"Радетели святынь"...


Статья была в первые опубликована в 2000 г. на сайте "РУССКОЕ НЕБО"

Анатолий Михайлович Верховский

РУССКАЯ ГОЛГОФА:
“РАДЕТЕЛИ СВЯТЫНЬ” И БОГОСЛОВИЕ ПОКАЯНИЯ

Толчком для настоящих записок послужила заметка из газеты “Вечерний Екатеринбург”, (2 ноября 2000 г.) под ликующей рубрикой “хорошая новость”, воспроизведем ее полностью:

ХОРОШАЯ НОВОСТЬ

Дворец остается детям!

В конфликте, который длился не один месяц, поставлена последняя точка.

Представитель Президента в Уральском федеральном округе Петр Латышев, заявлявший и ранее, что не намерен ущемлять чьи-либо интересы, тем более детей, при выборе резиденции, необходимой для работы возглавляемого им органа федеральной власти, обратился в управление делами Президента с просьбой действие вышедшего на этот счет Указа приостановить. Человек в городе новый, Петр Михайлович, конечно же, даже предположить не мог, что вокруг “подарка” властей Свердловской области, предложивших управлению делами Президента передачу Дворца творчества учащихся под резиденцию полпреда, разгорятся такие страсти.

Дворец, конечно же, должен остаться детям, заявил П. Латышев, подчеркнувший, что здание к тому же должно быть отреставрировано, чтобы юным гражданам жилось в нем удобно и комфортно.

Что же касается резиденции полпреда, то, по сообщению, полученному из окружного информационного центра, управление делами Президента этот вопрос решит самостоятельно. Пока же работа представителя продолжится по старому адресу, правда, рабочих площадей у администрации полпреда будет побольше — мингосимущество “съедет” со своего этажа. По слухам — в бывшее здание “Главсредуралстроя”.

Новые площади нужны полпредству не для проведения показушных елок и устройства выставок и экскурсий, что характерно некоторым властным резиденциям, заявили в полпредстве, а для работы. А ее, как показали уже первые приемы граждан, невпроворот и для представителя, и для его замов.

Любовь СЕРГЕЕВА. 
Фото Льва БАРАНОВА.


На снимке: это здание и будет резиденцией Латышева.

Отчего такая радость? Неужто оттого, что дети будут заниматься творчеством в своих кружках во дворце, а не в студиях и мастерских. Неужто, такая уж необходимость для детского творчества позолота, лепнина, драгоценные паркеты. И почему “дворцы – детям!”, а если так, то нужно отобрать и отдать детям все дворцы в городе, а если детям дворцы, согласно лозунгу “лучшее – детям!”, то почему ограничиться только дворцами, а не отдать им заодно и свои “мерседесы”, и виллы на Лазурном берегу?

Все дело в том, что Харитоновский дворец, ныне занимаемый Дворцом пионеров (переименованный во “Дворец творчества учащихся”) расположен на Вознесенской горке через дорогу от строящегося Храма-на-Крови. Дорогу можно будет, в последствии, убрать и тогда Дворец Генерал-губернатора будет по соседству с этим Храмом или, точнее составлять с ним единый комплекс. Резиденция того, кто служит “Государевым оком” будет дополнять Храм, а Храм освящать Резиденцию. В состав единого комплекса органично вольется и Вознесенский храм, венчающий горку, который находится по другую, восточную, сторону от Дворца. Получится единый центр, объединяющий и одну из величайших русских православных святынь, и Дворец представителя Власти. Нечто подобное мы имеем в Москве – это Кремль, который всегда был символом Державности России. Кремль оставался этим символом и тогда, когда официальной столицей был С Петербург и тогда, когда у власти находилось безбожное правление.

Комплекс на Вознесенской горке призван играть иную роль, чем Кремль, да это и понятно – он не может быть ему “конкурентом”. Кремлевские святыни сакрализуют саму идею Государственной Власти, а здесь на “Русской Голгофе” освящается идея государственного служения, которое в этом качестве претворяется в служение Господу. Ибо в каком бы чине святых наш св. Царь-мученик Николай не был прославлен, но в его лице освящается царская власть, как служение Господу, ибо наш царь в наибольшей полноте совершил Христоподражательный подвиг, уподобившись Христу-Царю. Ведь Христос пришел в мир, чтобы служить, а не для того, чтобы Ему служили. В глазах народа это будет зримым символом единения власти духовной и власти светской, единения ради общего служения.

Харитоновский дворец настолько хорошо дополняет, рядом расположенный Храм-на-Крови, что его расположение не может быть случайным. Еще лет пять назад, когда начали восстанавливать особняк на набережной Городского пруда для размещения в нем резиденции Губернатора, я еще, посожалел помнится, что Губернатор не выбрал для этой цели Харитоновский дворец. Провидению было угодно, чтобы в нем разместился Генерал-губернатор. И вот, кажется, все сорвалось. Разместится он не во дворце классического стиля вблизи от Русской Голгофы, а в футуристическом офисном здании и подальше от нее.

На снимке: Царский Крест на фоне Харитоновского дворца

* * *

Поначалу, во второй половине июля, когда было объявлено о том, что Полномочный представитель Президента России получил Дворец для размещения в нем своей Резиденции, была организована акцией протеста, в которой главными участниками были детишки, занимающиеся во Дворце. При этом произошел конфуз, оказывается, детишки “невинные участники” этой акции получили по 50 рублей, о чем П. Латышев сообщил на собранной вскоре пресс-конференции. Дальше можно было ожидать либо иска в суд на Латышева “за клевету” со стороны администрации Дворца, либо дальнейших разоблачений деятельности администрации Дворца со стороны Латышева. Иска в суд не последовало – видать крыть было нечем, но и разоблачений не последовало, хотя телевизионщики из ТАУ (Телевизионное агентство Урала), приехав во Дворец по горячим следам, нашли с десяток коммерческих фирм обитавших во Дворце на правах аренды. Ситуация с арендой казенных помещений, как все знают, в наше время, обещает прямо-таки золотое дно для администрации помещений, причем лично. Если бы взялись за администрацию Дворца по-настоящему и устроили там ревизию, то сопротивление администрации Дворца можно было бы устранить быстро, легко и просто, вместе с администрацией, отправив ее на нары, а заодно и ославив, соответствующим образом. Но тут на сцене явилась “общественность”. Разоблачений не последовало, зато в СМИ возобладал мотив: “Латышев обижает детей, забирая у них Дворец творчества”. Как только я услышал, что “за детей” вступилась “общественность”, мне стало понятно, что Дворец скорее сгорит дотла, но в качестве Резиденции Латышеву, его не отдадут.

Поэтому понятна радость общественности, когда ей удалось не пустить Генерал-губернатора на Вознесенскую горку, сорвать, тем самым, создание враждебного ей символа. А то, что общественности удалось как-то “уговорить” ген. П.М. Латышева нет ничего удивительного, он вообще вел себя в этой истории очень доброжелательно и, в конечном итоге, “сделал доброе дело”, уступив Дворец “детям”. Генерала можно понять у него и так дел невпроворот, чтобы еще тратить время и силы на свое собственное размещение. У него ведь не было советников, которые могли бы объяснить, что Русская Голгофа требует от Генерал-губернатора не меньше внимания, чем проблемы экономики, промышленности или борьбы с коррупцией.

Те, кто это затеял, очень хорошо понимают огромную мощь языка символов. Они не позволят снести памятник палачу и цареубийце Свердлову, не позволят переименовать Свердловскую область. Однако, этим дело, при всей его важности, не ограничивается. В реальности, проблема гораздо глубже. Присмотримся, для начала, к тому, что названо здесь “общественностью”

* * *

Кто же такая “общественность”? За десяток лет у меня накопился некоторый опыт и некоторый объем эмпирических данных относительно феномена, который здесь, в соответствии с самоназванием, именуется “общественность”, но я не возьмусь дать название этому понятию. С точки зрения организационной это нечто эфемерное, как бы не существующее, это не явление, а функция – что-то вроде улыбки Чеширского кота, когда кот исчез, а улыбка осталась. Это какие-то люди, какие-то группы, формально никак не связанные ни в какую организацию, но действующие удивительно слаженно и согласованно. Провозглашаемые цели общественности всегда благородны, гуманистичны и даже, чуть ли не возвышенны (как в данном случае “защита детей”), но это только прикрытие, т.е. лукавство, так же как всегда лукавы дела ее. Еще одной функциональной особенностью общественности является ее высокая проникающая способность и во все властные кабинеты, и в СМИ, благодаря чему мнение общественности скоро становится “общественным мнением”, впрочем, этого же мнения традиционно придерживаются самые “демократические и гуманистические круги”. В то же время это мнение кардинально отличаются от православного сознания и русского духа.

Наиболее скандально громким делом общественности было “обретение мощей свв. Царственных мучеников” и попытка навязать их Церкви и русскому народу в качестве подлинных. Делалось это с самой “благородной целью”, по словам Авдонина, главы фонда “Обретение”: “цель фонда – помочь русскому народу обрести свои святыни”. До 93 года все манипуляции с останками так и производила безымянная общественность и только огромными усилиями, прежде всего митрополита Иоанна, удалось заставить общественность материализоваться. Общественность обрела собственное лицо в виде ни много, ни мало, “Правительственной комиссии”, председателем которой был государственный чиновник в ранге вице-премьера.

Аналогичные функциональные структуры действуют и в мире политики, и бизнеса, и проч. я же имею в виду только то, что происходило на Вознесенской горке, начиная с 1989 года. Не нужно пытаться перелукавить общественность, причем сразу по двум причинам. Во-первых, бесполезно, ибо имеешь дело с профессионалами. Во-вторых, душевредно, ибо лукавить на святом месте – все равно, что баловаться со спичками на пороховой бочке. Генерал Латышев не лукавил, он, по-своему, сделал “доброе дело”. И этот случай является прекрасной иллюстрацией правила известного в Православии, что любое доброе дело, сделанное не ради Христа, не несет блага никому, в том числе и “осчастливленным” детям.

К слову сказать, бороться с “общественностью”, по крайней мере, тогда, когда она вторгается на святую Вознесенскую горку, много легче, чем это может показаться, хотя бы из ее уникальных возможностей, описанных выше. Я утверждаю это, исходя из личного опыта. Ведь общественность, в данном случае, есть форма актуализации той силы, что не имеет собственных ни имени, ни лица, поскольку эта сила исходит от того, о ком сказано, что он: “есть ложь и отец лжи”. Исходя из природы этой силы, к общественности нужно относится, неукоснительно придерживаясь принципов, сформулированных очень, очень давно, тысячи полторы лет назад (забыл, к сожалению, кем): “Не верь! Не бойся! Не проси!”. Эту силу нельзя ни задобрить, ни перехитрить, но нечего ее и боятся, а всякое сотрудничество с ней не более полезно, чем с гремучей змеей или чумой.

Когда дело совершается Христа ради, то Сам Господь дает силы и средства, чтобы дело совершилось, так бывает всегда и везде, тем более на святом месте Русской Голгофы. Для успеха требуется бдение, пост и молитва, то, что способствует стяжанию Духа Святого. Он дает и силы, и мудрость даже малым сим, руками которых, через Его действие творится чудо. На Русской Голгофе чудо совершается постоянно, ибо ничего случайного на ней не бывает. Участники событий, происходящих на святой Вознесенской горке, могут быть только либо сотворцами этого чуда, либо не быть ими, все зависит не только от доброй воли и желания “делать добро”, но и от того насколько последовательно и полно исполняются все пункты вышеупомянутого принципа. Ошибки, лукавство, отсутствие смирения на Вознесенской горке обходятся очень дорого.

На Вознесенской горке общественность проиграла все “схватки”, начиная с первой в 1990 году, когда правом владения на Вознесенскую горку власти наделили Церковь, вопреки всем усилиям многих могущественных сил и это было подлинное чудо. Характер чуда имели и последующие события, о чем уже говорилось и есть основания полагать, что в этой последовательности взаимосвязанных событий раскрывается Чудо Русской Голгофы. О характере этого Чуда следует говорить особо и в другой раз.

Акция по “Защите дворца” общественности удалась и это опасный симптом.

* * *

Подлинный смысл упомянутой акции раскрывается в другой, связанной не с “защитой Дворца”, а с “защитой святыни”, если так можно выразится. Незадолго до инцидента с Дворцом произошел другой инцидент, тоже связанный с Вознесенской горкой – общественности удалось приостановить строительство Храма-на-Крови. Некоторое время эти инциденты развивались параллельно и одновременно и, внешне, независимо. Для того, чтобы представить свои цели в наиболее благоприятном виде, общественность, невольно раскрывает и свои истинные планы и назначение всей акции.

Вот цитата: “Еще в ноябре 1999 года я лично участвовал в обследовании места Ипатьевского дома с помощью физико-технических приборов на предмет обнаружения остатков фундамента дома. Это обследование было тогда согласовано с епархией. Мы определили тогда, что материальные остатки дома сохраняются на глубине до 2 метров. Было подготовлено обоснование для археологических раскопок. Все, включая епархиальных властей, тогда решили необходимо сохранить остатки фундамента Ипатьевского дома, выделить внутрь Храма, сделать святыней. <…>

Крайне неудачен последний проект Храма – задуман слишком помпезный, огромный, не по чину, с включением в него чуть ли туристско-развлекательного комплекса. Из Храма делается какой-то дом культуры. Получается, что такой Храм делается в честь Победы – непонятно кого над кем. Необходимо сделать другой проект более скромного Храма и отодвинуть его вниз по склону. Или на месте дома поставить скромную часовню. Только тогда это будет настоящим покаянием”.

Это цитата из выступления проф. Архитектурной академии В.М. Слукина на совместном заседании “Инициативной группы по сохранению остатков фундамента Ипатьевского дома” и Управления охраны культурного наследия Министерства культуры Свердловской области, 04.05.2000г. Это заседание имело решающее значение, после него все работы по возведению Храма были приостановлены и начались археологические раскопки.

Вот цитата из другого выступления на этом же заседании:Выступая недавно на Третьих Татищевских чтениях, я обратил внимание присутствующих на то, что весь мир с огромным вниманием следит за тем, что делается в нашем городе по сохранению исторического места, связанного с расстрелом последнего русского императора. <…> Участники конференции тогда высказали единодушное мнение о необходимости вмешаться в строительство Храма и пока не поздно исправить ситуацию. Так родилось наше письмо в адрес Министерства культуры Свердловской области. <…>

Какой Храм мы хотим строить? По случаю непонятно какой Победы или Храм скорби? В чем символ этого Храма? Прежде чем строить нужно ответить на эти вопросы. Должна быть ясная богословская и культурно-историческая концепция проекта”.(Выделено мною, авт.)

После этого заседания строительство Храма было заморожено для производства раскопок, сначала, кажется, на месяц, потом еще и еще. Никакого фундамента найдено не было, несмотря на заверения проф. Слукина о том, что он его, якобы, нашел путем “обследования места Ипатьевского дома с помощью физико-технических приборов”. На самом деле ничего он не нашел и не мог найти с помощью тех геофизических средств, которые использовал, об этом ему мог бы рассказать любой грамотный геолог или геофизик. Впрочем, Слукин, скорее всего знал, что искать нечего, он известный краевед, досконально знающий историю не только города, но едва ли не каждой усадьбы в нем. Наверняка он знал, что снесен не только дом Ипатьева до основания, но и само скальное основание, на которое был посажен фундамент дома. Все это происходило всего-то лет 15 назад на глазах всего города, видел это и Слукин, поэтому поиски фундамента это чистейшей воды липа, часть PR- акции. Результаты многомесячных раскопок именно этот результат и дали (или, если угодно, не дали никакого результата) – в ходе раскопок однозначно установлено, что фундамент дома Ипатьева уничтожен полностью.

Результаты своих “обследований” Слукин показывал не в среде геологов и геофизиков, т.е. специалистов, а в среде гуманитариев и высокого областного начальства, т.е. специалистов в иных предметных областях. (Я не привожу имени известного ученого историка, автора цитаты, ибо и его Слукин заморочил своими “обследованиями”.) Слукин и те, кто за ним стоял, своего добились – по весне строительство Храма было остановлено.

Однако, основная цель всей акции была не только отсрочить строительство, но, воспользовавшись паузой, кардинально изменить проект “обустройства всей Вознесенской горки”. До этого многократно изменялся проект Храма, была организована грандиозная волокита в виде бесконечных согласований очередного варианта проекта, а строительство все откладывалось и откладывалось. На этот раз речь идет о кардинальном пересмотре не только проекта, но и всего, что они называют “богословской концепцией Храма”. До этого никто никогда в явном виде не формулировал никакую “концепцию”, никто и не видел в этом никакой нужды, потому что подспудно ощущалась необходимость отобразить именно символ победы Царя. Стало быть, участники заседания заговорили об этой “богословской концепции” не столько потому, что она им понадобилась, а потому, что возникла необходимость озвучить некоторые из основных ее положений.

Во-первых, их не устраивает, что Храм “слишком большой не по чину, слишком помпезный” и, что он символизирует Победу (им не понятно победу кого и над кем). Во-вторых, храм должен быть одним из элементов композиции, которая должна выражать идею покаяния и скорби. В-третьих, нужно построить не храм, а часовню и сдвинуть ее от места дома Ипатьева. Наконец, сделать святыню из камней фундамента этого дома. О местоположении “святыни” говорится смутно, то она должна помещаться в скрипте Храма на месте “расстрельной комнаты”. То Храм отменяют, заменяют его часовней и отодвигают часовню вниз по склону, стало быть, место “святыни” уже не в скрипте, она становится самостоятельным “святилищем” и основным элементом композиции.

Что же остается, как говорят “в сухом остатке”? – центром “Комплекса покаяния” должно стать святилище из “святых камней дома Ипатьева”. Каким должно быть святилище и каковы его предполагаемые функции не говорится, мы это обсудим ниже, можно высказать предположение должно оно быть постоянно действующим местом покаяния то ли вроде “стены плача”, то ли в виде языческого капища. Вот это и должна утвердить вновь созданная “богословская и культурно-историческая концепция проекта”. Как прямо говорят “общественники” в другой раз и в другом месте, Вознесенская горка должна стать местом плача, скорби и местом покаяния русского народа.

Главная забота общественности состоит в том, чтобы на Вознесенской горке не было символа победы св. Царя. (“Кого и над кем?” – недоумевают общественники). Ее цель сделать так, чтобы словосочетание “Русская Голгофа” осталась бы литературной метафорой, лишенной реального духовного содержания, а не соответствовала бы своему Первообразу, где совершилась победа Христа над силами ада и тьмы.

Для “богословской концепции”, основные принципы которой изложила общественность, предложено особое богословие, в нем покаяние трансформируется в единственную цель. Из слова, означающего таинство, посредством которого Божия благодать передается человеку, ради очищения души от греха, оставлена пустая бессодержательная оболочка. Это всегда так получается, когда средства шулерски подменяются целями, вспомним хотя бы “рыночную экономику”, к построению которой, нашего ради обогащения, нас вело мудрое правление – средство подменено целью, несколько лет строили, до основания разрушили экономику вообще, в результате остались нищими. К чему нас приведет “богословская концепция”, положенная в обоснование строительства “Покаянного комплекса” можно себе представить.

Попытаемся все же осмыслить “Богословскую концепцию покаяния” более предметно.

* * *

Есть простая, емкая и точная формула: “Господь спасет и помилует Россию и дарует нам Царя, если народ покается в своих грехах”, раскрытию смысла этой формулы (хотя никто, нигде ее не канонизировал) посвящено множество книг и неисчислимое количество статей и проповедей. Эта же формула является и источником всякого рода спекуляций.

Я лично слышал фантастические вещи в проповеди одного священника у Царского Креста, в которой он сказал, что русский народ повинен в грехе цареубийства, а также в кровопролитии Гражданской войны и в Сталинских репрессиях и, что пока русский народ в этих “своих грехах” не покается – хорошей жизни ему не видать. “Россия возродится, если народ покается в своем грехе цареубийства”. Я это слышал года три назад, тогда меня это покоробило, ныне это привычный лейтмотив многих статей и проповедей.

Подвергаются искажению (злонамеренно или по глупости и неграмотности – не суть важно, в данном случае) несколько основополагающих положений.

1. Всенародный грех. Это понятие предполагает отношение к народу, как к соборной духовной личности, соответственно, тогда и можно говорить о народном (соборном) грехе, о народном покаянии и ответственности народа, притом, что не отрицается и все сказанное по отношению к отдельной индивидуальной духовной личности за личные грехи каждого отдельного человека. Царя и Россию предали генералы, высшие чиновники и думцы, но ответственность несет и какой-нибудь хлебопашец в Богом забытой деревушке, который в отречении Государя не мог принимать никакого участия. Ответственность за этот грех, а не вину в юридическом смысле, несет весь народ за предательство или безответственность немногих, в этом смысл всенародного греха. Наступает такая ответственность не сразу, к примеру, когда в деревню явился продотряд, забрал у крестьянина хлеб, а самого крестьянина поставил к стенке. Ответственность за грех распространяется и на нас – потомков и крестьян, и генералов, но эта ответственность имеет совершенно иную природу, чем ответственность отдельного человека. Грех народный, т.е. соборный не отменяет греха генералов, но ничего не добавляет личному греху крестьян и прочих сословий.

2. Всенародное покаяние. Покаяние есть средство, дарованное Богом, для очищения души от поражения грехом, без чего невозможно стяжание Духа Святого. Ведь в чем цель человеческой жизни – в спасении. Вот как ответил на вопрос Мотовилова о смысле человеческой жизни св. Серафим Саровский: “Так-то ваше Боголюбие! Так в стяжании этого-то Духа Божия и состоит истинная цель нашей жизни христианской, а молитва, бдение, пост, милостыня и другие ради Христа делаемые добродетели суть только средства к стяжанию Духа Божия”.

Покаяние – это изживание греха в себе, причем своего, а не чужого. Поэтому всенародное покаяние состоит не в том, чтобы всем каяться в чьих-то грехах индивидуальных, поровну разделенных на всех, а в том, чтобы грех был изжит у всего народа. В том, чтобы генералы изжили и не повторили греха своих предшественников, а крестьяне (рабочие, интеллигенция, промышленники и проч.) своих. Поэтому всенародное покаяния это не одномоментное событие, а процесс, который совершается несколькими поколениями и длится многие десятилетия, т.е. это процесс исторический и имеет свою логику развития. В частности необратимость, к примеру, русскую деревню – этот костяк народа, загубленный коллективизацией и колхозами, не восстановить путем ликвидации колхозов, а вот ликвидировать сельское хозяйство можно, что чуть было и не получилось.

Неисчислимые жертвы, которые понес русский народ это часть всенародного покаяния, ибо тысячи убиенных украсились венцами мученичества, смертью своею свидетельствуя о Христе. Немногие искупили грех многих, также как и навлекли этот грех на народ тоже немногие.

3. Господь помилует и спасет Россию не в каком-то отдаленном непредвидимом будущем, он милует и спасает ее непрерывно. Господь не судия, выносящий свой вердикт строгий и справедливый, а милостивый Отец. Легко представить образ такого Отца в человеческом общежитии – кто же будет наказывать за содеянное 2 – 3 летнего младенца по всей строгости и справедливости? Цель отца – благо своего чада, а не наказание, так и наш Небесный Отец наказывает народы для их же блага. Только в этом смысл неисчислимых жертв, тех же крестьян и рабочих, единственная вина которых состояла в том, что они такие же русские люди, что и ген. Алексеев, предавшего Царя, Бога и Россию.

Грех России заключался в том, что русские люди (опять же не поголовно, а “самые передовые и прогрессивные”) оставили Бога и Богом назначенный путь и, что это грозило народу страшными бедами. Наказание Божие должно пониматься, опять же, не в юридическом смысле – Господь попустил совершиться по хотениям народа, и народ наказал себя сам. Господь даровал нам это испытание для того, чтобы народ мог на деле убедиться в ошибочности избранного пути. Покаяние – изживание греха, это и есть “педагогический прием” нашего Небесного Отца для того, чтобы мы, Его чада, смогли извлечь уроки из своих ошибок.

Поэтому всенародный грех изживается многими десятилетиями, а Господь дарует нам Царя не в качестве некоей премии за покаянные слова произнесенные поголовно всем народом, а когда грех будет изжит во всей его полноте и Россия сможет вернуться на Богом назначенный путь. То, что Россию вновь пришлось завоевывать в 91 году тем же силам, хоть и в новом обличье, свидетельствует, что русский народ близок к окончанию своих испытаний.

О Богом назначенном пути заповедал старец Филофей почти пятьсот лет назад: “Москва третий Рим”, т.е. России надлежит быть Хранительницей Православия до Последних Дней.

Наш последний Государь совершил свой жертвенный подвиг, уподобясь Христу, распятому за грехи мира на Голгофе и поэтому место его подвига зовется Русскою Голгофою. Это место, знаменующее победу, ведь Первообраз Голгофы это то место, где Христос поразил змия в главу его. Русская Голгофа место святое, с ним связано воскресение России, как с Первообразом Голгофы связано Воскресение Христа, только здесь Христос воскресает не во плоти, а в душах русских людей. Это и есть победа Царя, подобная победе Христа над силами ада.

“Покаянный комплекс”, такой, как он предлагался общественностью – это свидетельство о стремлении украсть победу Царя, для того, чтобы не допустить воскресения России. Каковыми же могут быть функции этого комплекса? – мы уже задавались этим вопросом выше. Покаяние это таинство, за один грех положено одно покаяние. Покаявшись один раз в грехе, нет нужды каяться в нем снова, ибо Царя убили у нас один раз. Постоянно действующий “Покаянный комплекс”, для Православия не нужен, он нужен только в том случае, если предполагается царя убивать, убивать и убивать и каяться, каяться и каяться. Следовательно, около него должны совершаться какие-то иные, не православные обряды [ 1 ].

Всенародное покаяние подменяют покаянием коллективным, грех генералов и прогрессистов–интеллигентов, ответственных за предательство, “разделяется” между всеми поголовно поровну и в этом грехе предлагают каяться всем. Но тогда нужно говорить не о народе, а о населении, ибо поголовный не означает всенародный. Если всенародный грех делить поголовно и поровну, то тогда справедливо говорить даже не о населении страны. Тогда уж нужно говорить о феномене, нигде в природе не существующем, кроме как в идеологеме либералов, поборников прав человека. О собрании свободных индивидуумов, проживающих на данной территории в данное время, ни с кем не связанных и никому, ничем не обязанных, но тогда бессмысленно говорить о всенародном грехе и о всенародном покаянии. В любом случае бессмысленно говорить о поголовном покаянии, как о всенародном, если за всенародный грех, принят грех небольшой части народа .

Главной идеей, навязываемой “богословской концепции” является покаяние русского народа, принятое народом в качестве своей самодостаточной цели. Цель любого христианина – стяжание Духа Божия, чтобы войти в Царствие Небесное. Нам стремятся навязать, во-первых, подмену средства целью, во-вторых, представить ее в грубо натуралистическом, почти материалистическом виде. Духовная сущность подменяется некоей упрощенной словесной конструкцией, не имеющей содержательного сущностного смысла. Иными словами, происходит идеологизация понятия “покаяние”. Вот в чем и назначение “богословской концепции”, приготовленной для нас.

* * *

Второй вопрос этой же концепции – это вопрос о том, в чем, в каком грехе нам каяться. В наиболее сжатой форме на этот вопрос ответил один дем-журналист: “Русские своего царя не могут толком не только убить, но похоронить”. Кроме невероятно высокой концентрации злобы и ненависти этот краткий пассаж несет и огромную дозу лжи. Теперь русскому народу вменяют в вину не только убиение Царя и Его Семьи, но и нежелание участвовать в торжественном захоронении Их сфальсифицированных останков. Получается так, что “команды” и Свердлова-Голощекина-Юровского, и Немцова-Рябова-Авдонина представители русского народа и русский народ, несет всенародную ответственность за их деяния.

Нас обвиняют ни много, ни мало в грехе цареубийства, часто используя при этом евангельское выражение: “кровь его на нас и на детях наших”.

В истории убиения свв. Царственных мучеников не было ни одного эпизода, в котором русский народ определенно и безоговорочно выразил бы требование “убей” и безоговорочно взял бы ответственность за цареубийство на себя, как это было с еврейским народом, прокричавшим заклятие и на себя, и на своих детей. Все было наоборот – не было такой площади, на которой русский народ потребовал бы от Ленина-Троцкого-Свердлова расстрела, а они “бы умыли руки”, сняв ответственность с себя, подобно Понтию Пилату. Расправа совершилась тайно, потом цареубийцы организовали ряд пропагандистских операций, чтобы внушить русскому народу и всему миру искаженное представление о факте цареубийства.

Синедрион не убивал Христа тайно (хотя и мог), он с умыслом спровоцировал публичную казнь Христа и с умыслом же повязал кровью весь еврейский народ. Вот теперь, с тем же умыслом хотят убедить нас в том, что и русский народ повязан кровью с наследниками христоубийц. Делается это путем “небольшой неточности” в прочтении Св. Писания.

Это не единственный пример такой “неточности”, недавно я увидел документ, в котором Понтий Пилат назван “распинателем Христа”. Так словно авторы этого текста не слышали, как православные люди на каждой Литургии поют: “Распятого же за ны при Понтийстем Пилате и страдавша, и погребенна”. Мы же не поем “Распятого же за ны Понтийстим Пилатом”, а “при Понтийстем Пилате”. Здесь предлог “при” использован с потрясающей точностью – он указывает и историческое время (годы правления конкретного римского наместника) и в то же время его непричастность или уклонение от участия в событии распинания. Ведь из Евангелия мы знаем, что Пилат снял с себя ответственность за кровь Христа, символически омыв руки и именно в ответ на этот символический жест, евреи выкрикнули свое знаменитое заклятие на себя.

Эта “маленькая неточность” – очень похожа на присоединение к католикам, в их стремлении оправдать евреев в распятии Христа. Как известно, на II Ватиканском соборе Католическая церковь возложила ответственность в распятии Христа на Римскую власть. Только здесь добавляется возложение ответственности за убиение нашего св. Царя-мученика Николая на русский народ.

Маленьких неточностей в прочтении текста Символа Веры не бывает, вспомним, что на протяжении столетий, наша Догматическая система (Символ Веры), отличалась от католической всего на два слова. Собственно, любую неточность, хоть большую, хоть маленькую называют ересью. Стало быть, мы наблюдаем распространение учения (концепции), в которой сочетается идеологизированное понятие “всенародного покаяния” в грехе, сущность которого определяется ересью. На деле это означает, что происходит идеологизация ереси.

* * *

Историки, описывая ереси, редко уделяют внимание развитию ересей “в чистом виде”, их внимание привлекают те ереси, которые повлекли какие-то крупномасштабные социальные или политические катастрофы. Рано или поздно ереси бывали побеждены, пока не наступила полная победа над ересями, что мы и празднуем в день Торжества Православия. При этом ереси сыграли в определенной степени положительную роль. Собственно, вся ранняя история Церкви, вплоть до VII Вселенского Собора – это история процесса раскрытия Божественного Откровения и без борьбы с ересями процесс раскрытия был бы, наверное, невозможен. Далеко не все ереси были столь уж вредоносны, поскольку дело ограничивалось богословскими дискуссиями, в ходе которых сформировалась истина, зафиксированная Св. Преданием.

Следует удивляться не тому, что какие-то ереси не привели ни к каким социальным или политическим катастрофам, а как раз наоборот. Спрашивается, ну как могут малограмотные крестьяне, ремесленники и рыбаки дойти до крайней степени ожесточения в вопросе, к примеру, подобносущия или единосущия Христа? В вопросе, по которому какие-то осмысленные суждения, могли сделать буквально единицы и, который был явно непонятен массам, заведомо не имевшим богословского образования.

Историки, описывая церковные расколы или религиозные войны, совершенно упускают из внимания такие вещи, как их механизм формирования. Могут с подробностями описать, как, к примеру, Мартин Лютер приколачивал свои знаменитые тезисы на вратах собора, или как он ездил в Ватикан и какие безобразия увидел при дворе Папы Льва Х, но ни слова о том, что же, собственно, произошло? Почему Европа разделилась на два военных лагеря? Ведь богословскую суть проблемы понимали очень немногие во всей Европе. Почему миллионы людей встали под боевые знамена и пошли убивать другие миллионы, если ни те, ни другие суть проблемы не понимали.

Все дело в том, что массы и не должны были понимать сущность очень сложной богословской проблемы, и не воевали они за ее правоту, они воевали “за правоту” некоей словесной конструкции, лишенной духовной сущности. Опыт нашего страшного ХХ века должен служить примером того, какой огромной силой обладают такие вот словесные конструкции, ибо на них и основаны идеологии, двигающие массами. Собственно, этот опыт, опыт нашего времени, когда возможности манипулирования сознанием масс достигли устрашающих масштабов, наглядно демонстрирует спусковой механизм смуты, революции, религиозной войны, который основан на идеологизации ереси.

Пока ересь остается уделом богословов, т.е. немногих, понимающих ее смысл профессионалов, говоря современным языком, никакой опасности она не представляет. Ересь принимает смертоубийственные свойства, когда ее идеологизируют, делают доступной пониманию “масс”, “внедряют” в массы и делают знаменем борьбы. Вся суть дела и заключается в том, чтобы к решению сложной богословской проблемы привлечь массы непрофессионалов – “решить всенародно”. Разумеется, массы ничего решить не могут по причине своей элементарной некомпетентности, решают кукловоды за их спинами, они же и ведут массы к “победе правого дела”[ 2 ].

Само собою, спонтанно, такое явление произойти не может. Для этого требуется выполнение сложной и трудоемкой работы, требующей денежных и организационных ресурсов, по созданию соответствующего аппарата, а, главное, профессиональных организаторов и профессиональных же политтехнологов, говоря, опять же современным языком. На протяжении истории было немало религиозных войн, смут, революций и почти все они развивались примерно по одному сценарию или по одной группе сценариев, использующих огромную мощь всенародной некомпетенции и соответствующие завлекательные лозунги.

Примерно одни и те же социальные технологии применялись и в христианском мире, и в мусульманском, так словно одна и та же бригада социальных технологов путешествовала в веках по странам и континентам. В прошлом веке французские исследователи, начиная, насколько я понимаю, с аббата Кошена, “вычислили” эту “бригаду” – ими оказались иудеи. У французов на глазах был еще кошмар “Великой Французской революции” и ее последствий и у них “руки чесались” разоблачить (если не наказать) виновников. С тех пор существует обширная литература на эту тему, презрительно называемая либералами всего мира антисемитской. Впрочем, каких-то явных следов своей деятельности “технологи” обычно не оставляют, поскольку всегда находятся в тени, прикрываясь деятельностью почти бестелесной “общественности”, как в нашем случае, или чем-то подобным [ 3 ].

Такая вот конспирация – одно из главных условий успеха деятельности “технологов”, причем на самом раннем, почти скрытом этапе – идеологизации ереси, поэтому его, кажется, никто не отметил. Обычно страны и народы и их правители спохватываются тогда, когда пожар охватывает весь их дом, а потом плачут на пепелищах (как те же французы или наши эмигранты). Спички в руках поджигателя никогда не видят, действительно кто обращает внимание на такую мелочь, как чуточку искаженное прочтение Св. Писания и идеологизация какой-то вероисповедной сущности (сто лет назад и слова-то такого не знали).

* * *

Нельзя сказать, что Церковь не защитила себя от такого развития событий. Есть 15 правило Двукратного Собора, которое разрешает осуждать епископа, произносящего проповедь еретического учения в церкви. Как известно, епископа может судить только Господь Бог, или, если на земле, то собор епископов. Здесь же “вольность” по отношению к епископам, которых не дано судить никому ни из мирян, ни иереев, ни за какой другой грех, объясняется тем, что запрещена пропаганда ереси любому, в том числе и епископу. Речь идет именно о пропаганде, хотя такого понятия во времена Собора не существовало, поэтому сказано о “проповеди в церкви”, т.е. в аудитории заведомо не владеющей богословием на профессиональном уровне. Такая проповедь, в силу указанного обстоятельства, должна строиться путем заведомых упрощений, профанаций, а значит путем измышления идеологем, которыми подменялись обсуждаемые сущности. А вот среди богословов обсуждать еретические вопросы никто не запрещает. Более того, здраво рассуждая, запрет такой и нельзя накладывать, ибо тогда богословие просто остановится.

Симптоматично, что решения этого Собора не были приняты Римской Церковью, потому, что явно противоречили с положением о “непогрешимости Римского епископа”.

Подведем итоги

Угрожает ли Церкви крупномасштабная смута, как это явствует из написанного выше, а если да, то чем именно?

Для ответа на этот вопрос необходимо выяснить ряд обстоятельств, которые в православной литературе (богословии, публицистике) не поднимались. Главное из них это конкретизация подвига Царя-мученика Николая, конкретизация того влияния на нашу историю, которое оказывает и окажет его молитвенное почитание.

Эта часть статьи вынужденно является схематичной, чтобы статья не приобрела чрезмерный объем.

Всенародное покаяние нам и впрямь необходимо, но только покаяние не в цареубийстве, а в царе – и боготступничестве, в отказе следовать, Богом назначенным, путем. Потому, что именно за этот грех мы наказаны Богом, но как мы говорили выше, это длительный процесс, а не одномоментное событие.

Есть все основания полагать, что этот процесс приближается к концу. Наступает период сотрудничества Церкви и Государства, конечно далеко еще до классической Симфонии властей, но крупные несогласия, а тем более смута в Церкви, могут быть объявлены “угрозой национальной безопасности”.

Народу, как духовной личности, исполнять назначенный Богом путь, может обеспечить свобода и независимость, инструментом для этого выступает государство. Государственное устройство, подобно устройству организма, где роль отдельных органов исполняют сословно-профессиональные корпорации – рабочие, крестьяне, промышленники, финансисты, инженеры и проч. Особое место в этом ряду занимает служилое сословие, к ним, в соответствии с современным языком относятся военные, служащие госаппарата, правоохранительные органы и спецслужбы.

Все сословия и корпорации важны и нужны, но особую роль в жизни государства занимает служилое сословие, которое обеспечивает оборону от внутреннего и от внешнего супостата и поддержание функционирования всех остальных органов. Не столь уж важно насколько православно настроены все прочие сословия – инженеры будут изобретать и строить машины, торговцы торговать, а крестьяне сеять хлеб и всех кормить. Если что-то случится, то эти сословия лишены реальной возможности исправить ситуацию, если. Принципиально важно для народа, для тех же сеятелей, инженеров и торговцев, для всех русских людей, которых однажды уже ставили к стенке только за то, что они русские, чтобы служилые стали православными. Когда это произойдет, то изживание всенародного греха состоится во всей его полноте.

Служилое сословие, так же как и священство, служит, а не работает. Оно единственное, которое отдает свою кровь и даже жизнь во имя служения. Понятно, что служба не может равнозначно оплачиваться никакими земными благами, ибо после того, как в службе потеряешь жизнь – жизненные блага уже не нужны. Поэтому служба имеет изначально религиозный характер, пусть даже служат “за идею” исключающую бытие Бога и реальность духовного мира вообще. Материальное вознаграждение – зарплата или жалованье необходима для поддержания жизни ради службы и, в принципе, его может и не быть. Однако, если служивый, подобно представителю бизнеса, к примеру, будет стремиться увеличить свое материальное положение за счет своей профессиональной деятельности, т.е. службы, то это будет названо коррупцией.

Все народы хотят свободы и независимости (суверенитета), но далеко не всем даровано иметь служивое сословие. Чтобы армия защищала народ, полиция ловила преступников, а чиновники не воровали, нужны люди, готовые служить и, если таковых не найдется, то не помогут самые замечательные законы и конституции. Русские, народ, для которых служение является частью национального духа. Мы сохранили это свойство вопреки всем испытаниям, или благодаря им.

Идея, ради которой служилые идут на смерть, имеет ключевое значение для государства, а значит и для народа. Народ, как духовная личность, созданная Творцом ради исполнения Божия замысла, может исполнить этот замысел, если для этого у него будет свобода, мы уже говорили об этом. Свободу и независимость обеспечивают служивые. Поэтому, если русские служивые будут проникнуты идеей служения, выраженной краткой и емкой формулой “За Бога! Царя! и Отечество!”, значит, Россия воскресла, вернувшись на Богом назначенный путь. Учитывая, иерархическую структуру армии и прочих “силовых ведомств”, решающее значение в этом будет обращение в православие генералитета.

Генерал Алексеев предал Царя, Бога и Россию, но изжить его грех придется не ему, а его наследнику на посту начальника Генерального Штаба – генералу Квашнину (или кому-то другому). И вот когда генералы изживут грех своих предшественников, когда они смогут служить Богу и Царю, тогда Господь и дарует нам Царя. Это не означает, что Царя нам “посадят на Престол” генералы и на свой вкус. Просто, до исполнения этого условия, “даровать нам царя” бесполезно, чтобы не повторилось написанное Государем в ночь отречения: “Кругом измена, трусость и обман”.

Это способ уйти от еще одной идеологизации. Чтобы Россия воскресла, т.е. стала вновь монархической, необходимо, чтобы служилое сословие было православно-монархическим и сделать это можно двумя способами – либо монархистов сделать генералами, либо генералов монархистами. Как делают генералами по идеологическому признаку, мы уже видели, ни к чему хорошему это не приводит. Монархическое сознание – это сознание православное, прежде всего, ибо православный человек не может не быть монархистом.

Такой опыт в истории уже есть, например св. имп. Константин, сделал своих генералов христианами, ибо всех христиан-генералов и христиан вообще во всей империи, ликвидировал его предшественник имп. Диоклетиан. Станет ли Владимир Путин новым Константином? Станет, если “жизнь заставит”, лично я не вижу решительно никаких “идеологических” препятствий.

Мобилизационная ситуация – жизненная необходимость (повод или предлог) при которой Путин вынужден будет “ввести авторитарное правление”, от демократов можно слышать несколько сценариев возникновения такой ситуации. Демократы рассказывают все это ради того, чтобы попугать “новым тоталитаризмом”, но эти соображения имеют реальную почву, поэтому мы их можем не обсуждать. Это значит, что России готовятся новые испытания и для того, чтобы их пережить придется ввести диктатуру, ибо “авторитарное правление” это и есть диктатура. Известный русский мыслитель Иван Ильин, рассматривал “национальную диктатуру”, как этап необходимый для подготовки страны и народа к Монархии.

Россия дважды в своей истории переживала режим “мобилизационной ситуации” и у Путина будет выбор (хотя бы теоретический) между этими режимами. Один из них подлинный тоталитаризм или сталинизм, который мы уже пережили несколько десятилетий назад, невозможен даже теоретически, как бы им не пугали. Сталинизм, или, как точно и емко назвали его демократы “национал-большевизм” – это одна из стадий в развитии России после захвата ее сатанинскими силами, это одна из стадий изживания ею своего греха.

Сталинизму предшествовал ленинизм, сокрушивший страну и вызвавший из преисподней легионы бесов. Сталинизм восстановил страну, выжег легионы бесов, вместе с ними и ленинизм (за что его так не любят демократы), а заодно дожег и ресурсы страны не успевшие погибнуть при ленинизме. По своей природе больше одного поколения сталинизм существовать не может и, закономерно эволюционировал в “застой”, в котором и самоликвидировался. Для восстановления сталинизма у нас нет ни ленинизма, ни ресурсов.

Ни в одну из стадий этой эволюционно-революционной системы нельзя войти, минуя начальные. Думаю, это и Зюганов понимает, поэтому его хлопоты о возвращении в социализм (какой, интересно знать, стадии?) объясняются политиканскими мотивами, а не соображениями реальности. В сталинизм, думаю, даже Зюганову не хочется, но в “зрелый социализм”, обычно называемый “застоем”, минуя сталинизм не попасть. Зюганов подобен велосипедисту, в политическом седле он может находится пока крутит педали, как только достигнет своей цели – власти, обнаружит свое полное банкротство и на этом его политическая карьера закончится. Но сколько горя стране и народу принесет этот эксперимент!

Придется вспомнить более седую старину – Московскую Русь. Россия в ту пору как раз переживала период своей истории, который и можно назвать “мобилизационной ситуацией”. Московская Русь возникла из ничего, из крохотного городка и достигла могущества не благодаря, а вопреки всем материальным предпосылкам, в качестве политического воплощения духовной идеи Святой Руси. Эта идея не смогла реализоваться ни в Киеве, ни в Новгороде, ни в Галиче, которые и “стартовали” раньше и материальных предпосылок было несравненно больше, чем в Москве. Московские Государи, начиная с первого князя Московского св. Данилы, поддерживали как раз такой политический и социальный режим, который в максимальной степени отвечал идее православного служения.

В Московской Руси не было крепостничества, (это только Петр ввел его на западный манер), но не было и привилегированных сословий, как это было на Западе. Все сословия были либо служивыми, либо тяглыми. Справедливо сравнение ее с монастырем или военно-монашеским орденом. И так жил весь народ, впрочем, выбора у москвичей не было – либо тяжкий неустанный, но свободный труд либо неволя. Впрочем, московские “мизинные люди”, жили заметно зажиточней и много свободней, чем простонародье на Западе, так же как и в республиканском Новгороде Великом, вопреки распространенному мнению внедряемому историками-либералами.

Московская Русь не только победила Орду, выстояла в тяжких испытаниях, собрала вокруг себя русский и иные народы (причем многие народы добровольно), но создала невиданную цивилизацию. Россию называют “Уделом пресвятой Богородицы”, поэтому святой духоносный старец Филофей сказал “Два Рима пали, Москва третий Рим, четвертому не быть”. Не мы должны учится у Запада, как надо жить, а он у нас, точнее, у Московской Руси. Залог успеха Москвы не столько в “собирании земель”, как принято говорить, сколько в собирании служивых.

Призывать русских святых, либо вновь бесов из преисподней – вот действительный выбор при выборе между двумя “авторитарными режимами”. Это для Березовского нет между ними различия, а для нас разница такая же, как между монастырем и колхозом, ибо монастырь только для избранных и добровольно, а колхоз для всех и насильно.

За 30 лет ленинизма-сталинизма Россия украсилась примерно таким же количеством мучеников, что вся Вселенская Церковь за 300. Очень много общего в предуготовлении Царства Константина, Византии – Рима второго; Московского Царства – Рима третьего и в воскресении этого третьего Рима, в нашу эпоху. Тоже изобилие святых мучеников, на костях которых стоит Церковь.

Мы уже говорили о том, что решающее значение для России имеет идея, ради которой служивые готовы идти на смерть. Часто, в связи с этим, говорят об идеологии, как совокупности идей. Говорят о “Русской идее”, несколько лет назад была даже организована специальная государственная комиссия для создания “государственной идеологии “Новой России” или что-то в этом роде. Об идеологиях и идеологизации мы уже говорили выше. Избави нас Бог от новой, хотя бы даже “патриотической” или “русской” идеологии. “Изреченная истина есть ложь”, сказано Тютчевым. Русские князья и цари, бояре и простые ратники служили не во имя каких-то абстрактных идей, они служили Богу и земле. Исполнение замысла Божия о России, в которую претворялась служба, совсем не обязательно может быть выражена в словесной форме, во всяком случае, Россия тысячу лет без этого обходилась. На самом деле, все обстоит еще хуже, ибо идеология это системная совокупность не самой идеи, а ее жульническая подмена, впрочем, об идеологиях кратко сказать не получится, поэтому достаточно для данного случая и сказанного.

Как же происходит понимание того, чему надлежит служить русскому солдату, офицеру и генералу, если нельзя ни рассказать, ни объяснить словесно эту идею, да и идею ли – замысел Божий о России? Это можно только через Дух, через молитвенное общение со своими святыми, которые прославлены за это служение. Перед Ордынским нашествием и во время него в Русской земле прославлены святые, в таком чине, который нигде, ни в какой иной стране неизвестен – св. князья страстотерпцы или в чине св. благоверных князей. Это князья, прославленные за свое служение, как таковое. Во всех странах Христианского мира вместе взятых нет такого количества св. блг. князей (герцогов, королей, баронов), как в одной только России. Московская Русь возникла и набрала мощь на молитвенном поклонении этим святым.

У нас тысячи святых, воссиявших в годы вторжения антихристовых сил, свидетельствовавших о Христе даже до смерти, во главе с Царем-мучеником Николаем и своим подвигом искупившим грехопадение России. Молитва к ним, единение с ними в Духе Святе, а не воспитывание на каких-то “Русских идеологиях” восстановит страну и народ. Еще один вопрос, который неизбежно возникает в этой связи – это вопрос веры. Веру в идеологию можно имитировать, а в Бога нет, ибо ответ здесь перед Богом, а не перед ЧК – НКВД – КГБ. Сталин, ликвидировав “ленинскую гвардию”, ликвидировал и искренне верующих марксистов (т.е. воистину “исчадий ада”), а начавшаяся вскоре Война сделала жизненной потребностью формирование служивого сословия преданного своей стране. Делалось это с помощью идеологии, в которой языческий патриотизм, изложенный через марксистскую риторику (отсюда и название “национал-большевизм” для сталинизма) превращался в диковинную химеру. Веровать в нее нельзя ни умом, ни сердцем, потому неудивительно, что от нее отказались даже первые лица СССР, которые предпочли строить “светлое будущее” для себя лично.

Особенное значение для воскресения России имеет духовный подвиг и молитвы пред Престолом Вседержителя нашего последнего Государя св.Царя-мученика Николая. Главное, что Он сделает, на мой взгляд – разрушит зависимость народа от господства идеологий. Идеологии – это подлинное творение диавола, “который есть ложь и отец лжи”, они создают такое представление об окружающем мире, о котором можно сказать, что это “королевство кривых зеркал” или “мир виртуальной реальности”. Мир, в котором человек утрачивает свое предназначение быть подобием и образом Божиим, в котором растворяются и сглаживаются различия в добре и зле.

Конечным назначением идеологий является подготовка человека к принятию антихриста, мы знаем, что Запад (сытый и благополучный Запад), уже близок к этому. Государь совершил свой подвиг, а Россия терпела страшные испытания, чтобы не пойти по тому же гибельному пути и не впасть во много худшие испытания, уготованные Западу. В двух словах, конечно, не расскажешь, как это произойдет, напомню только, что в 12 икосе в “Акафисте Царю и великомученику Николаю Второму” мы поем: “Радуйся, народ твой истине наставивый”.

Теперь вернемся к вопросу о возможной или подготовляемой смуте. Эта смута явным образом направлена против молитвенного почитания св. Царя-мученика Николая. Это не случайно, это стремление не только уничтожить все значение подвига нашего св. Царя, но и нанести удар по Церкви и народу, как раз через это почитание, искаженное ересью.

Ситуация исключительно напоминает модель, так называемой ВИЧ-инфекции, поражающей как раз иммунную систему человека. Уместно вспомнить, что В.Н. Тростников сравнивает идеологию с вирусом, который является не веществом и не существом, а носителем небытия, или нежитью, в буквальном смысле этого слова.

А.М. Верховский 
Екатеринбург, 05.11. – 05.12.2000


[ 1 ]«Святые камни дома Ипатьева», как я понимаю, где-то сохраняются – ждут своего часа. Выше уже писалось, что подлинный фундамент дома Ипатьева не сохранился и это научно установленный факт, тем не менее, камни, якобы, есть. Сделано это следующим образом. В течении последней недели мая «археологические раскопки» на Вознесенской горке производились по следующей методике: несколько десятков человек ломами и лопатами взрывали грунт в контурах дома Ипатьева и вблизи него. Для этой работы были приглашены православные,  для чего со всех амвонов города прозвучал призыв «помочь раскопкам, чтобы археологи быстрее освободили площадку для строительства Храма-на-Крови» и люди пришли. Тщательно отбирались камни и кирпичи, поскольку было объявлено, что это камни от дома Ипатьева, а мусор отбрасывался в отвал. Никто не обращал внимание на то, что среди мусора и куски изделий из пластмасс и детали радиоэлектроники, словом заведомо современные изделия. Все дело в том, что после сноса дома Ипатьева и устройства дорожной выемки, которая с частью холма срезала и весь фундамент дома Ипатьева, на это место (до нужной отметки) отсыпался грунт. Грунт поступал со всего города от производства земляных работ, из разного рода котлованов и траншей. В этом грунте было множество всевозможного мусора и камней любого сорта, в том числе и от фундаментов, только эти фундаменты от иных домов. Таким образом, если «святилище» будет возведено, то «святые камни дома Ипатьева» будут фальшивыми. Видимо это входит в проект, также как участие православных, хоть и невольное, в фальсификации «святых» камней.

[ 2 ]Возьмем, к примеру, «всенародные» выборы, один из основополагающих столпов господства демократической идеологии. Они как раз основаны на указанных принципах. Во-первых, привлечение массы заведомо некомпетентных людей, которые в принципе не могут быть лично знакомы с кандидатами и не в состоянии оценить «платформу кандидата» поскольку непрофессионалы ни в политике, ни в экономике. Во-вторых, применение упрощенных, профанированных, т.е. заведомо лишенных смысла изложений этой платформы. Если даже не применять заведомо злонамеренных приемов одурачивания «электората», все равно выборы превращаются в манипулирование сознанием людей и в самом принципе не отвечают своему декларированному назначению. Ибо всенародный не означает поголовный и наоборот. Всякая власть от Бога и не может человек заменить Бога в выборе власти для себя! Так что давно уже отмечено, что демократия власть народа, вопрос только какого именно народа.

[ 3 ]Война иудеев с Христианством началась немедленно с его возникновением. Причем на всех фронтах, но наибольших успехов они достигли на фронте «информационной войны». Термин, понятно современный, так же как и технологии, которые в ней применялись, они тоже считаются достоянием современности. Это распространенное заблуждение Успех, конечно, оказался мнимым, так как после трехвековых гонений Христианство все же победило, но гонения были инспирированы иудеями, ими же поддерживался накал этих гонений. Мы вполне можем говорить о «черном пиаре» и о «манипулировании сознанием», с помощью которых, в сознании римского общества был создан резко отрицательный образ христианина. Причем в сознании не только обывателей, но и людей трезвомыслящих, например, помнится, попадалась мне цитата из Тацита, в которой ученый, известный своей объективностью, отзывался о христианах, как об отвратительных существах, достойных презрения. Мнение ученого сформировано не на основании объективных данных, а на основании внушения с помощью технологий, которые считаются изобретением и достоянием нашего века. Христиан гнали и преследовали под давлением этого общественного мнения, искусственно сформированного иудеями.

Разумеется, в последующие двадцать веков об этих технологиях не забывали, но только изобретение СМИ в XIX веке, а в особенности СМИ электронных в веке XX сделало их удобными в применении и, следовательно, массовыми.


http://rus-sky.com/history/library/review1.htm