Об ИНН и покаянии...


Материалы Анатолия Михайловича Верховского, размещённые на данном сайте, милостию Божией были дарованы нам самим  автором и его супругой Светланой Николаевной.  Благодарим Светлану Николаевну за помощь и советы в организации сайта.                                                                           

                                                                                                   Низкий Вам поклон.

                                                             Статья публикуется впервые

Верховский Анатолий Михайлович

Об ИНН и всенародном покаянии в цареубийстве

Введение

Объединение воедино в заголовке двух, казалось бы независимых вещей, объясняется тем, что на самом деле они имеют один и тот же корень и одну и ту же цель, но связывает их не только это. Для простоты дальнейших рассуждений приведем суждения человека умного, но не воцерковленного. Такие идеи бывают полезны для людей православных, поскольку им самим такие идеи просто не могут придти в голову. Во всяком случае, мне самому вряд ли до них додуматься.

10 Проклят, кто дело Господне делает небрежно, и проклят, кто удерживает меч Его от крови! (Иер.48:10)

С предельной простотой и некоторой даже наивностью было сформулировано две идеи, заслуживающие нашего рассмотрения: 1. Нам, православным нужно (пере)воспитывать Ар­хиереев, которые уклонились от истины. Под истиной понимались, прежде всего, «идеи пат­риотизма». Эти идеи высказал так называемый патриот, который участвовал в разговоре, среди нескольких православных. Он один из тех, кого называют «патриот-почвенник» или «патриот-государственник», он, как все они, уважающие традиционные русские ценности, с большим уважением относится к Православию, они даже считают себя православными, хотя в церковь не ходят (как равным образом не ходят в мечеть или в синагогу). Только из веж­ливости на него не замахали руками. Ему сказали, что не нам, если мы православные, вос­питывать своих пастырей, тем более архипастырей, ибо Господом, создавшим Церковь, на­значено им воспитывать нас, а не наоборот. Тогда он высказал другую идею: (2) значит, нам нужно исподволь ставить своих людей, которые и будут проводить нужную нам линию, став со временем архипастырями. На это ему никто даже возражать не стал, настолько фанта­стична показалась эта идея – для исполнения такого плана нужны несколько веков неустан­ной деятельности, а значит немерянные ресурсы, кадры, организация и т.д.

Только со временем мне стала понятно, что эти идеи, только на первый взгляд кажутся наивными, на самом деле в них предельно просто сформулировано то, что нам так теперь не хватает. Идеи нашего «патриота» позволяют конкретизировать вопрос о смысле подвига Святого Царя Николая. Интуитивно мы понимаем, что совершил Он Свой подвиг ради спасения, или, точнее, воскресения России, но очень трудно найти пресловутую ниточку, потянув за которую можно размотать весь клубок проблем, которые неизменно закрывают перед на­шим взором суть этого подвига. Так вот, если представить, если конкретизировать суть этого подвига, что этот он совершен с целью «(пере)воспитания – словами нашего патриота – епископов Русской Православной Церкви», то  все становится на свои места. Чтобы была мысль яснее: зачем это нужно и нужно ли вообще – приведем, часто цитируемые слова Святого Праведного Серафима Са­ровского:

 «Мне, убогому Серафиму, Господь открыл, что на земле Русской будут великие бедст­вия, Православная вера будет попрана, архиереи Церкви Божией и другие духовные лица отступят от чистоты Православия, и за это Господь их тяжко накажет. Я, убогий Серафим, три дня молил Господа, чтобы Он лучше меня лишил Царствия Небесного, а их бы помило­вал. Но Господь от­ветил: Не помилую их, ибо они учат учениям человеческим, и языком чтут Меня, а сердце их отстоит далеко от Меня»[1].

Как видим, именно в контексте этого предречения наиболее уместен вопрос, поставленный нашим «патриотом», – раз архиереи отступили, то как можно их «перевоспитать». Действительно, ни один православный так вопрос не поставит, настолько нелепым, даже невозможным он покажется любому православному. Но этот вопрос можно переформулировать и иначе – если причиною бедствий для России послужило отступление архиереев от Бога, то как исправить это положение, и кто сможет это сделать? Конечно же не мы, нам по чину не позволено, ибо любое наше «перевоспитание» и будет тем самым «учением человеческим» с которым оно должно бороться.

Пока же мы наблюдаем полное отсутствие любых исследований по этому вопросу. В последней части этой стать, подводя итоги, мы постараемся восполнить этот пробел.

+  +  +

Это, страшное предостережение Святого Праведного Серафима Саровского о погибели России, отнюдь не хранится в каких-то тайниках, его достаточно часто цитируют публицисты и историки, исследующие причину катастрофы, в которую была ввергнута Россия в начале ХХ века. После цитирования этого предостережения, отметив, что оно с буквальной точностью исполнилось в виде и великих бедствий, и попрания Православной веры, делается вывод, в котором о причинах бедствий ничего внятного не говориться. Т.е. не исследуется ни сам факт «отступления от чистоты Православной веры архиереев Церкви Русской», ни те «учения человеческие», ради которых они отступили от Бога.

Но ведь даже сам факт попрания веры, является не только внешним – разорение святынь, уничтожения церквей и монастырей, гонения на верующих, но он имеет, прежде всего, смысл внутреннего духовного попрания веры, и в коем виновны прежде всего архиереи, о чем и сказано Святым Серафимом.

Обычно эти слова интерпретируются как страшное предречение о Революции и после­довавшей за тем гибелью исторической России. Начало всему, как мы, православные считаем, положила Февральская революция, изменившая «парадигму власти», именно с нее начались наши беды. Именно Февральский бунт, прекратил Православную Государственность в России и положил начало антихристианской государственности.

Сама эта формулировка: «смена парадигмы власти» была высказана известным А.Н Яковлевым, бывшим членом Политбюро и одним из «прорабов перестройки» в 1991 году. Кончилось, дескать, действие, базисных основ государственного строения России, свойственное исторической России на протяжении веков[2].  Г.А. Зюганов этот же рубеж относит к октябрю 1917 года. Причем для Зюганова, считающего себя «патриотом» России, Октябрь был несомненным благом для России, а Ленин, соответственно, самым главным ее патриотом. Понятие «историческая Россия», так же как понятие «крушение», или наоборот «благоденствие», как видим, очень сильно различаются. Все зависит от критериев, которые выбираются в соответствии с той системой взглядов и представлений, иначе говоря, той верою, которой придерживаются сторонники той или иной идеологии.  Но мы-то веры православной, поэтому считаем, что «смена парадигмы власти» и есть сокрушение России, и что произошло это в феврале 1917 года, и именно через богоотступничество. Об этом и сказано Святым Серафимом.

Вернемся к предостережению Св. Серафима Саровского. Только Св. Серафим говорит не о генералах, предавших Царя и совершивших переворот в феврале 1917 года. Не о думцах, обеспечивших организационную форму этого переворота. И не об интеллигенции, обеспечившей им идеологическое прикрытие. Не о профессио­нальных палачах-революционерах, чьими руками совершилось задуманное где-то в невиди­мых штабах уничтожение России. Он говорит об архиереях, именно на них возлагается главная вина за случившуюся гибель России. Говорится и о том, в чем эта вина состоит: «Не помилую их, ибо они учат учениям человеческим, и языком чтут Меня, а сердце их отстоит далеко от Меня». Их вина настолько чудовищно велика, что Господь отказывает им в по­миловании:

«Посему говорю вам: всякий грех и хула простятся человекам, а хула на Духа не про­стится человекам; если кто скажет слово на Сына Человеческого, простится ему; если же кто скажет на Духа Святаго, не простится ему ни в сем веке, ни в будущем[3]».

+  +  + 

Заметим, что в катастрофе, постигшей Россию, никогда не винят «архиереев Церкви Божией», если даже приводят ту же самую цитату. В Революции принято винить вполне законно – думцев, генералов, интеллигенцию, иногда, очень редко масонов и еврейских рево­люционеров (увы, тема эта табуирована). Чаще же всего винят русский народ, понимая под этим не весь народ в целом, а неопределимое, явным образом, большинство народа страны, под которым подразумевают всех тех, кто не является ни думцем, ни генералом, ни масоном и еврейским революционе­ром, ни архиереем. Винят как раз тех, кто не имел ни физических, ни технических и прочих условий, ни желания, ни возможности участвовать в революции. А так же винят и  последнего русского Царя – Николая II.

В последние годы вышло в свет несколько блестящих исследований, посвященных крушению русской государственности в России. Например, пара книг Н. Старикова. В этом исследовании последовательно прослежено, как руши

Между тем, как именно ар­хиереи являются ключевым звеном во всей пирамиде ответственности за благополучие Рос­сии. Без епископа нет Церкви, а без Церкви нет России, значит, с точки зрения разрушителей России, именно против архиереев должна быть направлена их работа – наш «патриот» по­пал прямо в точку, предложив направить в число архиереев своих людей, только мы это сде­лать не можем, а враги сделали.

У них оказались в распоряжении и немерянные ресурсы, и организация, и несколько ве­ков времени. В нужное время, которое за сто лет предувидел Святой Серафим, оказалось, что «они (архиереи) учат учениям человеческим». Но если бы не Святой Праведный Сера­фим Саровский, то сказать об этом было бы некому, ибо теперь это вопрос табуированный, также как «еврейский вопрос». Поэтому и ищут чужие вины в своих бедах, а значит не най­дут и беда так и останется с Россией. Ведь если виноват кто угодно, а не архиереи, которые стали учить «учениям человеческим», то возникает вопрос – а не продолжают ли этим уче­ния учить? Ведь что нам известно об этих учениях? Или все-таки прекратили, а если так, то почему?

Поэтому понятно кому нужна табуированность этого вопроса. Есть еще более страшное предречение того же Святого Серафима Саровского. Это предостережение содержится в за­писках, известных как «Великая Дивеевская тайна»:

«Но так как к тому времени архиереи русские так онечестивятся, что нечестием своим пре­взойдут архиереев греческих во времена Феодосия Юнейшего, так что даже и важней­шему дог­мату Христовой Веры Воскресению Христову и всеобщему Воскресению веровать не бу­дут, то посему Господу Богу до времени меня, убогого Серафима, от сея превременныя жизни взять и во утверждение догмата воскресения, воскресить меня, и воскрешение мое будет, яко воскрешение седми отроков в пещере Охлонской во времена Феодосия Юней­шего. По воскре­шении же моем я перейду из Сарова в Дивеево, где буду проповедовать всемирное покаяние. И на сие великое чудо соберутся в Дивееве люди со всех концов земли, и там проповедуя, им по­каяние, я открою четверо мощей и сам между ними пятым лягу. Но тогда уж настанет конец всему[4]»…

Табуированность этого вопроса нужна для того, чтобы наши архиереи и впрямь онече­стивились, как об этом предостерегает Святой Серафим Саровский.

Полагаю, ни у кого не возникает мысли, что он сообщил нам эти предостережения для праздного любопытства, точно так же как не должно возникнуть мысли и о том, что на­стоящая работа имеет целью опорочить наших архиереев.

1. «Исправить» или «наставить на путь истины» архиереев, как пожелал наш «патриот», невозможно, во всяком случае, сделать это не в человеческих силах. Ибо архиереи, несут от­ветственность только перед Богом, но и Бог, даровав человеку свободу воли, не отбирает ее даже у своих высших служителей, не превращает их в безошибочные автоматы, или в безро­потные марионетки. Архиереи, подобно всем вообще нравственно вменяемым существам (люди, ангелы), сохранили свободу воли, и связанную с нею способность совершать как добро, так и зло. Это относится как к архиереям нашей Православной Церкви, так и к ар­хиереям Ветхозаветной Церкви, ими будем называть людей, которые возглавляли ее.

Даже Царь и в Византийской, и в Русской Империи, согласно церковному преданию[5] ад­министративно управлявший Церковью, назначавший и смещавший архиереев с их ка­федр, не мог «устанавливать истину» по своему разумению. Царь, даже председательствуя на Соборе, сам лично или через своих представителей, мог быть только арбитром в споре Отцов Собора (архиереев), но не его участником. Впрочем, было немало случаев, когда Царь настаивал на своем представлении об истине, но ничем хорошим, обычно такое «ак­тивное участие» Царя[6] в споре архиереев не заканчивалось. Тем не менее, именно на Царя, согласно церковным преданиям, (а также Основному Закону Российской Империи) возло­жена ответственность «за чистоту догматов Православной Церкви и всяческое благочиние» – ст. 46 Основного Закона. Из истории Церкви известно, что все Вселенские Соборы, оста­новившие уклонение в ересь значительной части архиереев, были организованы и прове­дены именно императорами. Причем, часто вопреки большинству, вопреки воле Архипас­тырей, Армии и Двора, как это сделала Святая Благоверная Царица Ирина, которой пришлось даже «назначить» патриархом канцлера Тарасия, ибо ни на кого из архиереев она положиться не могла, пришлось выбирать из своих приближенных (т.е. из светских лиц). Ирине пришлось заменить личный состав столичного гарнизона и своей гвардии, поме­нять высших сановников государства, проявить мужество и политическую волю, но «назна­чить» милое ее сердцу почитание икон без решения Собора Отцов Церкви, она не могла и не хотела. Отцы Церкви на Соборе, в Духе Святом, решили этот вопрос и восстановили ико­нопочитание, Императрица Ирина лишь обеспечила своими административными, госу­дарственными средствами возможность организации и проведения этого Собора и свобод­ное волеизъявление Отцов Церкви. Она исполнила не свою, а Божию волю и никто, кроме нее не мог это сделать, ибо только ей, по ее Царскому положению дано было вернуть Ис­тину Церкви. За это Она удостоилась прославления в чине Святых Благоверных Царей (Цариц).

Такая же задача встала и перед Святым Царем Николаем – вернуть Церкви Истину, как и Его предшественники Византийские Цари и Царицы, удостоенные прославления в чине Святых Благоверных Царей и Цариц исполнил Божию волю. Как и они, он действовал не в соответствии с каким-то писанным регламентом, утвержденным в виде канонов или догма­тов Церкви, Он действовал в Духе Святом. Он, уподобясь Христу, взошел на Голгофу.

2. Об «учениях человеческих», которые приняли архиереи. Наш «патриот» предложил «просветить» архиереев или внедрить в их среду людей, которые внесут с собою некоторые идеи (разумеется, на наш взгляд, очень нужные и полезные). Так вот эти идеи обязательно окажутся «учениями человеческими». Причем любые идеи, по определению окажутся именно ими, хотя в священном писании имеются в виду существенно иное, о чем мы погово­рим ниже.

Назначение архиереев – свидетельствовать Христа, следует это понимать в самом ши­роком, и в тоже время в буквальном смысле. Причем, в равной степени это относится и к ветхозаветным архиереям, поскольку весь Ветхий Завет пронизан свидетельствами о Христе, его назначение открыть народу Израиля грядущего Христа и, наконец, именно архиереи этой Церкви обязаны были возвестить о Его явлении. Христос же, знал, что не они будут свидетельствовать о Нем, поэтому Своими свидетелями избрал других людей (Не вы Меня избрали, а Я вас избрал»[7]. Их мы именуем Святыми Апостолами. А Архиереи Ветхоза­ветной Церкви возвели Его на Голгофу.

3. Теперь о смысле подвига Святого Царя Николая, который Он совершил, точно также взойдя на Голгофу.

Мы знаем, что именно так была погублена Ветхозаветная Церковь. Действительно несколько веков целенаправленной деятельности маленькой, но сплоченной секты фарисеев, построенной по всем правилам тайной организации, сумели полностью подчинить себе церковную власть Иудеи. Мы знаем, что только Никодим «один из начальников Иудейских» и Иосиф Аримафейский из всего Синедриона признали Христа. Т.е. победа определенной линии, которая долго и настойчиво продвигалась в течении достаточно долгого времени (начиная от плена Вавилонского), оказалась выполненной. Руководство Ветхозаветной Церкви, возглавлявшее народ, который две тысячи лет с напряженным нетерпением ждал Мессию, отвергся от Него, когда Мессия, наконец-то явился. Причем отвергся не народ, а именно руководство, те, кого мы назвали бы архиереями Церкви. Против народа же, против тех, кто уверовал во Христа, применялись репрессии, вспомним эпизод с чудом прозрения слепорожденного, когда его родители (страха ради иудейска) не смели назвать чудо чудом. Причем, как известно, опасения были не напрасны, мы не знаем, что стало с прозревшим слепорожденным и его родителями, но известно, что Лазарь был впоследствии убит, так же как кровавая расправа постигла и Никодима с Иосифом. Особенно многие из народа уверовали во Христа после чуда воскресения Лазаря. Именно это чудо и последовавшее за ним массовое обращение народа ко Христу предопределило Голгофу, после него архиереи решили, что число уверовавших достигло опасного (для них) предела:

«Тогда первосвященники и фарисеи собрали совет и говорили: что нам делать? Этот Человек много чудес творит. Если оставим Его так, то все уверуют в Него, и придут Римляне и овладеют и местом нашим и народом. Один же из них, некто Каиафа, будучи на тот год первосвященником, сказал им: вы ничего не знаете, и не подумаете, что лучше нам, чтобы один человек умер за людей, нежели чтобы весь народ погиб»[8]. «С этого дня положили убить Его»[9].

Из сказанного следует, что отнюдь не народная стихия, охваченная примитивными страстями, свойственными падшему человечеству вообще и конкретно еврейскому народу в частности, предопределила богоубийство. Это было результатом целенаправленной деятельности узкого и сплоченного в единую организацию, круга лиц, которые сумели захватить контроль над руководством Церкви. Именно о них Господь сказал:

«Ваш отец диавол; и вы хотите исполнять похоти отца вашего. Он был человекоубийца от начала и не устоял в истине, ибо нет в нем истины. Когда говорит он ложь, говорит свое, ибо он лжец и отец лжи[10]». 

13 И сказал Господь: так как этот народ приближается ко Мне устами своими, и языком своим чтит Меня, сердце же его далеко отстоит от Меня, и благоговение их предо Мною есть изучение заповедей человеческих;

(Ис.29:13) 

9 И сказал Он: пойди и скажи этому народу: слухом услышите - и не уразумеете, и очами смотреть будете - и не увидите.

10 Ибо огрубело сердце народа сего, и ушами с трудом слышат, и очи свои сомкнули, да не узрят очами, и не услышат ушами, и не уразумеют сердцем, и не обратятся, чтобы Я исцелил их.

11 И сказал я: надолго ли, Господи? Он сказал: доколе не опустеют города, и останутся без жителей, и домы без людей, и доколе земля эта совсем не опустеет.

12 И удалит Господь людей, и великое запустение будет на этой земле.

13 И если еще останется десятая часть на ней и возвратится, и она опять будет разорена; [но] как от теревинфа и как от дуба, когда они и срублены, [остается] корень их, так святое семя [будет] корнем ее.

(Ис.6:9-13)

14 и сбывается над ними пророчество Исаии, которое говорит: слухом услышите - и не уразумеете, и глазами смотреть будете - и не увидите,

Матфея 13:11-15 

К 1917 году все «образованное общество», включая генералитет, Думу и Правительство, если и не исповедывали, то вполне разделяли «учения человеческие». К этой же части образованного общества относились «архиереи Церкви Божией». Выше мы уже убедились, что «учения челове­ческие» являются ересями, рассмотрели мы так же, к каким последствиям приводит их принятие Церковью.

Приверженность епископата к «учениям человеческим» обнаружилось уже при прославле­нии самого св. Серафима, часть архиереев активно противилось этому. Аргументация противни­ков прославления св. Серафима Саровского очень напоминала аргументацию противников про­славления св. Царя Николая. Далее, около 1904 года, решив провести Собор Русской Православ­ной Церкви, государь разослал по архиереям опросный лист, в котором они должны были выска­зать свои мнения относительно Церкви. Почти все архиереи высказали пожелания, которые по­том, через двадцать лет стали отстаивать «живоцерковники» и проч. «обновленцы». Государь от­ложил проведение Собора, ибо такой собор просто утвердил бы уже совершившееся еретическое отступление от Христа. «Обновленчество» же впоследствии, уже после Революции, было побеж­дено Православием, но до революции обновленчество господствовало среди архиереев. Собст­венно Февральская революция и стала возможной благодаря этому господству, что и является условием для исполнения предсказания св. Серафима Саровского. Однако, обратимся к фактам.

Во время Февральской революции наш епископат вполне доказал свою приверженность «учениям человеческим». Св. Синод Русской Православной Церкви не анафемствовал бунтовщи­ков, как это должно следовать из 11 анафематизмы чинопоследования в День Торжества Право­славия:

«Помышляющим, яко православнии государи возводятся на престолы не по особливому о них Божию благоволению, и при помазании дарования Святого Духа к прохождению ве­ликого сего звания в них не изливаются;и тако дерзающим противу их на бунт и измену, анафема три­жды».

Вместо этого Св. Синод немедленно утвердил отречение Государя 4 марта (по ст. ст.), через два дня после отречения, сделав это не по соответствующему манифесту, как было положено по закону, а по какой то бумажке. Св. Синод этим не ограничился, он 6 марта  разослал приказ по всем епар­хиям России, согласно которому на ектениях нужно было поминать не «благоверного Царя Николая Александровича», как это положено по церковному преданию, а «благоверное временное правительство». Подавляющее большинство наших архиереев не осталось в стороне от этого бунта, горячо приветствовав, в своих телеграммах Св. Синоду: «освобождение Церкви от гнета Ца­ризма», вполне разделяя идеалы Февраля, и, следовательно, учения человеческие. В то время, как подавляющее большинство народа, по «своей необразованности» оставались верными Богу и Царю.

Нетрудно догадаться, что стало бы с кучкой бунтовщиков-революционеров, если бы упомя­нутая анафема прозвучала со всех амвонов православной страны России. Отсюда понятно также, почему Св. Синодом приказано было поминать «благоверное временное правительство», иначе, чего доброго, народ мог восстать против бунтовщиков за «Веру! Царя! И Отечество!», как это фактически случилось в 1905 году. Народ не восстал, а, как и положено, выразил послушание своим архипастырям. Этот приказ противоречил не только церковному преданию, а простому здравому смыслу. Поминалась не единая православный личность, а некое многоглавое учрежде­ние, самозванно захватившее власть в православной стране. Далее, среди членов этого самозва­ного учреждения преобладали нехристи, в буквальном, т.е. в конфессиональном, а не только в ру­гательном, смысле. Народ обманывали и делали это вполне обдуманно[11]. Это было как наркоз, ко­торый применили к человеку, чтобы человек не заметил, как ему удаляют и голову, и сердце. И делали это архипастыри Русской Православной Церкви, на которых пребывает обето­вание – «паси овец Моих», они цинично обманывали не только народ, но Самого Христа.

Когда теперь русскому народу пеняют, что он не защитил Царя, позволил кучке прохвостов завладеть великой страной, то это еще один обман, хуже, циничнее первого. Когда теперь народ призывают покаяться в цареубийстве, то это уже третий обман предназначенный прикрыть первые два, а также прикрыть ложь о подлинных цареубийцах.

Учения человеческие, которыми прельстилось наше «образованное общество» – это собира­тельное название двух выше упомянутых ересей – арианской и иконоборческой. Пока это было достоянием и предметом верования одной только интеллигенции, не затрагивая Церковь, то большой беды еще не было. Когда в эту ересь впал и епископат, что значит отпадение от Христа в эти ереси, то повторилась ситуация, которая наблюдалась в Ветхозаветной Церкви в Евангель­ские времена. Сказанное Христом о первосвященниках этой Церкви верно и для наших архиереев перед 1917 годом: «чтут Меня языком, сердце же их далеко отстоит от Меня, но тщетно чтут Меня, уча учениям, заповедям человеческим[12]». И точно так же «учениями человеческими» на­звал их и св. Серафим Саровский. Он же предсказал, что станет с Россией, когда этим учениям будут учить архиереи, т.е. будут не только придерживаться их частным образом, как было до ре­волюции, но введут их в действие, пользуясь своей епископской властью, данной им от Бога (паси овец Моих). Когда это условие было выполнено, то случилось предреченное: «на земле Русской будут великие бедствия, Православная вера будет попрана». Именно так все и про­изошло.

Общество может придерживаться любых мнений и верований, в том числе еретических, но только решение епископа, хотя бы одного, придает частным верованиям действенную убийствен­ную силу ереси[13]. Приказы Св. Синода, поддержанные епархиальными архиереями ввели ереси в действие они уже перестали быть частным мнением отдельных лиц, они стали обязательными для Церкви. Свое отпадение в ересь наши архипастыри подтвердили и соборным решением, сделав его канонически обязательным, уже как решение поместного собора Русской Православной Церкви.

В августе 1917 года начался собор Русской Православной Церкви, который и утвердил «ос­вобождение Церкви от гнета Царизма[14]». Решения собора закрепили «завоевания февраля», кроме одного решения – избрание Патриарха. На наше счастье решения этого собора, за исключением упомянутого – решение об избрании Патриарха, так никогда и не выполнялись, вряд ли есть нужда обсуждать все решения этого Собора, приведем известное мнение:

«В 1935 году иеромонах Михаил Любимов спрашивал владыку Германа Ряшенцева:

 – Разве не прискорбно, Владыко, что большевики не дали провести в жизнь ни одного из реше­ний собора (имеется в виду собор 1917-18г), кроме восстановления патриаршества?

 – Ну и слава Богу, не нашими руками Церковь разрушается[15]».

Подлинная соборность – это единение всех членов Тела Христова с Его Главою с Христом в Духе Святом, в единой Христовой истине. Но не всякий собор отвечает этому требованию[16]. В истории Церкви «разбойничьих» соборов было больше, чем соборов, признанных Церковью соборами благодатными (т.е. теми, которые отвечали условиям сноски 7). Или, по словам св. Фео­дора Студита: «Не всякое собрание епископов есть собор, а только собрание епископов, стоящих  в Истине[17]». Но любой собор приобретает свою действенную силу для Церкви, пока его решения не будут отменены другим равнозначным собором. Например, действие Эфесского собора 449 года, собственно и названного впоследствии собором «Разбойничьим» было отменено IV Вселен­ским (Халкидонским) Собором 451 года. Или действие «лжеименного» иконоборческого собора 754 года было отменено VII Вселенским Собором 787 года. На этих Вселенских Соборах иссле­довалась ересь, в которую впала Церковь и, которая была утверждена для Церкви решением со­ответствующего еретического собора, соборно устанавливалась истинная вера, соборно же при­нималось покаяние впавших в ересь епископов, а если они отказывались покаяться или уже умерли, и не могли покаяться, то анафемствовались.

Таким образом, изживалась ересь, и Церковь возвращалась к истинной вере. Разумеется, нет, и не может быть никаких формальных признаков для отделения истинной веры от веры еретиче­ской, на любом соборе, в том числе и «разбойничьем», произносится «Изволися Духу Святому и нам…», да только далеко не всегда выполняется. Единственное формальное правило, которым может руководствоваться собор, сформулировано в догмате VII Вселенского Собора – «Аки Цар­ским путем шествующе», выше мы уже анализировали этот путь, как единственный путь, кото­рый обеспечивает водительство над собором Духу Святому. Ибо только в Духе Святом возможно найти истину.

Однако действие этого собора было фактически отменено двумя другими соборами. Масштабы и пред­ставительство этих соборов, было несравненно меньше, чем собора 1917-18 г. Тем не менее, со­борность – это не количественное свойство, а качественное – один Максим Исповедник, с кучкой своих последователей представлял всю соборную полноту Церкви в противоположность подавляющему большин­ству, отпавшему в монофелитскую ересь. Так и эти соборы: прошедшие в Сремских Карловцах (Югославия) в 1921 году и во Владивостоке в 1922, вернули Церкви вероисповедное значение церковных преданий о Царстве, хотя не провели соборного рассмотрения ересей, в которые впала Церковь, утвердив это отпадение на соборе 1917-18 года и, стало быть, эти соборы не изжили их.

Реальное значение этих двух соборов – Карловацкого и Владивостокского, заключается в том, что наши архиереи, участвовавшие в работе Соборов, отреклись от греха впадения в ересь, ересь перестала быть общецерковной. Наши архиереи, ос­тавшиеся в России, захваченной антихристовым интернационалом, в большинстве своем просто не выполняли решений упомянутого собора 1917-18 г., т.е. присоединились к решениям этих со­боров явочным порядком, хотя и не произносили каких-то открытых деклараций. Против них в России с 1922 года началось движение «живоцерковников», поддержанное всею мощью антихри­стовой власти, но русский народ, пребывая в подлинной соборности с Самим Христом, их не поддержал. При этом сказалась огромная объединяющая сила новоизбранного Патриарха, кото­рый тоже фактически не поддержал решения упомянутого собора.

+  +  +

Рассмотрим суть отпадения в ересь, совершенную на соборе 1917-18 г. Уверения наших богословов о том, что нет, дескать, «никакого канонического обоснования Царской власти» и, посему, является закон­ным отказ Церкви от верности Царю – является если не прямой ложью, то очень большим лукав­ством. Действительно, нет догмата о Царской Власти, но есть церковные предания (хотя бы цитированная анафематизма или Таинство миропомазания на Царство) на этот пред­мет и есть догмат Церкви, уравнивающий церковные неписанные предания и писанные догматы (догмат VII Вселенского Собора). В догмате Собора говорится:

 «Храним ненововводно все церковные предания, установленные для нас письменно или без писания. Одно из них есть изображение иконной живописью, как согласное с рассказом о евангельской проповеди, служащее нам удостоверением подлинного, а не призрачного воплощения Бога Слова; ибо вещи, которые указуют взаимно друг на друга, без сомнения, и уясняют друг друга.

Поэтому мы, шествуя, как бы царским путём и, следуя богоглаголивому учению святых отцов и преданию кафолической церкви и Духу Святому, в ней живущему, со всем тщанием и осмотрительностью определяем:»

В Определении (Оросе) Собора далее указывается:

«Осмеливающихся же иначе думать или учить, или согласно с нечестивыми еретиками отвергать церковные предания и измышлять какое-то нововведение, или отвергать, что-нибудь посвященного Церкви, Евангелие или изображение Креста, или иконное живописание, или святые останки мученика, или замышлять с хитростью и коварством для ниспровержения какого либо из принятых в кафолической Церкви преданий, или давать профанное употребление священным сосудам или святым монастырям, постановляем: [18]»

Если будут епископы или клирики – извергать из сана, если же монахи или миряне отлучать от общения».

Ситуация у нас аналогична ереси иконоборчества, ибо, она тоже возникла с этого же источника – утверждения  об отсутствии догмата иконопочитания и имеет ту же духовную основу – отрицание реальности Боговоплощения. Она тоже привела к катастрофическим последствиям, а сцены насилий над монахами, типа закапывания их живьем в землю при Императоре Константине V Капрониме, живо напоминают происходившее при Ле­нине и Троцком. На это, как известно, даже турки, захватившие Византию, не решались. Не зря же св. Патриарх Фотий назвал ересь иконоборцев – «это не иконоборчество, а христоборчество», ибо отказ от одного единственного церковного предания повреждает всю веру, как и было сказано свт. Василием Ве­ликим. Отказ от иконопочитания привел к отказу от исповедания Таинства Воплощения, сделав его призрачным, поэтому Отцы Седьмого Собора в своем догмате вновь подтвердили исповеда­ние этого таинства.

Отказ от догмата VII вселенского собора, совершенный отречением от церковных преданий Царства, вновь привел к отказу от догмата о Воплощении, но становится это очевидным по мере раскрытия подвига Царя-искупителя Николая. Точно так же становится очевидным и отпадение в арианскую ересь, особенно при осознании духовной природы Русской Голгофы.

Собственно что получилось к 1917 году:

Иованн IV Васильевич Грозный в письме Курбскому сформулировал (по памяти, не дословно) что Русские Православные Государи ставятся на Престол и правят по Божию благоволению, а в Польше по многомятежному человеческому хотению. В Польше, как известно, король выбирался общим собранием шляхты и магнатов (т.е. блаародного сословия), нен совсем демократия, но все же выбранная власть.  Полную же демократию сумел обосновать примерно через столетие английский философ Дж. Гоббс.

*  *  *

Наша Церковь оказалась расколотой, но как-то незаметно, раскол вроде есть, но никто его, как будто не замечает. В явном виде этот раскол обнаружился в споре о «канонизации» св. Царя Николая, что было отмечено одним из, цитированных выше «обновленцев», о котором он ото­звался что это: «спор двух разных православных исповеданий». Понятно, к какому исповеданию относится цитированный автор, ибо мы-то считаем, что православное исповедание может быть одним единственным. В ходе этих споров были введены в действие аргументы, которые доказывают приверженность к «учениям человеческим» их авто­ров. Есть аналогичное свидетельство, но с противоположной позиции, его мы уже цитировали: «– Ну и слава Богу, не нашими руками Церковь разрушается».

Это означает, что положение неустойчиво – не может Церковь свидетельствовать ложь, не может Церковь принимать правила, если эти правила предназначены ее же разрушить. Либо эти правила ее все-таки разрушат, либо она их должна соборно исследовать и соборно же их отменить. Даже страусиная политика в этом вопросе грозит перерасти в то, что эти правила будут неза­метно введены в действие и Церковь будет разрушена. Словом, если не будет созван представительный собор от всей полноты Русской Православной Церкви, который мог бы рассмотреть соборно события 1917 года, исследовать решения собора 1917-18 г., соборно же вер­нуться к исповеданию истинной веры, исключив действия принятых еретических решений, то нашей Церкви не будет. При этом, не нужно ссылаться на обетование Христово о том, что Цер­ковь простоит до скончания веков, ибо простоит она на «незыблемом камени веры» – так оно и будет, но это будет уже не Православная Церковь, если она оставит веру Христову. Ибо наша Церковь является лишь одной из поместных Церквей.

Однако, в последнее время в Церкви вводятся новшества, которые ее могут погубить. Это, прежде всего, попытка добиться благословения Церкви на внедрение ИНН. Другое новшество –это намеченное проведение каких-то неканонических мероприятий по «всенародному покаянию в грехе цареубийства». На первый взгляд эти «мероприятия» между собою не связаны, но это оши­бочное мнение.

*  *  *

Всенародное покаяние необходимо, но каяться необходимо, во-первых, в подлинном грехе и изживать подлинный грех, а не грех измышленный. Во-вторых, каяться в соответствии с правилами и преданиями Церкви. Нам предлагают каяться во «всенародном грехе цареубийства», что противоречит Голгофскому искупительному подвигу убитого св. Царя-искупителя Николая. Цареубийцы не русский народ, а слуги сатанинские, каяться в грехе царе­убийства нужно не нам, а им (но у них вера бесовская – «и бесы веруют, но трепещут» и они ли­шены способности к покаянию). Нам же нужно каяться в грехе богоотступничества, т.е. в ереси. В истории Церкви было немало отпадений в ересь, что, по сути, всегда оказывалось всенародным грехом. Во-вторых, следовательно, покаяние должно проходить согласно существующему цер­ковному преданию о том, как происходит покаяние во всенародном, т.е. соборном грехе Церкви. Церковь каялась в этом грехе, изживала его, и всегда это происходило на соборах. На них со­борно определялось отпадение от Христа, и его характер, в данном случае, следует говорить о конкретных ересях, в которые впала Церковь. В третьих, ни разу в истории Церкви не бывало та­кого, чтобы призывали каяться народ, но при этом, архипастыри, которые несут за него прямую ответственность, признавались бы невиновными. Тем более, что именно они в 1917 году и ввели в действие ереси, цинично обманули народ, что разрушило государственность и привело к цареубийству.

«Всенародный» можно понимать двояко: всенародно-соборный и всенародно-электораль­ный. О соборности мы уже говорили достаточно, применительно же к понятию «народ», то это понятие не количественное, а качественное, оно означает объединение людей на основе личного отношения каждого человека к тому духовному стержню, духовной идее, наконец, к замыслу Божию о народе, которое и определяет соборную душу народа. Народ в этом представлении является соборной духовной личностью, и только в этом случае он (народ) обладает свойствами нравственно-вменяемой личности. Только в этом случае народ может совершать грех и может каяться в совершенном грехе[19]. И тогда народ определяется, во-первых, не только нынешним поколением, а всеми предыдущими и последующими поколениями. Во-вторых, понятие народ определяется не только этническими (кровными) свойствами, но, прежде всего духовными. Наконец, в третьих, к народу в его соборном смысле, может принадлежать и меньшинство, даже самое незначительное, из всей совокупности какого-то этноса, прочих, которые не находятся в соборном единстве с народом (со всеми поколениями) можно будет назвать «гражданами» или населением.

К этой категории, к «населению»  можно отнести то, что мы назвали «электоральный». Электорат – это сообщество атомизированных индивидуумов, население, «гражданское общество» не связанное ника­кими духовными узами, толпа, влекомая своими вожаками в нужном им направлении. Именно толпа, а не Церковь кричала на площади – распни, распни Его!

Тогда возникает вопрос, – а что, разве цареубийцы Свердлов с Юровским были русскими людьми, или, все же слугами сатанинскими, убившими Царя Помазанника Божия? А если так, то почему их служение сатанинское приписывается всему русскому народу? Если так, то кому и в чем нужно каяться? 

Стало быть, предлагаемое нам «всенародное покаяние», имеющее всенародно-электоральный облик, не преследует цели очи­ститься от всенародного греха, оно преследует иные цели, являясь «операцией прикрытия». Це­лей можно назвать две.

1. Цареубийство будет рассматриваться как ничем необоснованная, злобная выходка рус­ского народа, убившего своего незадачливого Царя. Голгофская жертва Царя-искупителя будет отвергнута, как некогда была отвергнута Голгофская жертва Иисуса Христа. Наша Церковь тогда не только не изживет грех впадения в ересь «учений человеческих», в которые до этого впала Ветхозаветная Церковь, но навсегда укрепится в ней. Тем самым она уравняется с той частью Ветхозаветной Церкви, которая отверглась Христа распятого, а стала исповедовать антихристианский талмудический иудаизм.

Ведь суть «учений человеческих» осталась прежней, что в Евангельские времена, что в наши – признание всей полноты бытия только за миром телесным, чувственным, который обобщенно можно назвать, миром эмпирическим. В этом мире нет места Христу, с Его «царством не от мира сего», нет места и его Голгофской жертве, нет места и Воскресению Христову. Отречение от Русской Голгофы с неизбежностью влечет и отречения от ее первообраза – от Голгофы Палестинской и от догмата о Воскресении Христовом. Пока этого отречения не было, но Церковь может совершить такое деяние, которое это от­речение может явным образом актуализировать. Таким деянием и может стать неканонический ритуал «всенародного покаяния в грехе цареубийства».

2. Обсуждая духовную обстановку распятия Христова и эту же обстановку цареубийства, мы обнаружили их тождественность, в том числе и целей, которые ставили перед собою антихри­стовы силы, не говоря уже о том, что и сами эти силы были те же самые, как в том, так и в другом случае. Не было в наше время только одного – не было площади и толпы русских людей, крича­щих: «распни, распни Его[20]»! Или тем более не было, чтобы: «весь народ сказал: кровь Его на нас и на детях на­ших[21]». Такое могла кричать толпа, манипулируемая своими вожаками. Русский же народ и тогда, и теперь сохраняет соборное единство в единой Христовой истине. Чтобы лишить его этого един­ства, а заменить или подменить его единством коллективным, единством толпы, и нужно, чтобы русский народ, хотя бы задним числом воскликнул: «кровь Его на нас и на детях наших».

У нас же создалась весьма необычная ситуация. Епископат, в качестве виновника отпадения от Бога не рассматривается вообще, хотя, предав Царя, он нарушил догмат VII Вселенского Собора. У нас применяется такая система рассуждений: Катастрофа была. Причина катастрофы – отпадение народа от Бога, т.е. ересь. Вместо борьбы с ересью, призывы и пустейшие разговоры о «всенародном покаянии», из которых следует, что именно «простой народ» виновен в ереси, т.е. отпадении от Бога. Епископат приняв «учения человеческие», отпадение от Царя за отпадение от Бога не признает, т.е. не признает это ересью. Кроме того, если виновен народ в отпадении от Бога то с епископата снимается всякая ответственность за катастрофу. Ересь стала неразличима, в силу того, что отпадение от Бога настолько полное, что Бог не рассматривается как истина. 

Разумеется, такое покаяние, покаяние толпы, является не только не каноническим, оно прямо противоречит и самому смыслу Таинства покаяния. Далее, оно разорвет соборное единство Церкви сразу по двум направлениям. Во-первых, оно отделит архиереев от народа, сделав их кас­той непогрешимых, вроде коллективного папы Римского, которому не в чем каяться, в силу его непогрешимости. Во-вторых, превратит народ церковный в толпу, манипулируемую упомянутым «коллективным папою». При этом, оно отделит от Христа всю Церковь по обоим этим направлениям – не только народ, но и архиереев.

Смысл этой операции становится ясным, если вспомнить еще одно предречение Серафима Саровского. Это предостережение содержится в записках, известных как «Великая Дивеевская тайна»:

«Но так как к тому времени архиереи русские так онечестивятся, что нечестием своим пре­взойдут архиереев греческих во времена Феодосия Юнейшего, так что даже и важнейшему дог­мату Христовой Веры Воскресению Христову и всеобщему Воскресению веровать не бу­дут, то посему Господу Богу до времени меня, убогого Серафима, от сея превременныя жизни взять и во утверждение догмата воскресения, воскресить меня, и воскрешение мое будет, яко воскрешение седми отроков в пещере Охлонской во времена Феодосия Юнейшего. По воскре­шении же моем я перейду из Сарова в Дивеево, где буду проповедовать всемирное покаяние. И на сие великое чудо соберутся в Дивееве люди со всех концов земли, и там проповедуя, им по­каяние, я открою четверо мощей и сам между ними пятым лягу. Но тогда уж настанет конец всему[22]»…

Всякое предсказание св. духоносного старца о будущем не отнимает дарованную Богом сво­боду воли людей. Это в трагедиях древних греков сюжет строился на том, что ни смертные люди, ни бессмертные боги не в силах противится велению всемогущего рока. Господь даровал нам свободу воли, поэтому в предсказаниях святых благодатных старцев всегда присутствует условие  «если» – это условие, зависящее от свободной воли человеческой, если оно выполнится, то выполнится и предсказание. Здесь это условие: «если епископы наши онечестивятся, что Воскресению Христову веровать не будут, то …», а содержание предсказания: «то конец всему».

*  *  *

Кажется, подошло время, когда можно понять что имел в виду св. Серафим, говоря о нечестии наших архиереев, или что конкретно они должны сде­лать, чтобы «в нечестии своем превзойти…», чтобы «не веровать Воскресению Христову». Этому условию целиком отвечает пункт № 1, приведенного списка: не будет принята Голгофская жертва Царя Николая и, тем самым, утвердится окончательно торжество «учений человеческих» над Церковью. Оно выразится в том, что Церковь молчаливо утвердит арианскую и иконоборческую ереси, которые в сумме исключают догмат о Боговоплощении, а соответственно и Воскресении Христовом. Св. Царь Николай сорвал своим подвигом их торжество, наши архиереи на Карловацком и Владивостокском соборах отменили их выполнение. Требуется еще усилие, чтобы ликвиди­ровать его победу.

Подготовка к выполнению условия под пунктом 2. уже началась и завершится, по-видимому, тем, Церковь вынудят дать свое благословение для обязательного принятия ИНН всем своим чадам и принятия его всею Церковью. Этот вывод требует пояснения.

Содержание пункта 2 – разрыв соборного единства Церкви и формирование  условий, в которых архиереи вольно или невольно «нечестием своим превзойдут…». Это условия превращения наших архиереев, в оторванную от Христа «касту». Причем понятно, что подавляющее большинство наших архиереев будет втянуто в этот процесс невольно, ибо немногим захочется сознательно «превзойти своим нечестием…» кого бы то ни было. Об этом намечаемом процессе мы можем узнать из источника, который, на первый взгляд никак не относится к «Царской теме».

Когда года три назад, дошло до принятия ИНН и протестов православных по этому поводу с позиций православного вероучения, был созван Расширенный пленум Синодальной Бого­словской комиссии, который прошел 19-20 февраля 2001 года. Целью этого пленума, заявленной целью, отметим – было успокоить «православную общественность» в абсолютной безопасности ИНН. Надо сказать, что с заявленной целью этот пленум не справился, по многим причинам, хотя бы потому, что никого ни в чем не убедил, скорее даже наоборот. Но мы этой проблемой не будем заниматься, здесь мы ограничимся краткой выдержкой из постановления пленума, кото­рая непосредственно относится к разбираемой нами теме. Итак, цитируем:

«Необходимо напомнить «современным ревни­телям не по разуму», что Господь возложил на епископов особую миссию быть строителями Тайн Христовых и хранителями неповрежденного вероучительного предания. Отступление от законного священноначалия есть отступление от Духа Святого, от Самого Хри­ста. Выделено мною, – А.В.».

Определимся сразу же с «ревнителями не по разуму», которые осмеливаются «отступать от законного священноначалия». В данном контексте к таким «отступникам», «ревнителям не по разуму» следует отнести, к примеру, двух святых – св. Максима Исповедника и св. Иоанна Дама­скина. – один был иеромонахом и выступил против Императора, почти всего епископата, включая патриархов (т.е. «хранителей», согласно определения пленума), которые придерживались ереси монофелитов. Другой был во­обще мирянин, жил через сто лет после первого и тоже выступил против Патриарха, Императора, епископов, придерживавшихся ереси иконоборчества. Хотя ни тот, ни другой не обладали высо­ким саном, на который, якобы, возложена миссия быть «хранителями неповрежденного преда­ния», а были типичными «ревнителями не по разуму», их имена мы знаем. А вот «хранителей» той поры, их современников, которых в Церкви было не менее тысячи, не помним. Даже патри­архов той поры, которых было всего-то пятеро, включая и Римского, помнят по именам разве что специалисты-историки, а вот этих «ревнителей не по разуму» помнят очень многие, совсем даже не историки. Более того, книги этих «ревнителей не по разуму» принято относить к святоотеческой литературе. Авторы святоотече­ской литературы – это ведь почти исключительно епископы по своему сану, т.е. «священнонача­лие», «хранители», но в их число Церковь отнесла и свв. Максима Исповедника, и св. Иоанна Да­маскина. Значит, что-то не так в утверждении Богословской комиссии.

Богословская комиссия, вводит Церковь в заблуждение, ибо подменяет понятия – не против епископов выступили эти ревнители, не против сана епископского, не против богоучрежденной иерархии, ибо из житий этих святых известно, как ревностно они относились к своему послушанию иерархии, а выступили они против ересей, которой «священноначалие» придерживалось.

Богословская комиссия нам должна объяснять, а не мы ей, что единственным «хранителем» и единственным Главою Церкви является Христос. Он же дал обетование апостолам и, соответст­венно, их преемникам в апостольском служении епископам, – «Паси стадо Мое», т.е. стадо Хри­стово. Поэтому, по словам св. Тертуллиана – «без епископа, нет Церкви». Но стадо Христово, ибо принадлежит оно Христу, а не епископу. И по обетованию от Христа епископы обязаны вести стадо Христово ко Христу, для этого им от Него даны власть и сила, т.е. благодать, изливаемая на них в св. Таинстве Миропомазания на епископское служение. Но бывает, что епископ ошибается и вольно или невольно уводит стадо Христово не к Нему, а от Него. Ведь из Евангелия мы знаем, что и апостолы ошибались, отрекались от него, оставляли Его, а один даже предал Его, но ведь и они люди, а Бог никого из людей не лишил Своего дара – свободы воли, не лишил Он и апостолов и епи­скопов. И в случае вольной или невольной ошибки благодать от епископов не отнимается – так возникают ереси, ибо только епископ может дать ложному мнению действенную для Церкви силу. Не было, и быть не могло ни одной ереси, которую не ввело бы Церковь «законное священнонача­лие». Это общеизвестный, но с умыслом игнорируемый факт, действительно, только «законное священноначалие» может вести ко Христу, но увы, оно же может вести и от Христа. Пример папы Римского перед глазами, а ведь по всем формальным признакам – «законнее» его быть не может.

Не ошибка, а умысел в этом пассаже Богословской комиссии. «Учения человеческие» от Учения Христова отделяет именно источник этих учений, а так же способ их получения. Учения человеческие (к примеру, Марксизм), это учения чисто внешние, основанные на постижении своим разумом умопостигаемых знаний, которые преподает «учитель». Он, этот «учитель» имеет свое собственное стадо баранов, которое верует в него, и верует ему и, которое ведет он в преисподнюю. Учение Христово, т.е. вера Христова – это сверхразумное знание, получаемое не внешним образом от «учителя». Вера Хри­стова постигается в личном единении со Христом в Его благодати: «Пребудьте во Мне, и Я в вас. <...>. Если пребудете во Мне, и слова Мои в вас пребудут[23]». В этом единении со Христом, по Его благо­дати – смысл человеческой жизни, это и есть спасение в жизнь вечную и именно к этому спасе­нию должны вести епископы по обетованию от Христа и для этого им дана власть и сила от Него. Такого же единения со Христом удостаиваются и епископы, но «не по должности», а в результате собственных усилий, так же как всякий иной человек.

Умысел же заключается в том, чтобы подменить веру во Христа, верой в «священнонача­лие», наделив его несуществующей в Церкви «миссией», свидетельствовать истину, вместо и взамен Самого Христа. Потому и бывают «ревнители не по разуму» вроде св. Иоанна Дамаскина, что он находится в личном единении со Христом, а «священноначалие», впавшее в ересь, нет. Из таких «ревнителей не по разуму», состоящих в единении со Христом, состоит подлинное, а не воображаемое Тело Христово. Они же составляют и подлинную соборность, которая и состоит в соборном единстве всей Церкви, каждого ее члена между собою и со Христом. В этом соборном единстве Церкви нет тех, кто отступил от него, а значит и от Христа, ибо соборное единство Церкви определяется не должностью, не саном, а тем только, что человек исполнил обетование Христово: «Пребудьте во Мне, и Я в вас». Ведь благодать в которой происходит единение со Христом – сам Христос и есть, только не в Своей Сущности, а в Своих несотворенных энергиях. Поэтому, между человеком и Богом нет никаких промежуточных эманаций или промежуточных посредников (вроде сефирот или монад), нет и посредников, которыми могут быть человеческие личности – священники или епископы. Если они, в св. Таинстве Церкви передают человеку благодать, то передают не свою собственную, а Божию благодать, т.е. несотворенные энергии.

А вот Богословская комис­сия опять делает подмену, причем очень грубую: «Отступление от законного священноначалия есть отступление от Духа Святого, от Самого Христа». Как быть, когда «законное священноначалие» отступает от Христа в ересь? – что в истории Церкви бывало неоднократно. Отступление от Христа есть отступление от Христа, т.е от единства лично с Ним, а если в таком же единстве С Ним же, находится и «священноначалие», то отступление и от него, а значит отступление и от соборного единства Церкви. Если же епископ сам отступил от Христа, а мы в этом соборном единстве пребываем, то отступил от соборного единства епископ, а не мы. Нам предлагается не соборное единство Церкви, отступление от которого есть отступление от Христа, а слепое следование за «Священноначалием» вне зависимости от того следует оно за Христом или нет.

Эта Богословская комиссия кроме «богословского обоснования» принятия ИНН, выполняла еще одну функцию. Ею в очень немногих словах была сформулирована идея «священноначалия», которое должно заменить существующую в Церкви соборность (кафоличность), наделив «свя­щенноначалие» свойствами непогрешимости. Далее, эта же идея должна оправдать отпадения нашей Церкви в «учения человеческие», совершенные ею в 1917 году, сделать это отпадение как бы не бывшим. Словно не было приказа поминать на ектениях «благоверное временное правительство», а русский народ сам беспричинно оставил своего Царя, а потом сам его убил. Тогда с расколом (как бы, не существующим) будет покончено, а Церковь примет «учения человеческие» окончательно и бесповоротно. Для чего, этой идее надлежит воплотиться в некий неканонический ритуал, который должен покончить с подвигом св. Царя-искупителя. Цель его – подменить каноническое соборное покаяния Церкви (если уж говорить в терминах по­каяния) в грехе отпадения в ереси, неканоническим публичным ритуалом, в котором народ должен покаяться в грехе, который он не совершал. При таком действе, народ будет выступать не как соборная духовная личность, которой только и можно вменить как грех, так и раскаяние в грехе, ибо только духов­ная личность является нравственно вменяемой. Народ здесь выступит, как «электоральная масса», которая не может отвечать ни за что, в принципе, но которой легко манипулировать.

*  *  *

Фраза о «хранителях неповрежденного предания» кажется загадочной, но только в контексте данного «Постановления» поскольку сказано слишком кратко, смысл ее раскрывается в контексте множества статей и книг особого рода. Эти книги легко узнаются по особому духу, можно сказать по духу «безграничной сво­боды». Написано в этих «богословских» и публицистических трудах немало удивительного, но во всем многообразии тем, можно различить и своеобразную «гене­ральную линию» свободы. Согласно этой коллективной «генеральной линии», вся эпоха церковной исто­рии, начиная со св. блг. равноапостольного Царя Константина Великого, рассматривается как «эпоха несвободы» Церкви. Борьба с ересями в эту эпоху, а это ведь еще и эпоха Вселенских Со­боров, на которых раскрыты вероучительные догматы нашей Церкви, рассматривается как выра­жение и даже суть этой несвободы.

С точки зрения этой «генеральной линии», понятие «ересь» атрибут несвободы Церкви, а стало быть, должно быть отброшено. На первый взгляд, это все заимствование у протестантов, но не только. В этом «богословии свободы» есть и знакомая нам тема, в которой особая роль отводится архиереям, которые определяются как носители ис­тины (ну или «неповрежденного предания», к примеру, если говорить об этом в мягкой форме). Причем носителями истины они рассматриваются вне зависимости от того, придерживались они ереси или нет. Более того, о ересях вообще не говорится. Иными словами, все решительно епископы, одним только своим саном обретали непогрешимость, которой даже у папистов удо­стаивается один единственный епископ – епископ Римский. Поэтому и название придумано для такого непогрешимого многоглавого папы римского: «священноначалие». Обычно линия рассуж­дений на этом заканчивается, заменяясь всевозможными эмоциональными лозунгами.

Однако продолжим линию рассуждений дальше, до ее логического конца. Понятие истина или ложь по отношению к словам и делам «священноначалия» исчезает, но все сказанное или сделанное ими, тем не менее, должно считаться истинным, а они, как носители истины, не подлежат никакому суду ни на небе, ни на земле. Для православия такое положение действи­тельно невозможно, даже у папистов, такими свойствами обладает один единственный епископ, а тут все епископы разом, но ведь есть и иные религиозные системы кроме православия. Таковым явля­ется тулмудический иудаизм. Если мы обратимся к исследователям иудейского Талмуда, которые цитируют Талмуд, то найдем правила иудейской веры, которые как раз и требуют буквального следования словам любого раввина, как носителя абсолютной истины, вне зависимости от того, что он говорит. О том, что Талмуд является соб­ранием темных, туманных, а, главное, противоречивых высказываний множества раввинов, его составивших, то это общеизвестно. О том, как нужно, согласно Талмуду, относится к словам рав­винов, даже если эти слова противоречат другим словам хоть этого же раввина, хоть какого иного Флавиан Бренье цитирует в свое книге рабби Менахема:

 «Все слова раввинов всех времен и всех поколений, суть слова Бога, подобные словам проро­ков, даже в том случае, когда они находятся в противоречии друг с другом; кто же противоречит раввинам, вступает с ними в спор или ропщет на них, тот спорит с самим Богом и ропщет на него[24]»

Удивительно похоже на доктрину, кратко сформулированную Богословской комиссией.

Стало быть, термин «священноначалие», который является неканоническим, следует пони­мать, как аналог термина «раввинат». Русская Православная Церковь, в которой будет актуализи­ровано понятие «священноначалие», как собирательный термин епископата, составляющего касту «непогрешимых», отвергшуяся от Христа, превратится в филиал иудейской синагоги. Патриарх такой церкви благословит ИНН, число зверя, помажет на царствие антихриста, ну и так далее. Такая церковь перестанет быть подлинным телом Христовым, в ней станут недействи­тельны св. Таинства. Св. Литургия, которая будет служиться в храмах такой Церкви, не будет подлинной бескровной жертвой Иисуса Христа. Эта церковь будет золотить купола храмов и проводить пышные службы, но Христа в ней не будет – подлинной Церковью Христовой станет свободное сообщество людей, сохранивших соборное единство со Христом.

*  *  *

Условие такого перехода нашего епископата в «священноначалие» – отказ от соборного по­каяния в совершившимся отступлении от Христа и принятии «учений человеческих» вместо Него. Результатом этого отступления явилась революция в России, захват России антихристовым интернационалом и убийство Царя, если кому, в чем и надо каяться, то тем, кто это совершил и кто этому помог, обманув народ. Теперь же предложено каяться обманутому народу, вместо подлинных виновников. Но мы уже говорили, что подлинным покаянием в соборном грехе русского православного может быть только собор всей полноты Русской Православной Церкви. Такой отказ от подлинного покаяния в подлинном грехе, может быть оформлен в виде ка­кого-то неканонического обряда «всенародного покаяния русского народа в грехе цареубийства».

Может, будет предложено «покаяние по чину Ионину», в воспоминание Ветхозаветной истории, в которой весь народ Ниневии, по предложению пророка Ионы, постился и каялся тря дня и Господь простил народ. Ниневитяне приняли призыв покаяться столь близко к сердцу, что по приказу царя, даже скотов бессловесных не кормили те же три дня. Но в Ниневии не было Церкви Христовой, не было пастырей и архипастырей, кото­рые по обетованию обязаны «пасти овец Христовых». Спросить было не с кого. Зато ниневитяне заставили поститься и свой скот, который явно был не виновен в их грехах. Если упомянутый «покаянный чин» будет принят, то нас уподобят тем скотам, которых тоже заставили поститься за грехи ими не совершенные.

*  *  *

Можно насчитать, по меньшей мере три «операции» подобного рода, которые пытались провести с Церковью за последние десятиления.

1. Попытка срыва прославления св. Царя Николая Зарубежною Церковью и аналогичная попытка срыва «канонизации» в нашей Церкви. Как мы уже говорили, «простой» церковный народ, находясь в соборном единстве со Христом и со своими епископами, оставшимися верными Христу, находился (и находится) в том же единстве и со святыми, в том числе и со св. Царем Николаем. Поэтому, просьбы о прославлении св. Царя исходили от «усердных не по разуму». В конечном итоге они увенчались успехом.

Сопротивление противников прославления, равно и канонизации, аргументировало свою позицию соображениями, исходящими от чистого разума, а не от веры. По их аргументации, прославлением занимается чисто человеческая инстанция, которая сама имеет полномочия взвешивать «за» и «против» прославления, а не изучать и не обосновывать свидетельства от Духа Святого. По их логике получалось, что не Господь Бог, а они решают кого, за что можно прославлять или нет.

2. Организация приходов Зарубежной Церкви в России, с помощью которых Зарубежная Церковь попыталась взять под контроль Церковь в Отечестве сущую, обвинив ее в «ереси сергианства». Одновременно было предложено нашей священству и Священноначалию Церкви покаяться в этой ереси, сделав это без соборного разбирательства, в котором, руководствуясь Духом Святым, Отцы Собора, исследовав причины и т.д. вынесли бы соборное решение, в котором ересь была бы изжита, а виновные в ней покаялись бы. Но Зарубежная Церковь пошла иным путем, во-первых, она не предъявила никаких догматических обоснований для своего обвинения (обвинения носили публицистический, эмоциональный характер). Во-вторых, она сама себя предложила, в качестве судии, и именно перед ней должны были каяться наши епископы и священники. По сути дела, сама Зарубежная Церковь впала в ересь, известную, как ересь донатистов[25].

И опять соборное единство русского народа избавило нас и от этой беды.

На канонической территории нашей Церкви стали открываться приходы Зарубежной Церкви (в соответствии с решением ее Св. Синода от 15 мая 1990 г.). Ожидалось, что начнется массовый переход русских православных людей в эти приходы. Этого так и не произошло, но что характерно: Примерно в это же время началось поклонение св. Царю Николаю среди граждан России, началось оно, как уже говорилось, «снизу». Оно тоже не находило никакой, или, практически никакой поддержки «сверху», но очень быстро стало настолько массовым, что само дало поддержку тем силам среди нашего епископата, кто тоже выступал за «канонизацию св. Царя». Что, кстати, еще раз доказывает и соборное единство обеих «юрисдикций» Церкви, вопреки мнению Зарубежной Церкви. Как видим, два разных явления, получившие свой импульс от Зарубежной церкви, не имевших никакой поддержки «сверху», пришли к прямо противоположным результатам. Одно было от Бога, другое от человеков, результат говорит сам за себя.

3. «Царские останки». Одна из «операций прикрытия», предпринятых цареубийцами заключалась в том, чтобы, уничтожая следы своего преступления, не только уничтожить честные тела свв. Царственных-мучеников, но уничтожить и факт этого уничтожения. Продолжением этой операции стало «обретение» ложных «царских останков», а потом усиленное внедрение их в Церковь, в качестве подлинных царских останков, т.е. святых мощей.

Опасность этой операции заключалась не только в том, что нам могли фальшивые «святые мощи» предложить в качестве истинных, а Церковь признала бы их в качестве таковых. Это одна беда, которая сама по себе, ставит Церковь в очень тяжелое положение. Опасность заключалась и в другом – Церковью признались бы в качестве свидетельства об обретении свв. мощей не свидетельства от Духа Святого, а свидетельства от результатов манипуляций над ними, произведенных эмпирической наукой. Это значило бы то же самое, что производить прославления святых на основании человеческого мнения, а не прославления Церковью Небесною, что сообщается нам действием Духа Святого. Это значило бы, что и святые и их святые мощи, а следовательно и Сам Бог, являются принадлежностью эмпирического мира. И на этот раз первыми, кто забил тревогу, были «ревнители не по разуму» и, слава Богу, наши архиереи и на этот раз выстояли. Несмотря на беспрецедентное давление властей, всех и отечественных и мировых СМИ собственных внутрицерковных радетелей обретения «святых мощей» – они выстояли и не признали фальшивку.

Эти три эпизода выявили раскол внутри нашей Церкви, точнее они выявили тех, кто проявил свою приверженность к «учениям человеческим». Если бы Церковь встала на их позиции, то она руководствовалась бы не Духом Святым, а соображениями разума – разума тех, кто руководит Церковью от ие есть нарушение догмата VII Вселенского Собора), но фактически она полностью отказалась бы от Христа, в пользу «учений человеческих». Можно сказать так же, что эмпиризм этих учений есть, собственно говоря, тот самый пантеизм, который внедрила фарисейская секта в Ветхозаветную Церковь перед Воплощением Христа. Ведь сутью пантеизма, легшего в основу Талмуда, как раз и лежит эмпиризм – согласно которому – не мир произошел от Бога, а Бог произошел от мира.

Перечисленные операции не удались, Церковь осталась Христовой, поэтому готовятся новые операции, которые по расчетам новых фарисеев должны сломить наших архиереев и сделать Церковь талмудической. Сделать это для того, чтобы наши «архиереи так онечестивились, что перестали бы веровать в Воскресение Христово» … «тогда конец всему» – по слову св. Серафима Саровского.

 *  *  *

Можно задаться вопросом – что было бы, если бы Царь не совершил свой Голгофский Подвиг? На этот вопрос можно дать два ответа.

1. Если бы революция совершилась, а Царь смог бы уехать из революционной России на анг­лийском крейсере (как это обещало временное правительство), то он не был бы расстрелян в Ипатьевском под­вале. Карловацкий и Владивостокский соборы не смогли бы состояться, наши архиереи не смогли бы отказаться от своего впадения в ересь, Господь не сохранил бы Россию, а с нею и всего мира.

2. Другой вариант: Революция бы не удалась, и России дали 20 лет спокойного развития, как мечтал о том Столыпин[26]. За двадцать лет без всякого надрыва, крови и слез, Россия значительно превосхо­дила бы СССР в тот же период (например, В 37 году). Но это была бы мощь военная, промышленная, экономическая, словом, мощь материальная, а вот вера вряд ли сохранилась бы. Ведь за двадцать лет путем «просвещения», которое стремительно набирало скорость перед Революцией, учения человеческие овладели бы массами с такой силой, что Россия перестала бы быть страной православной. Россия заняла бы свое ведущее ме­сто среди прочих «цивилизованных стран», полным ходом, идущих сейчас в преисподнюю.

Не было иного способа, кроме Голгофской жертвы, которую вновь совершил Христос, но не по существу Своему, а по Своей благодати, дарованной уже Своею жертвою на Первообразе Гол­гофы в Палестине. Христос через Крест, через вкушение смерти, совершил Свое Царское служение, разрушив, тем самым державу смерти, даровав нам спасительную благодать, через которую мы вновь соединились с Богом. Но этим же Царским служением Он остановил и «учения человеческие», которые секта фарисеев сумела внедрить в Ветхозаветную Церковь. Теперь понадобилось повторить Царское служение, ибо вновь, теперь уже Христовой Церковью, овладели те же «учения человеческие». Первый раз Христос, воплощенный Бог Слово, совершил Свое Царское служение телесно, видимое телесным же зрением и сознаваемое разумом человеческим. Телесно испытал страдания, телесно был распят на кресте, телесно вкусил смерть.

Всякий православный Царь телесно представляет «образ одушевлен Царя Не­бесного», который православный Царь воспринимает в Таинстве Помазывания на Царство. Он же может телесно уподобиться по воле Божией, и Царю Небесному, ибо в уподоблении раскрывается (реализуется) образ Царя Небесного. Но в уподоблении Царю Небесному, происходит подлинное единение с Самим Христом в его благодати и в образ Христа, т.е. согласно Халкидонскому догмату – неслиянно и нераздельно. Поэтому в Ипатьевском подвале не только расстреляли Царя, одновременно  вновь распяли Христа.

Наш Государь св. Царь-искупитель, в Голгофской жертве остановил «учения человеческие». Ничто иное уже не могло остановить Россию на пути «прогресса», который означает процесс оставления Христа. Вновь, как во время Воплощения возможно применить слова Спасителя: «и сбывается над ними пророчество Исаии, которое говорит: слухом услышите - и не уразумеете, и глазами смотреть будете - и не уви­дите[27]».

*  *  *

Если подлинное соборное покаяние совершиться, то собор, на котором это будет сделано, сравняется с Константинопольским собором 843 года, принявшим празднование Торжества Пра­вославия. Церковь освободится и от довлеющего над ней раскола, и очистится от ересей. Вот тогда совершится и воскресение России, ради которого совершил свой искупительный подвиг св. Царь Николай.

Есть немалое число свидетельств святых прозорливых старцев о падении, гибели, вос­кресении России, а потом и ее великом будущем. Есть у св. Серафима Саровского, есть и у дру­гих, но особенно многообещающим является предсказание старца Авеля: Свершатся надежды русские: на Софии в Царе-граде воссияет Крест Православный[28]. Есть предречения и афонских старцев, в которых фигурируют те же золотые кресты на Софии (для греков это вопрос чрезвы­чайно важный), что будет достигнуто успехами русского оружия.

Золотые кресты на Софии, русское воинство в Константинополе, кажутся чем-то абсолютно абсурдным, но самые ценные крупицы Правды Божией, обыкновенно скрываются в том, что с первого взгляда кажется парадоксальным или, даже, абсурдным. Вековые мечты греков и воскре­сение России, кажется, взаимосвязаны и одно без другого невозможно. И вот почему. Ясно, что пресловутое «мировое правительство» никогда не позволит России не то, что завоевать Констан­тинополя, но даже просто подняться с колен. Быть России, по планам этого правительства, в структуре «нового мирового порядка», ничтожной страной с колониальным типом экономики. А полная реализация планов «нового мирового порядка» – подготовка «седалища для антихриста», поэтому так и сгинет Россия вместе со всем миром. Золотые кресты на Софии – абсурд с позиций глобальной геополитической картины мира.

Что невозможно человекам, то возможно Богу. Предсказания о золотых куполах на Софии означают, что рухнет вся геополитическая картина мира, сгинут США вместе с мировым прави­тельством, присмиреет Европа. Вот тогда станут возможны и воскресение России и золотые кре­сты на Софии.

Одновременно будет остановлено приближающееся наступление «беззаконника», ибо будет разрушена и уже готовая его принять инфраструктура и будут ликвидированы условия его открытия, как это описано у апостола Павла (отнятие Удерживающего, и всеобщее отступление от Христа).

В этом тоже раскрывается значение подвига св. Царя-искупителя Николая. Он искупил нас и от надвигающегося антихриста. Дело только за нашими архиереями, ведь все предсказания св. духоносных старцев исполняются так, что это исполнение не нарушает свободной воли человека. Если они примут искупление от св. Царя Николая, то примут и Христа и, стало быть, жизнь. Если не примут, то по слову св. Серафима Саровского: «нечестием своим превзойдут архиереев греческих…». И тогда «конец всему».

*  *  *

Наша история ХХ века, кажется, целиком укладывается, как раскрытие подвига св. Царя Николая. Один раз, возможно, мы уже миновали наступление антихриста, неизбежное, если бы не его подвиг.

В 21-22 годах произошел резкий перелом нашей истории, который замечают историки, при­держивающиеся самых разных направлений, давая ему разное толкование, в зависимости от тех парадигм, каких они придерживаются. Мы, же заметим, что все эти парадигмы навязаны и реали­зуют в себе «учения человеческие», т.е. далеки от православного понимания истории. Чтобы не увязнуть в словах, смысл которых раскрывается в упомянутых учениях, т.е. вообще ничего ре­ального не означает[29], отметим несомненные факты.

Февральская революция закономерно перешедшая в октябрьскую, не возникла «на ровном месте», не свалилась откуда-то с Марса. Она была частью заранее разработанного плана, реали­зуемого в составе действия «тайны беззакония». Ситуация цареубийства, в духовном плане, пол­ностью воспроизводит Евангельскую ситуацию распятия Христова, в обоих случаях царе и бого­убийцы руководствовались теми же самыми «учениями человеческими», что подчеркивает и св. Серафим Саровский в своем предсказании. В плане историческом, в котором считается не­приличным говорить о том, что Россия стала жертвой заговора неких «мировых сил зла», то от­рицать сейчас упомянутый заговор столь же нелепо, как отрицать наличие, к примеру, силы тя­жести. Есть огромный массив исторических материалов доказывающих этот заговор со всей не­сомненностью, обобщенный, к примеру, в многотомном исследовании О. Платонова.

В 1917 году мировой заговор удался, Россия была завоевана, в 1918 году расстрелян Царь, вместе со Своею Семьею, Россией овладел антихристовый интернационал (чтобы не спорить в словах, назовем так ту силу, которая захватила Россию, ибо существующие названия того, что произошло означают феноменологически разные явления). Далее Россию было намечено исполь­зовать в качестве базы и источника ресурсов, прежде всего человеческих (пушечного мяса) для завоевания всего мира, этих планов не скрывали и сами «вожди мирового пролетариата». Обычно скрывали другое (но шила в мешке не утаишь), что финансовыми ресурсами, «русскую револю­цию» обеспечивал Уолл-стрит, ею руководили не какие-то маргиналы вроде Ленина-Сведлова-Троцкого, а вполне респектабельные господа, в руках которых находятся все мировые финансы, поэтому, мировая революция вполне могла стать исторической реальностью. Когда в России вооруженное сопротивление антихристовой власти было подавлено, и ей следовало совершить бросок в Европу и далее по всему миру, неся «миро­вую революцию», вдруг все было остановлено. Антихристовый интернационал отступил, и это отступление не было временным, оно было настолько глубинным, что превратилось в свою про­тивоположность и, в конечном итоге, Россию пришлось вновь завоевывать тем же силам (в ином, правда, облике) в 91-м году. Ожидаемая «мировая система коммунизма» – читай «новый мировой порядок» с коммунистическим лицом, не смогла реализоваться.

Именно в этот рубежный период, в 21-22 году были запущены невидимые процессы, кото­рые перестроили весь внутренний механизм, завоевавшей страну системы. Постепенно возникла и набрала силу совершенно иная, непредвиденная и даже невозможная для планов «мировой за­кулисы» политическая конфигурация в России. Через двадцать лет после победившей революции, главные ее деятели, «ленинская гвардия» были физически ликвидированы, чем была поставлена точка в планах использования России в интересах «мировой закулисы» и соответственно в дейст­вии «тайны беззакония». Объективно не Россия работала в интересах «мировой закулисы», а прямо наоборот и произошел этот поворот вектора движения России не в 37 году, а в 21-22-м. 

Почему Господь отсрочил нашу погибель, которая обязательно наступила бы, если бы, заду­манный коммунизм удалось построить? Почему вместо построения коммунизма в России, а затем во всем мире, в России оказалась вновь отстроенной мировая держава, подчинившее себе «миро­вое коммунистическое движение», которое, тем самым, оказалось направленным против своих создателей? Господь смилостивился над Россией, ведь и ради десяти праведников Он сохраняет град, ибо праведники – это те, кто исполняет Его волю. На самом деле, сохраняя град ради десяти праведников, Господь сохраняет град руками этих праведников, ибо они, выполняя Его волю соз­нательно, способствуют тому, что множество других, творя свои неправедные дела, косвенно тоже выполнят Его же волю. Но, если не будет и десяти, то исполнять Его волю будет уже не­кому во всем граде. Согласно учению Церкви о Промысле Божием, Господь способствует делам добрым, но, попуская дела злые, способствует тому, чтобы и они имели добрые последствия. К 1917 году практически весь наш епископат принял ереси, «учения человеческие». Утвердив ереси на соборе 1917-18г., Церковь в России стала еретической, т.е. отошла от Бога вся целиком, хотя «простой народ» оставался верен Ему. Царя – «Удерживающего» не стало, Церковь от Бога ото­шла, дорога «беззаконнику» стала открытой.

Если бы не было двух упомянутых соборов, то Россия и весь мир погибли бы ибо «мировая революция» захватила бы мир ради утверждения «беззаконника». Но уже к 21 году положение изменилось, в 21 и 22 годах на прошедших соборах какая-то часть архиереев утвердили свое воз­вращение от этого отступления к Православию. Поэтому Господь помиловал Россию.

Как будто про Сталина написал св. Ириней:

«По чьему повелению рождаются люди, по повелению Того же поставляются и цари, приспо­собленные к тем, над кем царствуют. Ибо некоторые из них даются для исправления и пользы подданных, и сохранения правды; некоторые же для страха и наказания; еще некоторые для уни­чижения народов, или для возвышения, смотря потому, чего бывают достойны эти народы по праведному суду Божию, одинаково простирающемуся на все»[30].

Вся эта операция по переориентировке «победившей революции» была проделана руками, по сути дела, единственного человека, который совершил невозможное «для простого смертного». Имя его – Сталин. Это имя воспринимается «неоднозначно», у всех на слуху «сталинские репрессии». Я отнюдь не хотел бы его обелять, одно только истребление крестьянства, «как класса», чего стоит, да и не ради абстрактной России старался Сталин, он выполнял какие-то ведомые ему цели. И Церковь он хотел уничтожить к 43 году, да не удалось, Гитлер помешал, но к началу войны с Гитлером, архиереев в живых и на свободе оставалось всего 4 человека.

Но, во-первых, говоря о сталинских репрессиях, ничего не говорят репрессиях ленинских. «Красный террор» ленинских репрессий – это был воистину кровавый кошмар – каждый город России был Буденновск, а в каждом городе был свой Норд-ост. Сталин был жесток, но никогда не опускался до бессмысленной кровожадности, которой, как каиновой печатью отмечены «пламенные революционеры». Бог ему судья, но никак не картавые наследники Свердлова и Троцкого, которых, почему-то не принято изображать в их подлинном облике врожденных палачей.

Во-вторых, не будь Сталина – был бы тогда Троцкий и «пожар мировой революции», и пепелище на месте России, и нам теперь не о чем было бы писать. Ведь Россию уже невозможно было вернуть к 1 марта 1917 и даже к 15 августа того же года (начало собора 1917-18 г) года. Россия уже погибла, пройдя «точку невозврата», ибо в ней было систематически и умело разрушено все, что только можно разрушить. России предстояло выйти из ленинизма и Господь дал нам Сталина.

Именно в 21 году Иосиф Сталин получил малозаметный пост генерального секретаря пар­тии, пост, который можно иначе назвать начальником секретариата, но именно его он смог ис­пользовать в качестве плацдарма и одновременно механизма для захвата власти, ибо в его руках оказалась «номенклатура», то бишь, «список», по-русски. Сталин получил в распоряжение Номенклатуру Партии (напишем с заглавных букв), и он по этому списку начал неспешный пасьянс, ставя нужных людей в нужные места, не обязательно своих сторонников – да и кому он мог открыться раньше времени? Бывает, что и противники могут принести немало пользы, развалив дело, кото­рое нужно развалить – дурак с амбициями, в любом деле страшнее откровенного врага этого дела. Он сумел стравить между собою партийную верхушку, принявшуюся делить ленинское наслед­ство, после смерти «вождя», наступившей в 24 году. Сам он был в тени, сражались «тяжеловесы», сначала Каменев с Зиновьевым сумели сместить второе (после Ленина) лицо в партии – Троц­кого, потом их самих смела целая толпа вождей помельче – Томский, Бухарин, Рыков и т.д. К 29 году все рычаги власти были уже у Сталина, тем не менее Сталин дал еще несколько лет всем этим «пламенным революционерам» посуетиться, попроизносить речи на съездах, убедить все «прогрессивное человечество, а «также мировое коммунистическое движение», словом «мировую закулису» в том, что именно Сталин есть  единственно гениальный, единственно преданный про­должатель «бессмертного дела Ленина». После чего «ленинскую гвардию» сволокли в подвалы Лубянки и пропустили через машину дознания, созданную и взлелеянную их собственными ру­ками, где они во всем, что нужно признались, а потом их за это поставили к стенке. «Мировое прогрессивное человечество» ахнуло, но стерпело, в Москву приезжали Андре Жид и Лион Фейхтвангер, каждый поприсутствовал на знаменитых процессах, но ничего предосудительного не нашел, о чем каждый из них написал по своей известной книжке, полной восторженных впе­чатлений о «стране победившего социализма». Но что самое поразительное, такова была сила идеологической риторики, что до 46 года, до знамени­той речи Черчилля в Фултоне, Россию (тогда СССР) рассматривали как мировой бастион «про­грессивного человечества». Только после 1946 года Россия превратилась в «империю зла» и та же «мировая закулиса» стала ковать 1991 год.

Тем временем Сталин неслыханными темпами строил индустрию, науку и военную машину. Он в 35 году прекратил эксперименты в образовании, тогда же реабилитировал понятие «патрио­тизм», по обвинению в котором, незадолго до этого давали минимум 10 лет лагерей. России (СССР) было далеко до той мощи, которая необходима, чтобы выдержать и устоять против «ми­ровой закулисы», как не смог устоять Гитлер, который тоже взлетел к власти с ее же помощью, но «повел себя неправильно». Сталин «вел себя правильно» и к тому времени, когда «мировая закулиса» обнаружила свой промах, в 46 году, простых и доступных средств против Сталина (СССР, России) у нее не оказалось. Началась холодная война, которую Сталинская империя про­играла, ибо построена она была на лжи, на крови и костях, а не на незыблемом камени веры. Но свое она сделала, и даст Бог, еще наполниться своим истинным Христианским содержанием, как некогда наполнилась империя Римская. Проиграла система власти, а не имперский дух Царского служения, который народ сохранил в империи сталинской в наследство от империи Христиан­ской, этот дух на глазах становится христианским. Главное, что с падением идеократической сис­темы власти, открылась возможность восстановления власти православных царей, которые несут в себе подлинный образ власти Христовой. Именно подлинность образа, доказана подвигом св. Царя-искупителя Николая II Александровича, о чем мы говорили выше.

Это лишь одна из тех линий, по которым развивалась история России (СССР) после Револю­ции. Развивалась вполне закономерно по Промыслу Божию, а не в виде случайного набора слу­чайных событий. Если бы наши архиереи излечились от «учений человеческих» хотя бы 4 марта 1917 года, не было ни ленинских, ни сталинских репрессий, не было бы и «Сергианской декларации», не было бы и искупительной жертвы Государя, ни Русской Голгофы. Но они оказались верны своим «учениям», а не Богу. Понадо­бился Голгофский подвиг Государя, благодаря которому, по благодатной помощи от него, наши архиереи излечились к 21 году. Этот год оказался не последним годом России, после которого ее намеревались сжечь на костре «мировой революции», он стал первым годом исцеления – длинного, тяжкого и кровавого. Россия тоже прошла через свою Голгофу и теперь идет к своему воскресе­нию. 



[1] Фомин С. Россия перед вторым Пришествием. М. 1994, 2 изд. стр. 89.

[2] Заметим, что Яковлев зафиксировал 1991г., а не 1917 (февраль) в качестве рубежа «смены парадигмы власти». Это означает, что в 1991 году пришлось вновь завоевывать Россию, как это было в феврале 1917года. А куда делся промежуток в 70 лет? – какова была власть в этот период? Сначала, в октябре большевики захватили власть, полностью разрушенную февралистами, по сути дела, подготовившими страну к передаче власти над ней в руки большевиков. Целью большевиков (коммунистов, в данном случае, не важно) был захват мировой власти (глобализация с «коммунистическим лицом»), а Россия им была нужна в качестве ресурсной базы. Им это формально удалось, но года так с 35 по 39 произошло полное переформатирование власти, предпринятое Сталиным и «его кликой». Россия вновь обрела свое имперское государственное устройство, свою державную мощь, отразила военное вторжение всей, практически Европы во главе с Гитлером в 1941-45гг. Вот и пришлось ее вновь завоевывать, но не извне, а изнутри. Что и удалось, и тоже формально, значит, пока удалось.

Кстати, деятельность Сталина по восстановлению Империи в России, а совсем уж не его пресловутая «кровожадность» являются причиной ненависти к нему всех демократов и всей вообще «прогрессивной общественности» и России и всего мира. Подробнее об этом ниже.

[3] Мф.12:31,32

[4] Россия перед вторым пришествием. – М., 2 изд, 1994, стр. 387-388

[5] Нет никаких канонических и догматических, т.е. писаных правил, регламентирующих отношения Царя и Церкви в духовной сфере. Это обстоятельство служит формальным основанием для того, чтобы утверждать, что якобы, таких отношений не может быть вообще (богословская школа профессоров Осипова, Кураева и пр.), а Миропомазание на Царство есть формальная процедура никого, ни в чем не обязывающая. Но точно так же нет никаких писаных правил, регламентирующих организацию и проведение Вселенского Собора, может заодно отказаться и от самого понятия и феномена Церковной жизни – «Вселенский Собор»? Считать Вселенские Соборы якобы не бывшими, со всеми вытекающими отсюда последствиями.

[6] Рассказывают про одного из сыновей Константина Великого, который на Соборе, настаивая на своем, выхватил из ножен свой меч со словами: «вот мой канон».

[7] Ин.15:16

[8] Ин.11:47-50

[9] Ин.11:53

[10] Ин.8:44

[11] Опыт введения «сухого закона» в России яркое тому подтверждение. В 1914 году, с началом Войны был, Монаршей волею, введен этот закон, о чем было объявлено со всех амвонов всех храмов в России. И Россия перестала пить – эффект был такой ошеломляющий, что, например, США тоже попытались ввести «сухой закон», для США это кончилось большими потерями, ибо, в отличие от России народ в США пить не перестал, а ради удовлетворения этой потребности законным способом, неимоверно разрослась организованная преступность, чтобы удовлетворять эту потребность способами незаконными. У нас нет (этот закон отменяли уже большевики) – такова была сила Монаршей воли, особенно, если она была объявлена с церковных амвонов. Поэтому объявление об «отречении Государя от Престола» сделало свое черное дело. Но особенно страшную силу приобрело поминание на ектениях «благоверного временного правительства», мы еще вернемся к этому вопросу ниже. Ведь изруганный за свою декларацию от 1927 года митрополит Сергий (Страгородский), не приказывал в этой декларации поминать на ектиньях ни Сталина лично, ни «Сталинское Политбюро» на манер приказа Священного Синода от марта 1917 года

[12] Мф 15:8

[13] Новокрещенные народы, в том числе русский, в течение столетий после крещения исповедуют «двоеверие», т.е. продолжают придерживаться своих языческих заблуждений, но ничего страшного, как говорится, не происходит. Однако, что стало бы с этим народом, если бы нашелся хотя бы один епископ-двоевер.

[14] Если быть более точным, то он не осудил решения и приказы Священного Синода марта 1917 года. Хотя уже к этому времени было совершенно очевидно, что «свобода» приобрела опасные для Церкви и гибельные для России свойства, но «свобода» была превыше всего, и на соборе торжествовал Февраль. Уже стали «свободно» избирать епископов и, соответственно, сгонять с кафедр неугодных. Это непосредственно коснулось и митрополита Киевского Владимира (Богоявленского), – в Киевской лавре вовсю интриговал против него епископ, уже согнанный со своей кафедры в Суздале и желавший согнать и киевского митрополита. Митрополит Владимир занимал пост Старшинствующего в Св. Синоде, он в феврале отказался выступить со святительским предостережением против бунта, начавшегося а Петрограде, хотя католический прелат уже пригрозил католикам отлучение за участие в бунте. Митрополит Владимир несет первенствующую же ответственность за приказы Св. Синода марта месяца, давшие «свободу Церкви» и он же первый из иерархов заплатил кровью за эту свободу. Он был убит 25 января 1918 года группой вооруженных людей, но не красноармейцев, а случайных громил – порождения хаоса и беззакония, восторжествовавших в стране, получившей «свободу».

[15] Кусаков Н. Демократия versus соборность. \\ «Вече» № 36, Мюнхен, ФРГ, 1989, стр. 100.

[16] Подлинная соборность есть подлинное, а не иносказательное воплощение слов Самого Христа: «Я в Отце Моем, и вы во Мне, и Я в вас». [Ин.14:20]. Или еще: «Если пребудете во Мне и слова Мои в вас пребудут». [Иоан.15:7]. Можно привести еще множество цитат из Священного Писания, которые почему-то оставляются без внимания, когда ведут модные ныне разговоры о соборности.

[17] Фомин С. Россия перед вторым пришествием. – 2 изд., М. !994, стр. 329.

[18]

[Карташев А.В. Вселенские Соборы. – М., «Республика», 1994, стр. 500-501]

[19] С этих же позиций восторженные толпы на Невском в феврале 1917 года, «радующихся предстоящим подвалам чрезвычайки, раскулачиванию и Колыме» (цитата из Солоневича» – они что, тоже русские люди? Для ответа на этот вопрос вспомним, как определяли народ изобретатели народоправства (демократии) – древние греки. Для них принадлежность к народу имело не только теоретическое значение. Так вот, к народу мог принадлежать только тот, кто стоял в воинском строю. Просто и ясно, упомянутые толпы в категорию народ явно бы не попали. Ведь русские люди тысячу лет строили и обороняли Русь-Россию, служили своим князьям, а потом царям и это их служение претворялось в служение Богу. Настоящие русские люди (русские не только по анкете, а по соборному единству с духовной идеей Святой Руси) по Невскому не ходили и отречению Царя не радовались. Но и они не кричали на площади «Распни, распни Его»!

[20] Лк. 23:21

[21] Мф. 27:25

[22] Россия перед вторым пришествием. – М., 2 изд, 1994, стр. 387-388

[23] Ин 15:4-7

 

[24] Бренье Флавиан. Евреи и Талмуд. – пер. с фр., Париж, 1928, стр. 65-66

[25] В 1927 году, вследствие вынужденного подписания митрополитом Сергием (Страгородским) «Декларации о лояльности», т.е. документа выражающего лояльность Церкви по отношению к власти, произошло разделение Русской Православной Церкви на три ветви (юрисдикции). Из одной Церкви территориально и юридически-административно получилось три, каждая со своею судьбою – одна Зарубежная и две в Отечестве сущих: «официальную», «Московский патриархат» и катакомбную. Катакомбная была полностью истреблена властями. Зарубежная Церковь получила свое начало на Карловацком соборе и поэтому изначально была настроена «монархически», хотя, как уже говорилось, не отреклась от решений собора 1917-18 г. Но и в ней произошло разделение – откололись продолжатели дела «живоцерковников» (Парижский экзархат и автокефальная Американская церковь) – колоссальный успех НКВД за границей, потерпевшего на этой ниве поражение в России.

Не мне быть судьею митрополиту Сергию, но, как мне кажется, своей подписью он сохранил Церковь от полного истребления, как это произошло с «катакомбниками» – воистину героически сопротивлявшимися безбожной власти. Или как получилось с православными в Албании – ныне там безраздельно господствует ислам, ибо православных тоже физически истребили.

Словом, каждая из ветвей единой Церкви исполнила свое служение. У зарубежной Церкви была возможность прославить св. Царя Николая и она это сделала, правда, на это понадобилось 62 года, но если бы она это не сделала, то Церкви, в Отечестве сущей не сделать бы этого никогда. Но если бы митрополит Сергий не подписал этот документ, подобно митрополитам св. муч. Петру, Кириллу и Агафангелу, ничего не подписывавших безбожной власти, и сгинувших в ГУЛАГе, то в России восприять это прославление было бы некому.

Далее, мне почти понятно негодование архиереев Зарубежной Церкви, разоблачавших ложь наших архиереев (о том, что гонений на Церковь, якобы нет и проч.). Ложь все-таки, она и есть ложь, но ведь и апостол Петр трижды отрекался от Христа. Поэтому, мне совершенно непонятно их стремление стать единоличными судьями из своего безопасного далека над насилуемой сестрой-Церковью, ведь и апостола Петра судил Сам Господь, а не его собратья апостолы. Нашей Церкви вменяется в вину пресловутая «Декларация Сергия», после которой, дескать, Церковь впала в ересь «сергианства» и стала безблагодатной, но при этом совершенно умалчивается подлинная ересь, в которую впала тогда еще единая Церковь после приказов Св. Синода в марте 1917 г. и утверждения ее на соборе 1917-18 г. Ведь эта Декларация стала следствием приказов Св. Синода 1917 года, а не наоборот. Будто не ложь о «несвободе Церкви при царизме» породила ложь о «свободе Церкви при сталинизме». Захотели свободы для Церкви, вот и получили ее.

[26] При внимательном анализе этой революции можно обнаружить, что она удалась при одновременном совпадении ряда условий. Например, останься в живых Столыпин, который был талантливым администратором и просто не дал бы развиться процессам, которые сделали ее возможной. Или будь в Столице в эти февральские дни, хоть одна боеспособная казачья часть, которая не хуже нынешнего омона умела усмирять любые толпы, никого при этом не убивая и не калеча. Ну и т.д.

[27] Мф. 13:14

[28] Преподобный Авель Тайновидец "Жизнь вечная" № 22, 1996 г. С. 4

[29] Можно просто потонуть в горах словоблудия, навороченных вокруг одного и того же явления, которое одни называют «победой рабочее-крестьянской власти», другие, в противоположность, «тоталитаризмом», но если начать разбираться, то обнаруживаешь, что где-то в глубине вся видимая противоположность размывается и эти названия неразличимо сливаются. То и другое названия происходят из своих собственных идеологических систем, которые и наделяют их содержательным смыслом, но если этих систем не придерживаться, то и смысл их исчезает.

Такие вот идеологические названия, которые не имеют самостоятельного содержательного смысла, являются сами по себе, мощным средством «учений человеческих». Мы не видим, не различаем ересей, потому что само понятие ересь, как феноменологическое явление в «учениях человеческих» отсутствуют.

[30] Цит. По: Макарий архиепископ Харьковский. Православно-догматическое богословие. – С-Пб, 1857, т.1 стр. 583.