Историческая справка


Материалы Анатолия Михайловича Верховского, размещённые на данном сайте, милостию Божией были дарованы нам самим  автором и его супругой Светланой Николаевной.  Благодарим Светлану Николаевну за помощь и советы в организации сайта.                                                                                                                                                                    Низкий Вам поклон.

Анатолий Михайлович Верховский 

Историческая справка:

Взгляд на события 1989-94 годов из 2013-го 

Этот доклад был написан мною в первой половине 1995 года по благословению Епархиального архиерея епископа Никона. В конце января меня вызвали в епархию (в епархиальное управление) и о. Владимир Зязев, в ту пору секретарь Епархии, передал мне благословение владыки – написать доклад. Написание Доклада затянулось почти на полгода, только к Царским дням я вручил владыке его, свеже напечатанный, экземпляр.

На предложение опубликовать доклад в печати, владыко Никон ответил категорическим отказом. Свое предложение я аргументировал это тем, что в докладе много информации, которая интересна «нашим соратникам». – Можешь отдавать текст, кому доверяешь, сказал он, но никакой публикации. Графику можешь размножить на ризографе. Что я и сделал, было напечатано 100 комплектов графики. Получилось 2 толстых папки. За прошедшие 18 лет осталось половина одной папки, т.е. я раздал экземпляров 70, вместе с комплектами графики. Опубликовать доклад, кстати, предлагал ген. Стерлигов в 1995 году, которому я тоже подарил 1 экземпляр доклада.

Наконец, года 2-3 назад я позвонил в Москву, владыке Никону и попросил благословить публикацию доклада. Не сразу, но владыко, согласился. Он сначала немного удивился, что, дескать, столько лет прошло, что он (владыко Никон) уже более десять лет как в епархии ничего не контролирует, да и вообще все переменилось за эти годы, что я сам бы мог решить нужно\не нужно публиковать. Я ответил, что уже привык на собственном опыте, что с владычными благословениями не шутят – если нет благословения, значит, нет и публикации. Тогда он сказал – спроси благословения у действующего епархиального архиерея. Я ответил, что нынешний владыко просто не в курсе событий тех лет и тех соображений, которыми руководствовался епископ Никон в 1995 году, когда в благословении на публикацию было отказано. Тогда епископ Никон согласился и дал благословение на публикацию.

С момента написания работы прошло почти двадцать лет. Во внешней обстановке произошли колоссальные сдвиги. На Вознесенской горке уже более 10 лет сияет своими куполами величественный Храм-на-Крови. На Ганиной яме на месте целой россыпи всевозможных ям и воронок (от шахт, шурфов, закопушек), а так же бесформенных куч земли (отвалов последних), воздвигнута целая россыпь храмов и всевозможных построек.

+  +  +

Честно признаюсь, что если бы не распоряжение (правильнее сказать – благословение) владыки Никона вряд ли я собрался написать такую работу. Все-таки полгода трудов, не шутка. Однако, я уже давно понимаю, что потратил время и силы не зря. Ведь о том времени, о самом начале работ (точнее, службы) на Русской Голгофе, фактически ничего не известно, практически никому. Поэтому в СМИ об этом периоде можно видеть почти исключительно фантазии, перемежаемые крупицами правды. Доклад заполнит этот информационный пробел. В докладе дается описание деятельности Братства и Общины на Русской Голгофе с 1989 по 1994 год.

Я был свидетелем и\или активным участником многих событий, которые там происходили во всей их последовательности. Поэтому я написал отдельную, обобщающую главу: «Хроника Вознесенской горки…», в которой дается описание не только нашей работы, в виде отдельных «проектов», но и последовательное и систематизированное описание всего существенного, что происходило на этом месте.

Систематизация данных в соответствии с идеей цельного хроникального изложения привела к удивительному результату. Простая линейная логика, которая в моих представлениях, связывала события на Вознесенской горке, оказалась «не рабочей». Большинство событий, просто не должны были произойти, если исходить из сценария, основанного на «здравом смысле» и нормальной логике. Об этом у меня написано в предисловии к «Хронике…», не будем повторяться. Тогда я с полным основанием предположил, что мы имеем дело с действием Промысла Божия. Все-таки, предположить, что в 1990 году «жалкая кучка монархистов» смогла переиграть в «битве за землеотвод» на Вознесенскую горку могучие силы из «акул бизнеса» и незримые, но влиятельные «демократические силы», ну просто нелепо.

Ведь как пишет о Промыле Божием в своем знаменитом «Православно-догматическом богословии» архиепископ Харьковский Макарий[1]:

«… по отношению к нравственным существам, действительное содействие Божие бывает только тогда, когда они свободно избирают и творят; во всех же случаях, когда они по своей воле, избирают и творят зло, бывает только попущение Божие, а отнюдь не содействие: потому что Бог творить зло не может, а лишать свободы нравственные существа, которую сам же даровал им, не хочет.

Наконец, управление тварями есть такое действие Божие, которым безконечно-Премудрый направляет их, со всею их жизнью и деятельнстью, к предназначенным им целям, исправляя и обращая, по возможности, самые худые их дела к добрым последствиям.

 

Однако, Доклад восполняет и не только информационный пробел, но и духовный. Тема духовности довольно популярная и, как говорят, заезженная. Кто только и чего только на эту тему не говорит. Мы ограничимся только тем, что касается именно духовных начал в человеке и духовного мира вообще, применительно к реалиям Русской Голгофы.

 

О Вознесенской горке (Храме-на-Крови и о Ганиной яме) часто говорят как о святынях Русской Голгофе

 

Начнем с того, что из пишущих и говорящих о Русской Голгофе очень редко вспоминает о духовном наполнении этого понятия.

Редкое и, в то же время весьма значимое исключение – лекцию-проповедь митрополита Черногорского Амфилохия, произнесенная в феврале 2004 года в конференц-зале Храма-на-Крови. Не с амвона, а с трибуны, по содержанию – проповедь, а по месту произнесения – лекция.

Владыко Амфилохий в немногих, но очень убедительных словах обосновал само понятие «Русская Голгофа». Это была превосходная проповедь, гораздо более убедительная, чем статьи известных богословов, доказывающих невозможность существования Русской Голгофы[2]. Кроме всего прочего, он сказал, что Екатеринбург – уникальный город. С одной стороны, в нем находится одна из величайших духовных сокровищниц Православия – Русская Голгофа, с другой – это город, который все еще находится под заклятьем страшного ритуального убийства Святого Царя Николая. Его проповедь невоспроизводима «своими словами», это примерно так же, как невозможно передать содержание молитвы.

Митрополит Амфилохий обозначил и объяснил наличие духовной сущности под названием «Русская Голгофа». Это очень важно, ибо ведущие богословы-профессора Московской духовной академии этот факт отрицали

Осталось раскрыть духовное содержание этой сущности. Зачем это надо?

И как это сделать?

 

 

О Храме-на-Крови, иногда кто-то да упомянет, что Храм-на-Крови – есть символ победы Царя Николая II. Но и это не совсем полная оценка этого храма, правильнее говорить, что это не только символ, но сама Победа Царя, исполнившего Божью волю.

Победа, исполненная руками людей, служивших Богу и Царю. Потому что с самого начала, во всех событиях, связанных со строительством, точнее даже с получением землеотвода Церковью и последующим удержанием Церковью Вознесенской горки, для Богом назначенного там строительства Храма, следовала целая череда чудес.

Что такое Община, а что Братство, описано ниже. Доклад разбивается  на ряд разделов (глав), каждый из которых отвечает за отдельную программу (проект) выполненный или выполняемый Общиной и Братством.

Два из этих проектов были откликом на «подсказки извне». Это глава «Как доехать до Ганиной ямы», о другом проекте будет написано ниже.

Тогда, в 1995 году она была актуальна, ибо дорогу на Ганину яму знали только единицы. Теперь, эта глава вызывает разве что чувство умиления в силу ее абсолютной бесполезности, в наше время до Ганиной ямы можно добраться по отличной дороге. Впрочем, и в те (90-е) годы она вряд ли многим смогла помочь. Мне известен только один единственный достоверный случай, когда человек смог с успехом воспользоваться моим «путеводителем». Причин здесь, думается, несколько, отметим две из них: Во-первых, чтобы найти шахту в лесу по картам, схемам, описаниям требуются определенные навыки, а ими далеко не все обладают. Из всех моих знакомых, не считая профессиональных геологов-полевиков, оказывается, нет ни  одного.

Во-вторых, вплоть до 1998 года, Ганину яму словно окутывала какая-то завеса. Ганину яму не то, чтоб совсем не замечали, просто ее не воспринимали как святыню. Все переменилось летом 1998 года. Если до этого Ганину яму посещали очень мало народа – буквально единицы за целое лето и никого зимой, то во второй половине лета, к осени, на Ганину яму сходили многие. А весной (в конце марта) уже следующего снежного сезона (1999-2000 г.) я увидел снежную тропу до Ганиной ямы, т.е. народ стал ходить на Ганину яму и зимой.

Таким образом, какой-то практической пользы от моего «путеводителя» не было ни до лета 1998 года, ни после. «До» не ходили, ибо никому не было интересно, ни «после» дорогу как-то узнали все желающие и с легкостью ее находили, тем более, что от обилия желающих получилась ясно различимая тропа.

Если практической пользы от «путеводителя» не было, то при осмыслении причин этого явления, выявилась важная закономерность, по которой открывались, становились «видимыми», святыни Русской Голгофы. Но и более того эта же закономерность является универсальной и определяющей для всей Русской Голгофы. Поэтому очень кратко мы ее рассмотрим здесь, раз возник такой случай.

О природе Русской Голгофы I

 

Что же случилось, тогда, в середине лета? Для этого потребовалось некое публичное действо. В данном случае, разительные перемены произошли после того, как на Царские дни 1998 года на Ганиной яме была отслужена Литургия. Точнее, две – одна в 00 часов ночи, другая в 6 утра[3]. В том же году, кстати, как известно, наши архипастыри, не признали подлинность фальсифицированных «царских останков» на двух соборах совершившихся 26 февраля и 9 июня.

Заметим, что народ обратил внимание на Русскую Голгофу (т.е. признал ее святыней), не потому что действовало какое-то «информационное обеспечение» ну, там какие-то разъясняющие\просвещающие статьи богословского характера, в которых бы доказывалась «подлинность святыни». Не было прямой или косвенной «рекламы объекта». Нет, ничего похожего. Просто совершилась бескровная жертва, просто десятка полтора-два человек приняли подлинные Тело и Кровь Христовы, но на Ганину яму потянулись многие и многие, но действие этого причастия на них не ограничилось, распространилось на всю Церковь.

+  +  +

Аналогично события разворачивались в июле 1989 года, они описаны в главе «Хроника святой Вознесенской горки». Тогда тоже наблюдалось явление, которое я там назвал, как «снятие табу».

После того, как произошло открытое моление на Вознесенской горке и последующие события (суд и все такое), отношение к Царской теме резко изменилось. В городе все знали «дом Ипатьева», знали, что произошло там, в 1918 году, кто-то помнил даже точную дату. Но никто и нигде, кроме кухонь и курилок на производстве (в рабочих комнатах были «стукачи», а при них не поговоришь) об этом не говорил, но не, потому что кто-то запрещал, тогда бы пришлось назвать тему, которую запретили к открытому обсуждению. Нет, просто было «табу» на любое упоминание этой темы, в любом контексте. А тут как будто что-то прорвало. Ярче всего это явление наблюдалось в СМИ, в которых стали писать сначала о событиях на Вознесенской горке, потом дальше-больше, стали писать и «трагедии в доме Ипатьева» и вообще о Царе[4]. Впрочем, в упомянутой главе все это описано.

Очень хорошо видимое явление в «информационном поле», т.е. в видимой плотской сфере знаний, отвлекло меня от осознания переворота, произошедшего в невидимой духовной сфере. Так же как и осознать, что переворот произошел не только в душах непосредственных участников этих событий, но и во всей Церкви. Именно это обстоятельство не давало мне понять, а стало быть, и описать, что же произошло в июле 1989 года.

Ключевым моментом этого вопроса (понимания) является вопрос «организации мероприятия», этим вопросом были очень заняты следствие, прокуратура, суд еще в июле 1989 года, чтобы обвинить меня.

 

Конечно, говоря о «завесе», я прибегаю к метафоре, но что-то препятствовало и препятствует ныне тому, что можно назвать: «понимание» или «осознание» или «чувствование» святости наших святынь на Русской Голгофе.

Ибо оно является фундаментальным свойством Русской Голгофы, и имеет ту же природу как «понимание» святости Царя Николая. Вон сколько споров было о том, является ли Царь Николай святым или нет, на протяжении всех 90-х. Что характерно, в те годы можно было доказать, что Царь Николай II святым не является, что с успехом делали профессора богословия, а вот Его святость была недоказуема и, тем не менее, Он был канонизирован вместе со своею Семьей в августе 2000 года, вопреки всем доказательствам обратного.

Святость святынь недоказуема чисто рационалистическими методами, доступными пониманием плотского разума, это казалось бы, банальность, но именно на Русской Голгофе, выполнение этого принципа становится предельно необходимым.

Этот вопрос мы обсудим немного позже.

 

 

Событий, которые происходили, я был свидетелем и участником практически всех событий, которые тогда происходили. Собственно, сделал я традиционный исследовательский отчет, причем по нескольким направлениям сразу. Причем события на Русской Голгофе, описываются при взгляде на них «изнутри».

Из этого времени на графику ушло непомерно много – месяца полтора, ведь как в старину, в докомпьютерную эру, пришлось все вычерчивать вручную. Приводить к сопоставимому масштабу карты и схемы, скопированные и вычерченные, а потом с помощью ксерокса компоновать отдельные схемы и чертежи в единые блоки, которые помещались бы на листы бумаги формата А4.

Обычно при подготовке отчета исследовательской группой этим занимался специально обученный человек – чертежник-оформитель. Ныне его может заменить компьютер, который в Фотошопе и Кореле за минуты выполняет то, что вручную мною делалось тогда за дни. Тогдашний мой компьютер мог работать в качестве пишущей машинки и я довольствовался этим.

 

 

В публикациях на эту тему, в книгах, в статьях, интервью, выходящих в настоящее время, распространяются совершенно фантастические вещи.

Я имею в виду не только прямую ложь и фальсификации (это бывает) и не только фрагментарность изложения, искажающее суть, но описание только чисто внешней стороны событий, без их внутреннего духовного содержания. Во всех этих описаниях, в видео-фильмах, книгах, интервью, статьях нет главного: в них нет понимания и, соответственно, в них не раскрыто то, что все происходившее на Русской Голгофе, происходило по Промыслу Божию. Глава «Хроника Вознесенской горки», это описание сплошного непрерывного чуда. Поэтому написание этой главы, которая многократно переписывалась, заняло большую часть времени и сил, ушедших на подготовку доклада.

Осознание этого чуда, осознание хотя бы малой толики в той, иной логики событий, которая определялась не логикой нашего плотского бытия, давалась мне огромным напряжением. Ведь Сила Божия в слабости человеческой, или как сказано в Писании: «для самих же призванных, Иудеев и Еллинов, Христа, Божию силу и Божию премудрость; потому что немудрое Божие премудрее человеков, и немощное Божие сильнее человеков». (1Кор.1:24,25).

+  +  +

Сначала о себе,  Общине и Братстве. В СМИ, в которых я видел описание моих действий, никогда не упоминают моего положения в Церкви. Позиционируя мои действия как действия «энтузиаста-любителя», или как «свободного художника». На самом деле, я был в послушании Церкви, как один из «винтиков единого механизма Церкви», или как «один из солдат армии «Воинствующей Церкви». А подразделения этой «армии», в которой я служил, назывались: «Община Храма-на-Крови» и «Православное братство во имя Святых Царственных мучеников». В Докладе об этом есть немного, но далеко не все, со многими лакунами. По разным причинам, ну, во-первых, я писал лично епархиальному архиерею и не буду же ему рассказывать то, что он и без меня прекрасно знает и даже много лучше меня. Во-вторых, о многом в ту пору просто нельзя было признаваться, во всяком случае, в письменном виде. И наконец, многое я тогда просто не понимал, в стройную и ясную картину, все это, уложилось только в последние годы.

К примеру, там не объясняется в чем разница между этими подразделениями – братством и общиной. Разницы нет никакой, если говорить о разнице практической, зато есть разница юридическая. Община есть канонически и юридически оформленное структурное подразделение Церкви. Собственно из них, из общин, Церковь и состоит. Любой епархиальный архиерей отвечает за них и их деятельность целиком и полностью, а деятельность и устав общины строго регламентированы.

+  +  +

Братство – другое дело. Устав братства, фактически не регламентирован никем и ничем, он может быть практически любой. Юридическую ответственность за деятельность братства епархиальный архиерей, практически не несет, а если братство не зарегистрировано в органах юстиции, тогда вообще, спросить с него нечего. На деле это было так – когда можно, действовала законопослушная община Храма-на-Крови, а когда не можно, но нужно, община исчезала, истаивая в воздухе, а вместо нее появлялась «группа энтузиастов», абсолютно никому не подконтрольных, абсолютно непредсказуемых, но «зубастых», милиция хорошо помнила, что может получиться, если с этой публикой связаться.

В связи со сказанным вспоминается такой эпизод. Начало зимы 1997 года. Звонок от о. Владимира (Зязева). Завтра к тебе для интервью подъедет телевидение из «4канала». Номер твоего телефона я им дал, должны сегодня тебе позвонить. Расскажешь о строительстве временного   деревянного Храма-на-Крови. Скажешь, что строило братство (а не община), что строительство благословил владыко Мелхиседек. Это владыко так решил.

Т.е. даже спустя годы владыко Никон не хотел «светиться». Представляю, какое давление он выдержал в 1994 году, когда было строительство и оно было прервано в августе того же года. И только через два года, осенью, частично зимой 1996 года, строительство было доведено до конца.

+  +  +

О том, когда были организованы Община Храма-на-Крови и Православное братство во имя Святых Царственных мучеников, в докладе написано, хоть и не очень полно со многими лакунами.

Теперь о поздней судьбе этих организаций. В апреле 1997 года была крупная реорганизация. Сделано это было на Епархиальном совете, не знаю как сейчас, а тогда он состоял из 18 благочинных. На Совете владыко Никон сообщил, что община Храма-на-Крови упраздняется. Все текущие дела по Вознесенской горке передаются вновь созданному Архиерейскому подворью. Соответственно упраздняются должности председателя общины, каковым был сам владыко и заместителя председателя общины, т.е. моя должность.

По братству: Председатель братства (по выборам 1994 года, сам владыко Никон) снимает с себя полномочия. Меня – заместителя председателя, владыко рекомендует Епархиальному совету к избранию председателем братства. Совет проголосовал единогласно. Таким образом, я был избран в председатели, но не общим собранием братства, а Епархиальным советом.

Далее, на том же совете, владыко отдал мне первые устные распоряжения.

1. Всех братчиков (членов братства) выбираешь сам. Берешь с кандидатов заявления, я утверждаю, после личной проверки. Заявления так и лежат где-то в моем архиве. Владыко так никого и не проверил (все недосуг) и ни одного заявления не завизировал.

Как видим, в братстве никакой демократии не предполагается изначально, даже на уровне избрания председателя Братства, сплошной авторитаризм. Или правильнее, монархический принцип правления. Владыке нужно было эффективное действующее подразделение епархии, а не трибуна для пустых разговоров.

2. Духовника братства тоже подбираешь сам. Имя сообщишь мне, проверю, если сгодится, будет тебе духовник. Даю тебе 5 попыток, если не найдешь, останешься без духовника. До этого я несколько лет просил духовника для братства, владыко все отнекивался – вроде как –  я тебе чем не духовник. Все мои 5 попыток оказались неудачными, причем это становилось очевидно даже для меня, т.к. ни один из кандидатов не прошел испытания. Т.е. я сообщал владыке имя, не сообщая своего выбора кандидату, разумеется. Владыко брал это имя на заметку и говорил, посмотрим. Через месяц, другой, кандидат на чем-нибудь да срывался. И вопрос снимался сам собою.

Уже перед самым уходом с Екатеринбургской кафедры, летом 1999 года, владыко Никон спросил у меня. Сколько попыток подбора духовника ты сделал? Я сказал, что 5. Ну, вот видишь, не получилось, и я тебе тоже подбирал, и тоже не получилось. Так что придется оставаться тебе без духовника.

Братство просуществовало до сентября 2008 года. Было распущено по моему прошению. Архиепископ Викентий подписал указ о роспуске братства в январе 2009 года.

Когда дело совершается Христа ради, то Сам Господь дает силы и средства, чтобы дело совершилось, так бывает всегда и везде, тем более на святом месте Русской Голгофы. Для успеха требуется бдение, пост и молитва, то, что способствует стяжанию Духа Святого. Он дает и силы, и мудрость даже малым сим, руками которых, через Его действие творится чудо. На Русской Голгофе чудо совершается постоянно, ибо ничего случайного на ней не бывает. Участники событий, происходящих на святой Вознесенской горке, могут быть только либо сотворцами этого чуда, либо не быть ими, все зависит не только от доброй воли и желания “делать добро”, но и от того насколько последовательно и полно исполняются все пункты вышеупомянутого принципа. Ошибки, лукавство, отсутствие смирения на Вознесенской горке обходятся очень дорого.

На Вознесенской горке общественность проиграла все “схватки”, начиная с первой в 1990 году, когда правом владения на Вознесенскую горку власти наделили Церковь, вопреки всем усилиям многих могущественных сил и это было подлинное чудо. Характер чуда имели и последующие события, о чем уже говорилось и есть основания полагать, что в этой последовательности взаимосвязанных событий раскрывается Чудо Русской Голгофы. О характере этого Чуда следует говорить особо и в другой раз.



[1] Макарий архиепископ Харьковский. Православно-догматическое богословие т.1, издание третье, С-Пб, 1868. – Репринт, М. 1993.

[2] Было бы очень поучительно и интересно послушать дискуссию между владыкой Амфилохием и, к примеру, диаконом Кураевым, профессором МДА, на тему о Русской Голгофе. Если б, конечно, Кураев решился.

[3] А как же, часто упоминаемые Литургии, которые были отслужены на Ганиной яме, начиная с 1995 года? Это да, но весь вопрос в том, – а отвечала ли такая Литургия Правилам Церкви. Священник, который их служил, был из другой епархии, но не получал на эту службу благословения правящего архиерея нашей епархии. Оказывается, никакой священнослужитель (включая архиереев, даже Патриарха, не говоря уж об иереях) иной епархии не могут служить Литургию без благословения правящего архиерея на канонической территории его епархии. Архиепископ Мелхиседек (правящий архиерей Екатеринбургской епархии до февраля 1994г.), который ознакомил меня с этим правилом, в заключении добавил – это не служба Богу (Литургия без благословения), а театрализованное представление. Благодаря этой яркой аллегории я помню этот разговор, хотя он случился около 20 лет назад.

[4] Строго говоря, столичные «перестроечные» СМИ стали писать на Царскую тему раньше, по крайней мере с апреля того же 1989 года. Но, во-первых, у нас писали отнюдь не «перестроечные» издания, а областные и городские версии газеты «Правда», которые отображали не свое мнение, а мнение идеологических подразделений КПСС (обкомов, горкомов), органом которых они являлись. Значит, что очень сильно, что-то там перестроилось, поменялось не в газетах, а в обкомах, горкомах, и поменялось не до, а после моления на Вознесенской горке. И, наконец, это «что-то» интересная тема, но не здесь и не сейчас.

Во-вторых, я говорю об изменении «общественного сознания», которое произошло во всех, решительно, сословиях горожан, и выглядело именно как «отмена табу» или «срыв покрова с глаз».  

 

Анатолий Верховский