свидетельствует 15 правило Двукратного Константинопольского собора, не только имеем право судить, но обязаны, однако только в одном, причем единственном случае, описанном в этом правиле:

«…когда он проповедует ересь всенародно, и учит оной открыто в церкви, таковые аще и оградят себя от общения с глаголемым епископом, прежде соборного рассмотрения, не токмо не подлежат положенной правилами епитимии, но и достойны чести, подобающей православным. Ибо они осудили не епископов, а лжеепископов и лжеучителей и не расколом пресекли единство церкви, но потщились охранити церковь от расколов и разделений».

Это правило необходимо напомнить, ибо большинство народа относятся к архиереям с исключительным и искренним уважением, и, хотя теоретически допускают, что были когда-то, где-то, какие-то ереси, но никак не могут отнести это к своему текущему времени. Тем более отвратительно, когда враги Христовы, лжеепископы, эксплуатируя любовь народа к своему сану, ведут доверчивый народ к погибели, как это было многократно в истории, и как это было у нас в 17-м году и, частично продолжается сейчас.

Распутье

Теперь перед нами две дороги. Одна ведет к обрыву, контуры ее отчетливо видны – всенародное принятие ИНН, другой, менее очевидный ориентир на этой же дороге, и еще менее очевидна взаимосвязь с первым – «всенародное покаяние в грехе цареубийства», которое сделают невозможным покаяние в грехе богоотступничества, и утвердят Церковь в нем. О конце этой дороги предостерег св. Серафим Саровский. Это предостережение содержится в записках, известных как «Великая Дивеевская тайна», нашлись эти записки только в 1969 году:

«Но так как к тому времени архиереи русские так онечестивятся, что нечестием своим превзойдут архиереев греческих во времена Феодосия Юнейшего, так что даже и важнейшему догмату Христовой Веры – Воскресению Христову и всеобщему Воскресению веровать не будут, то посему Господу Богу до времени меня, убогого Серафима, от сея превременныя жизни взять и во утверждение догмата воскресения, воскресить меня, и воскрешение мое будет, яко воскрешение седми отроков в пещере Охлонской во времена Феодосия Юнейшего. По воскрешении же моем я перейду из Сарова в Дивеево, где буду проповедовать всемирное покаяние. И на сие великое чудо соберутся в Дивееве люди со всех концов земли, и там проповедуя, им покаяние, я открою четверо мощей и сам между ними пятым лягу. Но тогда уж настанет конец всему»… [Цит. по: Россия перед вторым пришествием. – М., 2 изд, 1994, стр. 387-388].

Всякое предсказание св. духоносного старца о будущем не отнимает дарованную Богом свободу воли людей. Это в трагедиях древних греков сюжет строился на том, что ни смертные люди, ни бессмертные боги не в силах противится велению всемогущего рока. Господь даровал нам свободу воли, поэтому в предсказаниях святых благодатных старцев всегда присутствует условие – если это условие, которое зависит от воли людей выполниться, то предсказание исполнится. Здесь это условие: «если епископы наши онечестивятся, что Воскресению Христову веровать не будут, то …». Кажется, подошло время, когда можно понять что имел в виду св. Серафим, что должны сделать епископы наши, чтобы онечестивиться до того, чтобы не веровать Воскресению Христову.

 Исследованием этого вопроса мы займемся позднее, а сейчас поговорим о другой дороге, которая ведет в иную сторону, и которой Россия идет последние десятилетия.

Царская дорога

Назовем эту дорогу «Царской дорогой», предвозвестила ее Сама Пречистая Богородица чудесным явлением Своей иконы «Державныя». Св. Серафиму не дано было высказаться по поводу этой дороги, но ее конец он предвидел:

 «Все то что носит название «декабристов», «реформаторов» и, словом, принадлежит к «бытоулучшительной партии», есть истинное антихристианство, которое развиваясь, приведет к разрушению Христианства на земле и отчасти Православия, и закончится воцарением антихриста над всеми странами мира, кроме России, которая сольется с прочими землями славянскими и составит громадный народный океан, пред которым будут в страхе прочие племена земные. И это, говорил он, верно, как дважды два – четыре».

Есть еще предсказание прозорливого старца Авеля:

«Велика будет потом Россия, сбросив иго жидовское (...). Вернется к истокам древней жизни своей, ко временам Равноапостольного, уму-разуму научится бедою кровавою. Свершатся надежды русские: на Софии в Царе-граде воссияет Крест Православный. Дымом фимиама и молитв наполнится и процветет, аки крин (белая лилия — слав.) небесный. Великая судьба предназначена России. Оттого и пострадает она, чтобы очиститься и возжечь свет во откровение языков» [Преподобный Авель Тайновидец "Жизнь вечная" № 22, 1996 г. С. 4].

Есть еще немало предсказаний о воскресении России и ее великой судьбе, но обратим внимание на такую деталь, как предсказания о «золотых крестах на Софии Константинопольской». Особенно много таких предсказаний от Афонских старцев, причем они указывают на Россию, которой предстоит завоевать Константинополь военной силой. Лично меня, конечно, больше волнует, когда воссияет наш Царский крест, что будет означать полную победу и воскресение России (не нужен нам берег турецкий, и Африка нам не нужна, – как в той песне). Но, кажется, эти явления взаимосвязаны и одно без другого невозможно. Это очень важное обстоятельство по той причине, что золотые купола на Софии, русское воинство в Константинополе,  кажутся чем-то абсолютно абсурдным, но самые ценные крупицы Правды Божией, обыкновенно скрываются в том, что с первого взгляда кажется парадоксальным или, даже, абсурдным.

Какова ныне воинская сила России, до Константинополя ли ей? А ведь русскую армию во время Балканской войны остановили в 1888 году под Адрианополем, на расстоянии одного дневного перехода от Стамбула-Константинополя. Тогда Россия была мировой державой, и все же Европа ее остановила. Позднее, Проливы и Константинополь были предметом торга между Антантой и Россией и их отдавали нам. К летней кампании 1917 года адмирал Колчак, командующий Черноморским флотом, уже готовил транспорты, необходимые для проведения десанта в Константинополь. Не получилось, в феврале началась революция.

Не получилось тогда, а ныне? Ныне Турция член НАТО, покуситься на Константинополь, это, значит воевать с НАТО, но разве есть в мире сила, сравнимая с военной, экономической и проч. и проч. мощью НАТО, – только в США военный бюджет больше, чем во всех остальных странах мира вместе взятых. Фактически НАТО есть вооруженные силы невидимого, но реально существующего мирового правительства. Ныне не то что Турцию завоевывать, слава Богу, хоть в Чечне воевать разрешают, хоть в полсилы. Ныне не только воевать не позволят, ныне все делается по указке того же мирового правительства. Поэтому пока оно есть, пока есть НАТО, никакого воскресения России не будет, но это означает и противное, воскресение России произойдет, и это воскресение будет означать конец и НАТО и мировому правительству. Если под воскресением России понимать воссоздание в стране Православной Царской Власти.

Что невозможно человекам, то возможно Богу. Предсказания о золотых куполах на Софии означают, что изменится вся геополитическая картина мира, сгинут США, присмиреет Европа.

Неодолимая военная мощь США и НАТО явления реальные – два десятка авианосцев, десятки тысяч самолетов, ракет, танков и прочего железа, а вот экономика и финансы, явления иного порядка, а особенно то, что называется гражданская стойкость нации. Мы совсем недавно были свидетелями, когда наша Родина, мировая держава, и тоже центр мировой империи, тоже имевшая горы оружия и способная противостоять хоть всему остальному миру, была ликвидирована без единого выстрела. Чтобы сломить мощь США и НАТО не нужно напрягать равноценную военную мощь, они себя сломают сами. Танки и авианосцы вещь реальная, а вот финансовая мощь США является виртуальной, ибо все последние десятилетия Америке позволяли торговать воздухом, благодаря чему она сказочно разбогатела. Ведь США оплот, цитадель (или как еще назвать) мирового правительства, страна, которую холили и лелеяли, население США самое обеспеченное в мире, но и самое оболваненное и самое избалованное и капризное.

Анализ положения в США показывает, что при всей своей мощи, страна очень уязвима. От двух взорванных небоскребов в Нью-Йорке встала, как говорится, на уши вся Америка, а если бы их разбомбили хоть в половину того, что сделали с Сербией или Ираком сами же американцы? Кажется, подошло время расплаты, за непомерное довольство последних десятилетий, на протяжении которых весь мир финансировал «высокий жизненный стандарт» в Америке. Довелось слышать (читать) обоснованное мнение экономистов, что как раз сейчас достигнута критическая точка, после которой возможен кризис таких масштабов, который финансовая система США просто рухнет, после чего наступит коллапс всей экономики США, а вот этого не выдержат избалованные американцы.

Очевидно, это и зафиксировано во многих пророчествах о будущем  воскресении России, потому что мировое правительство никогда не позволит России подняться с колен. Поэтому и сокрушит Господь и мировое правительство, и главную его опору и силу – США. Тогда смогут засиять и золотые кресты на Софии, но до этого православные народы сольются в единый славянский океан.

*  *  *

Россия, следуя Царской дорогой, прошла через невозможное, одним из очевидных признаков этого, является тот факт, что Россию, завоеванную в 1917 году, пришлось вновь завоевывать в 1991-м. Обращаясь взглядом в прошлое, в нашу историю, можно вспомнить, что на 21 и 22 годы приходится Собор в Сремских Карловцах и Собор во Владивостоке, на которых наши архиереи, хотя и не покаялись, но вернулись к деятельному исповеданию Царского служения. В России же, захваченной коммунизмом, в это же время началась борьба в Церкви против обновленчества (или, скорее, наоборот обновленцы принялись воевать с Церковью). Обновленческие архиереи, если приглядеться к ним повнимательнее, это те архиереи, которые сохранили в себе убеждения, позволившие предать Царя в 1917 году, а против них выступили архиереи, досыта надышавшиеся отравленным воздухом «свободы от гнета царизма», уже опамятовшие, раскаявшиеся, вернувшиеся к благочестию и к Христу. В 1917 году обновленцами были практически все архиереи (из двухсот, примерно, архиереев только двое или, некоторые считают, трое) к 22 году число их значительно поубавилось. Обновленцы, как известно, проиграли, хотя пользовались массированной поддержкой НКВД.

Именно в эти годы остановилась, завязнув в крови миллионов русских православных людей (среди них тысячи или десятки тысяч мучеников за веру, имена их, Ты Господи веси) мировая экспансия коммунизма. Новый мировой порядок в коммунистической форме не состоялся. Именно в эти же годы Сталин, получив, по должности, доступ к номенклатуре ЦК начал свое неспешный, но как оказалось, очень успешный пасьянс, который привел его к власти.

*  *  *

Если приглядеться к нашей истории, то вся она состоит из эпизодов, которые в той, или иной мере совершенно невозможны. Например, ну не мог, по человеческим меркам, не мог, какой-то грузин в одиночку переиграть целую команду врожденных мастеров интриги. Ведь переиграв их, он решил завладеть полученным лично для себя, а не тратить ресурсы огромной мировой державы на ненужную ему лично «мировую революцию». Поэтому тайм-аут (иначе известный, как НЭП), взятый мировой революцией в 21-м году, для того, чтобы укрепить свои позиции в России, оказавшей неслыханное сопротивление, так и не закончился. Сталин провозгласил «построение социализма в отдельно взятой стране», а своих оппонентов – перманентных революционеров постепенно отодвинул от власти, а потом и вовсе расстрелял, объявив их контрреволюционерами и врагами народа. Конечно, Сталин был и «мясник» и «палач», но его деятельность была направлена не к уничтожению России, а к ее возвеличению, в отличие от Ленина и его сподвижников. Россия, благодаря Сталину, вместо костра для разжигания мировой революции, в которой ей предстояло сгореть и самой, вернула себе былой имперский облик и былую мощь мировой империи.

Однако подлинная заслуга Сталина даже не в этом. Сталин остановил «мировую революцию», точнее не Сталин сам по себе, он лишь был орудием в руках Промысла Божия.

Мы как-то не осознаем, что мировая революция – это и была подлинная цель нашей Октябрьской ли, Февральской ли революции, которые являлись лишь одним из этапов построения нового мирового порядка, или иначе, как принято говорить, подготовки к пришествию антихриста. Теперь этот процесс называется «глобализмом» – тогда назывался «мировой революцией», но суть осталась прежней. Ведь тогда (и теперь) за всем этим стояли не мифические пролетарии, а реальные «акулы мирового капитализма» с Уолл стрит, которые были и финансистами и подлинными организаторами борьбы «мирового пролетариата против мирового капитализма», т.е. как бы против себя и своего класса. Только теперь они, не скрываясь, выдвинулись на первый план. Победа мировой революции обеспечила бы им мировое господство уже тогда, а теперь им вновь пришлось завоевывать Россию. Т.е. Господь, как бы отодвинул наступление Нового мирового порядка, и сделал это руками Сталина, совершилось это, как мы видим, после того, как опамятовали наши архиереи, после того, как Россия была залита кровью множества мучеников. Потом прошли десятилетия трагического пути, стоившего множества жертв, крови и слез, но этот путь пролегал по Царской дороге, к воскресению. Теперь мы в конце этого пути и нас ждет либо погибель, на этот раз окончательная, либо воскресение.

*  *  *

Но если не ограничиваться отдельным эпизодом нашей истории, а рассматривать все это с мировых позиций, то обеими этими революциями последовательно уничтожалось Православное Царство, которое есть образ, земное воплощение Царства Небесного, противостоящего на земле действию сил «тайны беззакония». Вся мировая история есть противостояние этих двух сил, а уничтожение Православного Царства с его православным Царем, православной Церковью и православным народом, означает уничтожение единственного препятствия на пути к воцарению антихриста. Для мирового правительства, если нет имени, но есть место или функции земного воплощения сил «тайны беззакония», его организационного и исполнительного органа. Очевидно, что оно существует века и тысячелетия, всегда оставаясь в тени, принимая вид то каких-то тайных обществ, сект и так далее, всегда принимая разные названия и существуя под какими-то невинными ликами и масками. Об этом есть обширная литература, не будем повторяться.

Собственно, мировое господство, сопровождаемое уничтожением Царства, есть, очевидно, универсальный принцип для создания условий для пришествия антихриста. Если вспомнить историю, то дважды, по крайней мере, возникали сильнейшие эсхатологические настроения (предречения старцев и проч.) о скором пришествии антихриста. Это совпадало с победным, и казалось неудержимым шествием ислама, один раз в VII – VIII, другой раз в XV – XVI веках и близким крахом Византии. Например, эсхатологические настроения XV веке были так сильны, что не вычислялась даже пасхалия, она была вычислена до 1492 года, а дальше, дескать, не нужно, все равно Конец Света. Это происходило как раз во время второй (турецкой) волны мировой экспансии ислама. В первый раз краха удалось избежать, во второй раз Византия пала, но Государи Московские, русский народ и Церковь смогли восприять груз и ответственность Царства на себя. К этому назначению Россия-Русь шла всю свою историю, набрав к нужному времени силы и смирение достаточные для того, чтобы нести этот крест. И Господь возложил Царство на Россию[8], о чем старцем Филофеем сказано предельно кратко, но полно: «Два Рима убо падоша. Москва Третий Рим. Четвертого не бытии».

Можно, следовательно, предположить, что если не от антихриста, то, по крайней мере, от мирового господства коммунизма, Сталин нас оборонил. Своими действиями Сталин вырвал страну из сферы действия мирового правительства. Вопрос этот, очевидно, важный, может, даже принципиальный для наших этнических демократов, ибо все демократы пылают к Сталину искренней ненавистью, да и доводы главного оппонента Сталина – Троцкого весьма убедительны. Действительно, только мировое господство коммунизма может обеспечить ему устойчивое развитие и прогресс. Можно только вообразить каких ужасов от «прогресса коммунизма» сумела избежать Россия, да и весь мир, благодаря тому, что Троцкий со своей командой «пламенных революционеров» проиграл Сталину, не говоря уже о том, что победа Троцкого означала бы и победу мировой революции, а далее, последовало бы воцарение антихриста, и Конец Света.

Фигурально выражаясь – Сталин есть спаситель мира от Конца Света. Столь же фигурально выражаясь, Гитлер есть спаситель Русской Православной Церкви от ее уничтожения Сталиным. В 1938 году в СССР началась «безбожная пятилетка», целью которой было полное уничтожение Церкви к 43-му году. К началу войны с Гитлером в 41-м году, в живых и на свободе оставалось только 4 архиерея. С началом войны гонения против Церкви прекратились, Сталин выступил с обращением к народу, призвав защищать Отечество, а не III Интернационал; и со словами «братья и сестры», а не с традиционным для «вождя пролетариата» обращением «товарищи».  В 43-м году, обещанным Сталиным для полного уничтожения Церкви, «по иронии судьбы» произошло не уничтожение, а восстановление Церкви. Были найдены в ГУЛАГе все священники и архиереи, и выпущены на свободу, был восстановлен Патриархат.

Сталину достались руины от былой Российской империи – так поработали над разрушением «тюрьмы народов» его однопартийцы. Провозгласив «построение социализма в отдельно взятой стране», Сталин принялся восстанавливать утраченную мощь былой империи, ибо у Сталина не было иллюзий на счет миролюбия соседей, а человек он был прагматичный. Сталин воссоздал копию погубленной Российской империи, ибо для России империя единственная жизнеспособная форма государственного устройства, да и живы были в народе именно имперские традиции. На крови, костях и слезах народа Сталин сумел восстановить империю, стоило это огромных жертв, но они ни в какое сравнение не идут с теми жертвами, какие понесла Россия при ленинизме, т.е. в годы, последовавшие за Революцией. Тогда, во время ленинизма, за три – четыре года было уничтожено примерно столько же, сколько за 25 лет сталинизма. Ленинизм – это полный разгул ничем не сдерживаемых легионов бесов, выпущенных из преисподней, вакханалия беспощадной стихии уничтожения. Причем уничтожались по выбору, лучшие люди[9], Сталин тоже отбирал лучших, но для того, чтобы эффективнее эксплуатировать их таланты: талантам предоставлялись спец-пайки, дачи, квартиры, автомобили.

Такие создания, как Сталинская империя, редко переживают своего создателя, ибо была восстановлена не Российская православная империя, которая стояла на фундаменте веры, а ее подмена без души и веры, но с беспощадной палочной дисциплиной. После смерти Сталина империя продержалась еще 40 лет, но в ней сталинские последователи, отменив, мешавшую лично им угрозу репрессий, отменили и железную дисциплину, которая была единственной скрепой государства. А потом империя была предана своими вождями, которые, по примеру Сталина, ограничили действие сферы, на которую должно распространять строительство «светлого будущего». Сталин ограничил эту сферу со всего мира до «отдельно взятой страны», а деятели со времен Горбачева от размеров страны до размеров своего собственного кармана. Империя рухнула.

Теперь мы живем при «демократизме», который водворился после «реформ», сталинской социалистической системы. Учитывая, что у народа установилась устойчивая идиосинкразия по отношения и к тому, и другому слову, народ получил предметный и хорошо усвоенный урок относительно того, что такое свобода и демократия. Каждый вполне разумеет, что под «демократией» следует понимать криминальный режим, сплошного разворовывания страны, а под реформами систематическое и последовательное ухудшение условий жизни народа.

Правящий режим России является механизмом по откачиванию всех жизненных соков России и превращению ее в один из источников построения «нового мирового порядка». Вернулись до-сталинские времена, а раз Сталин построил что-то совсем не то, что требовалось мировому правительству, то Горбачев и объявил в свое время «Перестройку», которая завершилась в 91-м году возвращением России в распоряжение мирового правительства. Страной правит не демократия, которая расстреляла сама себя из танковых пушек в октябре 1993 года. Страной правит не Кремль, захвативший всю полноту власти в ходе этого переворота, он лишь выполняет видимые технические процедуры управления. Страной правит мировое правительство через своих ставленников, вроде, «ваучера всея Руси», он же теперь, «всероссийский выключатель».

Такова предельно краткая наша новейшая история, это и есть Царская дорога. Смысл ее можно понять из знамения, данного нам в чудесном явлении иконы «Державныя».

Державная

Чудесное обретение иконы «Державныя» общеизвестно, напомню лишь кратко. Эта икона была явлена день в день, когда совершилось отречение Царя Николая II.

Образ Богородицы напоминает нам, что Богородица первая из людей удостоилась полного обожения, при котором происходит полное согласие между человечеством и Божеством; человеческой и Божественной воли (неслиянно, но и нераздельно), что явлено в Благовещении «се раба Господня, буди Ми по глаголу твоему» [Лк. 1: 38] – сказано Приснодевой Марией. В ночь отречения Государь усердно молился, очевидно, и как на Благовещении согласие с волей Божией было произнесено и вымолено Государем, для Государя эта ночь и стала ночью, когда Его осиял свет Благовещения.

Эта же ночь и это моление были для Государя подобны Гефсиманской ночи и Гефсиманскому молению Господа нашего, после чего Государь удостоился не только образа, но и подобия Царю Небесному. Уподобился Христа он и тем, что оставил атрибуты государственной власти, как и Христос (который их никогда не принимал, но был распят как царь Иудейский).

После отречения Царь Николай стал царем «не от мира сего», т.е. царем, лишенным административных, военных и прочих властных прерогатив сего материального мира, царем не по человеческому естеству, а по Божественной благодати. Государь отказался применить воинскую силу для обуздания бунта, так же как и Господь не призвал легионы ангелов для своей личной защиты перед Голгофою. Государь совершил тот волевой акт, после которого он воплотил в себе прообраз Христа – пасхального агнца, ведомого на заклание. «не открывал уст Своих; как овца, веден был Он на заклание, и как агнец пред стригущим его безгласен, так Он не отверзал уст Своих.» [Ис. 53:7]. Дальше, был уже путь на Голгофу от Его, Царской воли не зависящий.

Об этом духовном событии – о преображении Царя, уподоблении Его Христу перед Голгофою, свидетельствует чудо обретения иконы «Державная», возможность такого свидетельства через образ Богородицы следует из слов Кондака: «Неописанное Слово Отчее о Тебе Богородице, описася воплощаем», которое нужно понимать так, что образ Христа изобразим через изобразимость Богородицы.

Что еще может сделать Царь, чтобы исполнить образ Царя Небесного заложенный при таинстве Миропомазания на Царство? – только воплотить этот образ, уподобившись Христу. Это и сделал св. Царь-мученик Николай. Вот как трактует свойство подлинного Царя св. Иоанн Златоуст:

«Ибо, если Он (Христос) разбойника, бывшего на кресте, удостоил такого благоволения Своего, то тем более удостоит нас Своего человеколюбия, если мы захотим исповедаться в наших прегрешениях. И так, дабы и нам воспользоваться его человеколюбием, не устыдимся исповедать грехи свои, ибо велика сила исповеди, и много может сделать она. Вот и разбойник, исповедался – и нашел отверстый Рай; исповедался – и получил дерзновение: быв разбойником, просить Царства. А до этого времени он не просил Небесного Царства. Как, скажи мне, разбойник, – ты вспомнил о Царстве? Что такое сделал ты теперь? Гвозди и крест пред глазами твоими, обвинения насмешки и злословия. Да, говорит он; но самый крест мне кажется знаком Царства; поэтому я и называю Его Царем, что вижу Его распятым; ибо Царю свойственно умирать за подданных. Он Сам сказал: пастырь добрый душу свою полагает за овцы [Ин. 10: 11]; так и добрый царь полагает душу свою за подданных. Посему, так как Он положил душу свою, то я и называю Его царем. Помяни мя, Господи, егда приидеши во царствии си». [Св. Иоанн Златоустый, Сл. и Беседы на разн. случ. т. II, стр. 108 – 114. Цитируется по: Избранные места из творений Св. Иоанна Златоустого, стр. 83, М., Синодальная типография, 1897].

Словами св. Иоанна Златоустого объясняется подвиг нашего св. Царя-мученика Николая, через который должно произойти примирение русского народа с Господом. Известно, что к Отцу можно прийти только через Сына. Бог Слово явился нам во плоти, не только для того, чтобы исполнить свое служение Первосвященника, Пророка и Царя, т.е. не только чтобы искупить, просветить и спасти мир, но чтобы явить нам телесный образ Свой, чтобы могли видеть и осязать Его. Так Он явил Себя и через нашего святого Царя, чтобы народ, узнав в Нем Бога, смог раскаяться и примириться с Ним через раскаяние. Царь добровольно сораспялся со своим народом, чтобы народ не погиб, но подобно благоразумному разбойнику узнал в своем Царе Христа.

Каких-то иных средств спасти свой народ у Царя уже не было. Его предал генералитет, Государственная Дума, высшее чиновничество, впрочем и не только высшее, среди «образованной части общества» господствовали мнения, навязанные «учениями человеческими» об «исторической отсталости царизма», о республике, демократии, о свободе. Но хуже того, похожих мнений, касающихся «свободы от гнета царизма» придерживался епископат. Еще около 1905 года Государь собрал мнения епископата, они были очень близки тем, которые возобладали спустя двадцать лет, в раскольнической группировке, названной «обновленцами». А в марте 1917 года Св. Синод, получив текст отречения, заметим: не манифест, заверенный по всей форме, а какую-то бумажку, даже не поинтересовался достоверностью этого текста, но своим авторитетом поспешил утвердить отречение. Потом в канцелярию Св. Синода посыпались приветственные телеграммы от епархиальных архиереев с поздравлениями с наступившей «свободой от гнета царизма».

Россия стремилась догнать «образованный» апостасийный Запад, не подозревая, что это гибель, и не в силах человеческих было свернуть ее с этого пути. «Тридцать тысяч виселиц на Невском», смогли бы остановить движение к пропасти только на время. Гимназические учителя и университетские профессора в самом скором времени напросвещали бы новых образованцев, вместо повешенных. Переубедить общество, включая и высшую аристократию и членов своего Царского рода Романовых уже не было возможности – оставалось одно, умолить Господа спасти народ свой ценой своей жизни.

Эту трактовку мы можем получить из видения митрополита Московского Макария.

 «Вижу я, – так он передавал он одному моему другу, –  поле. По тропинке идет Спаситель. Я за Ним и все твержу: "Господи, иду за Тобой!" А Он, обора­чиваясь ко мне, все отвечает: "Иди за Мной!" Наконец подошли мы к громад­ной арке, разукрашенной цветами. На пороге арки Спаситель обернулся ко мне и вновь сказал: "Иди за Мной!" И вошел в чудный сад, а я остался на пороге и проснулся.

Заснувши вскоре, я вижу себя сто­ящим в той же арке, а за нею со Спаси­телем стоит Государь Николай Алексан­дрович. Спаситель говорит Государю: «Видишь в Моих руках две чаши: вот это горькая для твоего народа, а другая сладкая для тебя». Государь падает на колени и долго молит Господа дать ему выпить горькую чашу вместо его наро­да. Господь долго не соглашался, а Го­сударь все неотступно молил. Тогда Спаситель вынул из горькой чаши боль­шой раскаленный уголь и положил его Государю на ладонь. Государь начал пе­рекладывать уголь с ладони на ладонь и в то же время телом стал просветлять­ся, пока не стал весь пресветлый, как светлый дух. На этом я опять проснулся.

Заснув вторично, я вижу громадное поле, покрытое цветами. Стоит среди поля Государь, окруженный множест­вом народа, и своими руками раздает ему манну. Незримый голос в это вре­мя говорит: «Государь взял вину рус­ского народа на себя, и русский народ прощен»

Что это значит?

1. «Государь начал пе­рекладывать уголь с ладони на ладонь и в то же время телом стал просветлять­ся, пока не стал весь пресветлый, как светлый дух». Здесь в немногих словах описано явление нетварного Фаворского света, которое может исходить от тела и земных людей, если они еще при жизни смогли уподобиться Христу, приняв Его в себя. («Пребудьте во Мне и Я в вас». [Ин. 15: 4]. Это явление описано, например Мотовиловым, когда св. Серафим Саровский преобразился и Мотовилов увидел, что св. Серафим сделался сияющим как солнечный диск. Аналогичные описания можно видеть и в житиях св. Василия Великого и св. Сергия Радонежского. Это явление обусловлено тем, что человек удостоился обожения.

Наступление этого момента свидетельствует икона «Державная».

2. Молитвы Государя перед Богом о том, чтобы Он дал ему чашу горькую, это не только слова. Обращенные к Богу в молитве, но и подвиги Государя, нам совершенно неведомые[10]. Для того, чтобы вместить в себя Христа, уподобясь Царю Небесному во всей полноте Царского служения, нужно иметь душу очищенную подвигом, аналогично тому, как этого сподобилась Дева Мария. И об этом тоже свидетельствует икона «Державная». Это значит, что уподобления Христу св. Царь-мученик Николай сподобился в момент отречения, а не убиения. Это значит, что в Ипатьевском подвале убивали не просто «гражданина Романова», здесь вновь распинали подлинного Христа, который вновь внес Свой Крест на Голгофу.

Без отречения Царя, последующей Голгофы, Россия постепенно втянулась бы в «цивилизованное сообщество», оставив виртуального царя на Престоле конституционной монархии.

3. Манна с небес. По учению Церкви, манна является прообразом спасительной благодати. В 6 главе Евангелия от Иоанна, в которой Спасителем дается первое обетование о таинстве Евхаристии, говорится и о манне небесной. Только иудеи, незадолго до того испытавшие чудо, когда пятью хлебами и двумя рыбами насытилось пять тысяч человек, неотступно искали чудотворца и захотели видеть в Иисусе Христе земного царя и земного пророка, который напитает их подобно Моисею в пустыне. Спаситель сказал: «Истинно, истинно говорю вам; не Моисей дал вам хлеб с неба, а Отец Мой даст вам истинных хлеб с небес; ибо хлеб Божий есть Тот, Который сходит с небес и дает жизнь миру (т.е. Сам Христос)». [Ин. 6: 32]. И далее: «Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь пребывает во Мне, и Я в нем» [Ин. 6: 56]. Поэтому, Государь, раздающий своему народу манну небесную, как это увидел в своем пророческом сне митрополит Макарий, раздает благодать, т.е. несотворенные энергии Божии, своему народу. Всякий православный царь, по определению есть образ Царя Небесного, наш Государь подвигом своим удостоился уподобиться Христу, т.е. Царю Небесному и, тем самым засвидетельствовал своему народу подлинность этого образа. Он опроверг «учения человеческие», которые утверждают, что царь есть лишь земной правитель и, что нет, якобы, в Церкви никакого догматического определения канонического статуса царя (слова митрополита Ювеналия из доклада на Соборе 2000 г., который канонизировал св. Николая). Он подвигом своим лично засвидетельствовал благодатную подлинность Своего Царского служения, следовательно, и подлинность Своего Царского креста.

4. Господь не лишил народ предназначенной ему горькой чаши, но для пользы самого народа, ибо сказано – кого Господь любит, того и наказывает.

*  *  *

Раздача манны своему народу есть подлинность свидетельства св. Царя-мученика Николая, ибо оно является благодатным даром от Самого Христа (манна небесная), а сказано Христом «Пребудете во мне и слова Мои в вас пребудут» [Ин. 15: 7], т.е. государь лично, как манну небесную преподает благодатное присутствие Самого Христа. Ведь Православие не есть какое-то учение вроде физики или географии, а личное сопребывание со Христом. Громадное поле, покрытое цветами благодати – это земля, освященная святым телом Государя, его святыми мощами, это место Его погребения. Это место и есть – Ганина яма. Ибо место погребения Христа есть и место Его воскресения, так и здесь – Христос подлинно воскресает в сердцах и душах русских людей. Через это воскресение воскресает и Россия, которая Царской дорогой прошла через Голгофу, но иная дорога привела бы в обрыв, в погибель.

*  *  *

Можно представить себе и земной образ, земное отображение Царской дороги, так же как воздвигнуты рукотворные отображения Царского креста – один на Вознесенской горке, другой на Ганиной яме. Эта дорога в земном ее образе пролегает как раз между ними – от места распятия Христа до места Его погребения и воскресения.

Крестный ход по этой дороге в образе воспроизводит крестный путь и свв. Царственных мучеников от убиения до погребения и воскресения, и путь всего народа.

Врезка: образ Царской дороги

Рассказать о географии и топонимике Екатеринбурга, ВИЗа, Сортировки и Шувакиша вдоль Царской дороги. Вспомнить и о ул. Свердлова, Свердловской области, памятнике Комсомолу Урала. И проч.



[1] «Учения человеческие», как бы они не назывались, есть идеологии, которые следует рассматривать, как средство лишить человека Бога и Его Правды. К идеологиям следует отнести и систему взглядов тех, кто строил «башню до неба» в долине Сенаар и тех, кто на наших глазах строил «хрустальный дворец светлого будущего», и тех, кто сейчас строит «мировой порядок».  Идеология  даже и не обман в общераспростанённом понимании, а подмена всех нравственных и мировоззренческих ориентиров, имеющее всеохватывающий и системный характер. Причина здесь в том, что идеология, как бы она не называлась, но если она отрицает бытие Бога и реальность духовного мира, неизбежно лишает себя положительного содержательного начала. Она существует в мире в виде подмены подлинной реальности  реальностью мнимой и поэтому является ложью. Из подмен идеологии, как бы она не называлась, как из корня, вырастают все обманы идеологии. Бороться с ними, в их "чистом" виде бесполезно и глупо, не выкорчевав их корня - это как борьба с Кощеем бессмертным, смерть которого не в смерти его звериных ипостасей, а в игле.

Идеологии не учат злому напрямую - они организуют сознание, систему мировоззрения таким образом, что исключается вообще различение добра и зла. Они создают такой ирреальный мир в сознании человека, что человек бывает не в состоянии видеть вполне очевидные факты.

 

[2] Об этом чуде в архивах Екатеринбургской епархии должен сохраниться рапорт свящ. о. Алексия Горина, поданный, по его словам, правящему архиерею епископу Никону в начале июля того же 1998 года.

[3] В 11 анафематизме чинопоследования в День Торжества Православия так прямо и говорится: «Помышляющим, яко православнии государи возводятся на престолы не по особливому о них Божию благоволению, и при помазании дарования Святого Духа к прохождению ве­ликого сего звания в них не изливаются; и тако дерзающим противу их на бунт и измену, анафема трижды».

[4] На так называемом рынке труда наблюдается отчетливое разделение по этническому признаку: Везде, где требуется служение делу или государству, включая шахты, домны, армию, науку, преобладают русские люди. Где можно «зашибить деньгу», – там не русские люди. Такое же наблюдается и в суверенных странах СНГ, пока есть русские, там еще что-то работает; а там, где зачистили «имперскую нацию», все их шахты и заводы стоят. Есть исключения, но они лишь подтверждают правило, например, наплыв кавказцев в милицию, как можно заметить, обеспокоило даже демократов, даже им продажная милиция ни к чему, а положиться, они-то знают, можно только на русских.

[5] Переход из Римской империи в Византийскую был настолько незаметен, что историки до сих пор спорят о дате, когда он произошел, называя даты от 330  до 405 гг., все дело в том, что именно признавать за критерий такого перехода. Сами, так называемые, «византийцы», называя себя «ромеями», т.е. римлянами, такого перехода вообще не хотели замечать. Для нас же, граждан Рима третьего, феномен перехода является существенным, и мы можем сказать, что переход из Рима первого в Рим второй произошел с момента Воздвижения Креста Христова, т.е. с мая 326 года.

[6] Как мы знаем абсолютное большинство тех, кого принято называть свв. Отцы Церкви или Учители Церкви, были архиереями, именно они составили Учение Церкви. Однако среди них были не только архиереи, – были и священники (св. Максим Исповедник), были и миряне (св. Иоанн Дамаскин).

[7] Апостолы ведь живые люди, из Евангелия мы знаем, что кто-то из них ошибался, кто-то отрекался от Христа, – а чем лучше них архиереи. Христос избрав Себе учеников-апостолов, а затем создав иерархию, полностью сохранил в них высший Свой дар – образ Божий, и, соответственно свободу воли, благодаря чему, они сохранили свойства нравственно-вменяемой личности и свободу выбора между следованием Христу, либо не следованием Христу. Вспомним, ведь и Петр трижды отрекался от Христа, но потом раскаялся и был прощен.

[8] Вспомним, какие решительные шаги предпринял В. кн. Московский Василий Васильевич III в 1441 году, когда в Москву явился после Ферраро-Флорентийского собора его участник митрополит Московский Исидор, на котором и Император и Патриарх Константинопольский подписали решение о подчинении Православной Церкви Римскому Престолу. Митрополит возвестил «радостную» весть о подчинении Церкви Римскому папе, а В. князь вместо того, чтобы подчиниться (и радоваться) решению Императора, Патриарха и собора, немедленно заключил его, правда, не в тюрьму, а в Чудов монастырь, но все равно за решетку. Падение Константинополя в 1453 году было предрешено, но Царство из Рима II было Господом передано в Рим III.

Возникает, кстати, вопрос о том, возможно ли было составить такой догмат о Царстве, не противореча которому, такой переход Царства, был бы осуществим. И Царство погибло бы только потому, что его сохранение или переход в другую столицу, был бы догматически невозможен. Так нужен ли такой Догмат?

[9] Гражданская война была развязана коммунистами искусственно, причем главная заслуга в этом, как считается, принадлежит Свердлову. Назначение этой войны обнажает статистика: в ходе боев, с обеих сторон погибло около 1 млн. человек, примерно столько же погибло, к примеру, в США, при их гражданской войне в середине XIX века. Кроме этих очень даже немалых потерь, было уничтожено 15 – 17 млн. в ходе «красного террора», и около 2 млн. эмигрировало из страны. Общие потери около 20 млн. Как видим, Гражданская война выполнила несколько функций – стала прикрытием геноцида, в ходе которого было физически истреблено около 10 % населения страны. Способствовала выявлению и физическому истреблению, или выталкиванию из страны, жертвенно активной части народа, которая не захочет жить при новом режиме. Иначе говоря, Гражданская война истребила цвет русского народа, подготовив его к превращению в материал для любых экспериментов над ним.

[10]Есть немало свидетельств очевидцев, из которых следует, что Государь задолго знал о готовящейся своей участи. «Быть может необходима искупительная жертва для спасения России: я буду этой жертвой – да свершится воля Божия» – было сказано Государем задолго до того, как эта Его жертва была в действительности затребована. (Цит. по «Россия перед вторым пришествием», стр. 194.) Многим ли дано знать и срок, и обстоятельства своей смерти, тем более мученической? Такой страшный груз не снести простому человеку, а только великому святому, каковым Государь стал задолго от отречения, еще в своей мирской жизни, и, разумеется, вне зависимости от того, что Его современники видели своими телесными глазами. Тем более кощунственно прислушиваться к словам антихристианской прессы, которая травила Его. Существует обширная литература с обсуждениями степени его благочестия (где есть и «за» и «против»), поэтому я опускаю свои суждения на этот счет.