Русская Голгофа: краткая хроника происшествий


ПРАВОСЛАВНАЯ ГАЗЕТА №8 (100) / 8 апреля ‘99 

ЖИЗНЬ ЕПАРХИИ 

В этой теме: 

На нашу святую, именуемую Русскою Голгофою, покушались, и не только взрывами и поджогами. То и другое это явные, видимые и осязаемые действия, и результат их видим и осязаем, поэтому вызывает естественную активную реакцию. Гораздо страшнее действия, результатом, которых станет неразличение или непонимание наших святынь. Тогда и беспокоится некому, и не о чем. 

Перечислим кратко покушения на нашу святыню, начиная с 1990 года.

 

1. 1990 год. Весна На Ипатьев пустырь, засыпанный до того ровным слоем мелкого щебня. вывозятся сотни или тысячи самосвалов со строительным мусором и глиной, власти «готовят» площадку, на которой православные люди хотят организовать молебен. В 1989 году было первое открытое моление свв. Царственным мученикам (был прочитан канон), разогнано силами ОМОН, 6 человек провели трое суток за решеткой. В 90-м году остановить или помешать не надеялись, вот и решили «подготовить» должным образом площадку заранее. В том же 1990 году, 18 августа, на Вознесенской горке был воздвигнут деревянный крест. Деревянный крест простоял 1, 5 месяца, и за это время был сломан трижды. Металлический крест был поставлен 5 октября и стоит по сию пору. Что касается площадки с кучами глины и мусора, то так все было до 1992 года, когда при строительстве часовни площадку частично спланировали бульдозером.

 

2. 1991 год. Организация фонда «Обретение» и начало активной фазы проекта «екатеринбургские останки». В интервью члены фонда утверждают, что цель его создания состоит в том, чтобы помочь русскому народу обрести свои святыни. Областные власти, зарегистрировавшие фонд, предоставили ему неслыханные полномочия, в том числе право распоряжаться на Вознесенской горке, несмотря на то, что землеотводом на нее с 1990 года владела Русская Православная Церковь Фонд в своем уставе указал намерение построить на Вознесенской горке «павильон -музей».

 

Фонд начал с того, что в режиме строжайшей секретности и непонятной спешки, произвел раскопки в Поросенковом логу (место около поселка Шувакиш) и извлек 9 человеческих скелетов, которые немедленно были объявлены царскими. Спешка была такова, что были нарушены правила и криминалистические, и археологические. К исследованию останков были привлечены лучшие научные силы. К началу следующего 1992 года было установлено, что среди скелетов нет ни одного, который мог бы принадлежать Императору Николаю II. На этом работы можно было прекратить и объявить об ошибке, но получилосъ не так. К лету этого же 92-го года, по настоящему лучшие силы — ученые с мировыми именами от работы были отстранены и научным руководителем был назначен никому неведомый мл. научный сотрудник П. Иванов. Последующие 6 лет были потрачены на то, чтобы доказатъ «подлинность» «царских останков», помочь, так сказать, русским «обрести свою святыню», хоть и не настоящую, иными словами навязать любой ценои фальшивые мощи.

 

3. 1993 год. Первый поджог часовни во имя св. прмч. В. княгини Елизаветы, построенной на Вознесенской горке летом 1992 года. К счастью пожар удалось ликвидировать в самом начале, обгорел только угол.

 

4. 1994 год. Начало строительства временного деревянного Xрама-на-Крови. Первый поджог штабеля досок, привезенных на строительство. Поджог ликвидирован в самом начале. Этот случай заставил организовать «Казачью заставу» и ее круглосуточное дежурство на Вознесенской горке. Чинами Казачьей заставы за время ее существования, было пресечено множество попыток осквернения Креста и часовни.

 

5. 1995 год, июль. Поджог домиков, расположенных около часовни (казачьих домиков). Поджигатели подперли извне дверь одного из домиков, в котором располагался караул, чтобы сжечь его живьем. Находившийся в домике казак. с трудом спас свою жизнь.

 

6. 1996 год, июль. Поджог часовни во имя св. прмч. В. княгини Елизаветы. Пожарные прибыли в считанные минуты, но часовня выгорела почти полностью, фактически сохранился один только сруб. Потребовалось почти полгода работы и огромные материальные средства, чтобы восстановить часовню.

 

7. 1997 год, зима. С Царского креста на Ганиной яме снят и украден киот с иконой свв. Царственных мучеников. Изготовлен и установлен новый киот в июле этого же года.

 

8. 1997 год, май — сентябрь. Две пропагандистские кампании, внешне «независимые», но имеющих общую цель реванш за 1990 г., попытка захватить контроль над Вознесенской горкой. Обе кампании, «независимо» занялись формированием общественного мнения в пользу запрета строительства Xрама-на-Крови (и вообще «права Церкви навязывать городу свои градостроительные решения») и возведения там муляжа дома Ипатьева и, главное, передачи права распоряжаться на Вознесенской горке в руки «честной и бескорыстной общественной организации». Очевидно, следующим этапом было бы обращение к городским властям, чтобы они отобрали землеотвод на Вознесенскую горку у Церкви и отдали этой организации, нетрудно догадаться какой именно.

 

Православные люди, возмущенные этой возней, ответили сбором подписей под обращением к мэру города Чернецкому. Когда было собрано несколько тысяч подписей, Чернецкий в официальном заявлении уверил православную общественность города, что Вознесенская горка, решением городских властей, принадлежит Церкви, и что он не видит ни каких оснований пересматривать это решение. Обе кампании разом прекратились.

 

В конце сентября этого же года группой Авдонина и Областным краеведческим музеем проводились «Романовские чтения». Кроме всего прочего на них были озвучены руководящие идеи, которые легли в основу пропагандисткой кампании проводимой группой «независимой интеллигенции». В материалах конференции был опубликован и документ, содержащий рекомендации заокеанских доброжелателей — письма за подписью Пола Чандлера (позднее оно было опубликовано в «Православной газете» N 12 (86), 1998) и вызвало справедливое возмущение православных людей. Чандлер советует строить музей, а не храм и зарабатывать на этом деньги. Превратить нас в иуд, чтобы делали не Xрам-на-Крови, а деньги на крови свв. Царственных мучеников.

 

Кажется, последнюю мысль можно поместить в качестве эпиграфа к настоящим запискам — Из нас хотят сделать иуд. Это руководящая мысль, которой следуют власти всех уровней государственной, областной и городской.

 

9. 1997 год, сентябрь. Сломан деревянный резной Царский крест на Ганиной яме. Новый крест, на этот раз металлический, изготовлен и установлен в январе 1998 года.

 

10. 1998 год, февраль. Вознесенская юрка. Подрыв двух зарядов, одним зарядом пробито отверстие в бревенчатой стене часовни во имя св. прмч. В. княгини Елизаветы, другим зарядом изуродован Царский крест. Сделано это было в ночь с 23 на 24 февраля, за два дня до судьбоносного решения Св. Синода Русской Православной Церкви относительно подлинности «царских останков». Назначение акции ясно всякому, но милиция возбуждает уголовное дело по статье о хулиганстве.

 

Напомню, что примерно за месяц до этого на обочине шоссе, по которому следовала машина гупернатора Росселя, на расстоянии нескольких десятков метров от нее был взорван заряд. Впрочем, зарядом это устройство можно назвать только из крайнего уважения к нему, так как он поднял в воздух несколько лопат снега, проделав в снегу воронку величиной 0, 5 метра — если бы машина находилась вплотную к месту взрыва. то самое большее, ее бы запорошило снегом. Тем не менее, взрыв этой хлопушки был квалифицирован как «акт терроризма».

 

11. 1998 год, май. На Вознесенской горке вокруг будущей строительной площадки будущего Xрама возведение сплошного бетонного забора. Внутри бетонной ограды с прочными железными воротами оказались и Крест, и часовня, которую по планам строителей намеревались снести, чтобы освободить место для складирования бетонных блоков. На Вознесенской горке помолится свв. Царственным мученикам стало возможным только на мостовой перед забором С помощью ограды православных надежно отгородили от святыни. Если бы не требование Епархии выгородить часовню и сделать проход в стене, у нас не было бы доступа к ним уже почти год. Начало строительства благополучно торпедируется подразделениями мэрии вот уже несколько лет. Состояние «не стройки», обнесенной забором, можно заморозить еще на много лет.

 

12. 1998 год, июль Начало топографических и геофизических работ в пределах старого рудника Ганина яма, проводимых группой Авдонина. В сентябре начались и раскопки в непосредственной близости от Царской шахты.

 

13. 1998 год, декабрь. Попытка поджога часовни во имя св. прмч. В. княгини Елизаветы. Не удалась, лишь незначительно обгорела западная стена. Милиция отказалась возбуждать уголовное дело. дескать, нет ущерба, нет и состава преступления.

 

14. 1999 год, февраль. Суд над Н.Б. Воробьевым, который пресек осквернение «царского Креста» на Вознесенской горке. Судили не осквернителя-кощунника, а Воробьева. Ему было предъявлено грубо сфабрикованное обвинение в нанесении телесных повреждений кощуннику.

 

15. 1999 год, март. Еще одна попытка поджога часовни. Господь не попустил, не загорелся бензин, который поджигатели налили внутрь часовни через предварительно разбитое окно.

 

16. 1999 год, март. Xотя это событие произошло раньше, чем попытка поджога, но оно настолько символическое, что его описанием мне хочется закончить это печальное повествование.

 

А.Н. Авдонин глава фонда «Обретение» выступил с резким протестом против недавнего публичного выступления проф. Л.А. Живоювского, в котором он вскрыл недостоверность так называемой геномной дактилоскопии в деле определения подлинности «царских останков».

 

Сообщение ошеломляет. До сих пор в обскурантизме и дремучем невежестве обвиняли Церковь, помню броский заголовок: «Русские православные иерархи отлучили науку от церкви». Как видим, все как раз наоборот, это не Церковь, а Авдонин боится «света знания», поскольку «ореол научности» проведенной идентификации «царских останков» может убедить только неспециалистов, а этот ореол был создан фальсификаторами. Для фальсификаторов опасно подлинное научное знание. Поэтому мнение специлиста генетика с мировым именем, не совпадающее с мнением Авдонина очень ему, Авдонину неприятно. Авдонин демонстрирует реакцию, которая его разоблачает и, которую трудно воспринимать без иронии.

 

Профессор Животовский ученый с мировым именем, напомню его ученые титулы: Руководитель центра ДНК-идентификации человека института общей генетики им Н.И. Вавилова РАН; лауреат Iосударственнои премии РФ (1996 г.); лауреат премии Российскои Акадеими наук (1995); почетный профессор Университета штата Аляска (Fairdanks).

 

Еще одна деталь: в США сложилась практика применения метода «геномной дактилоскопии» в суде, так там даже для простого гражданского дело (например, устаповление отцовства и т. д.) требуемая точность идентификации должна составлять не менее 1:10000, а в уголовных делах 1:100000. Точность определения подлинности скелета, приписываемого Николаю II, проведенная с помощью геномной дактилоскопии, составила 1:700. Как видим, для нашей «Государственной комиссии» в деле, имеющем важнейшее государственное и духовное значение, точность идентификации достаточна, хотя его «завернули» бы в обычном американском суде».

 

Подведем итоги

 

Количество происшествий на месте, именуемом Русской Голгофой со временем растет и все интенсивнее борьба на этом месте против Церкви.

 

Суд над Воробьевым создал прецедент. Легко представить себе как мог бы развиваться, к примеру, инцидент с поджогом часовни в декабре 1998 года (см п. 13). Предположим, у часовни оказались бы в нужное время православные люди, которым удалось бы схватить поджигателя. Против поджога уголовное дело милиция завести отказалась (за отсутствием состава преступления), следовательно, действия тех, кто поджигателя схватил, были бы квалифицированы, как не спровоцированное нападение. Поэтому судили бы не поджигателя, а тех. кто его схватил и судили бы их по статье о хулиганстве, а может быть и за нанесение телесных повреждений. Как Воробьева.

 

Те времена, когда власти сами ломали, взрывали храмы; вешали священников на Царских вратах, или живьем закапывали в землю, кажется, минули. Сейчас все «цивилизованно», как в городе Париже, где в тысячелетних храмах - музеи. Поэтому режиму не храм нужен на Русской Голгофе и не монастырь, а. «Историко-мемориальный комплекс. Как советуют из-за океана: «Этот мемориал был бы уместнее, чем церковь на месте дома Ипатьева. «Музей должен быть политически справедливым в отношении обеих сторон. Яков Юровский не должен выглядеть садистом, который любил убивать детей».

 

Ну что тут скажешь про «политическую справедливость» по отношению к цареубийце.

 

Вспомним, что, собственно, сделал Иуда. Он, что выдал Xриста? — но Xристос ни от кого не прятался и, к тому же, был в Иерусалиме, да и во всей Иудее знаком каждому? Вспомним, за три дня до этого Его приветствовал весь город. Что еще — он, что ударил Xриста? Нет, наоборот, он запечатлел свой поцелуй. Вот этот поцелуй десятки поколений христиан и называют: «иудин поцелуй». Какая юридическая несправедливость называть Иуду иудой! Иудин грех явление чисто духовное, причем настолько «чистое», что подменить его понятиями юридическими, политическими или какими-то еще, не получается, а попытка это сделать означает его повторение.

 

Юровский цареубийца, продолжатель и последователь тех, кто распял Xриста. Найти ему оправдания социальные, юридические или политические, значит, повторить иудин грех. Нас к нему и толкают, мягко и цивилизованно.

 

Не хотим стать иудами — должны помнить и знать кто цареубийцы и молить Бога, чтобы простил грех предательства Царя в руки убийц.

 

 

 

№ 1 за 1997 г.