Ч1. Царская дорога на Северном участке


Статья публикуется впервые.  

Анатолий Михайлович Верховский 

Часть 1. Победа Царя 

Часть 2

Только на исходе 2006 года завершилось формирование рисунка Царской дороги на участке, который расположен в промежутке от границ городской застройки до пересечения ее с Горнозаводской железной дорогой. Одновременно это дало нам возможность глубже осознать смысл Царской дороги.

Как уже было сказано в предыдущей статье (Царская дорога и тайна Русской Голгофы), по Царской дороге пролегает путь духовного восхождения русского православного народа. Как во всякой святыне, в нем нераздельно, но и неслиянно соединено духовное с плотским. Это видимый плотским зрением путь, по которому невидимо ведет нас Святой Царь Николай. Плотски – это путь видимый на местности, его можно вычертить на карте, по нему можно пройти, проехать.

Явление Царской дороги есть стадия духовного восхождения, до ее явления, мы можем отметить ряд стадий. Мы можем наблюдать, как, начиная с 1989 года, последовательно и постепенно уточняется, раскрывается перед нами тайна Русской Голгофы. В самом начале, в конце 80-х всем была видима святыня Вознесенской горки, где ныне вознесся своими куполами Храм-на-Крови. Святыня Ганиной ямы оставалась, поначалу, как бы невидимой, и так фактически продолжалось до 1998 года. Наконец, святыня Цар­ской дороги стала видимой только в начале нового века, когда на Вознесенской горке было развернуто возведение Храма-на-Крови, тогда же для многих тысяч лю­дей святыня Царской дороги стала духовной реальностью и по ней в Царские дни пошли многотысячные крестные ходы. Ну, кто в 90-е годы мог вообразить, что по ней в Царские дни пойдут крестным ходом ты­сячи, а не отдельные малочисленные группки людей. В 2000 году восторг вызвало то, что в крестном ходе участ­вовало человек триста, а не тридцать-сорок человек[1], как в предыдущие годы. В 2002-м было уже тысяч пять, в нынешнем – пятнадцать, а сколько народу будет в 2010-м?

Сейчас мы переживаем новую смену стадий или, может лучше сказать ступенек лестницы восхождения. Одна стадия завершилась, наступает новая, до которой мы «доросли» духовно. Смена стадий высветила, сделала понятным, раскрыла глубинную суть Царской дороги, на предыдущей стадии (ступени), но какие-то суждения можно высказать и о наступающей стадии.

Для того, чтобы увидеть линию Царской дороги на этом участке, потребовалось исправление двух ошибок, что удалось при непосредственном и решающем участии нашего Правящего Архиерея Архиепископа Викентия, который сам выезжал в лес и сам прошел по ранее намеченным участкам Царской дороги. Пройдя по ним, он не признал их за подлинные Царские, и это было необходимым и достаточным условием, чтобы произвести повторные исследования, пока они не увенчались успехом. Если бы дело ограничивалось только плотской, географической составляющей Царской дороги, то не понадобилось бы ждать 2006 года, чтобы сделать все уточнения. Но в том-то и дело, что Царская дорога – святыня. Поэтому, перед тем, как займемся географическими вопросами, обсудим духовные.

Ступени восхождения

В предыдущей статье мы уже кратко рассматривали одну из таких ступеней восхождения, – обретение святыни Ганиной ямы, обстоятельства обретения и его последствия. Одним из прямых последствий, как описано в предыдущей статье, явилось, если так можно выразиться, заложение конечной цели Царской дороги – Ганиной ямы, ибо без нее Царская дорога лишается своего смысла. Ведь, если бы Церковь признала в 1998 году подлинность «царских останков», то мы тогда «обрели» бы не только ложные «святыни» в виде лжемощей, но вместо Ганиной ямы «святыней» стал бы у нас Поросенков лог – место обретения лжемощей. Раз утратился бы смысл Царской дороги, то не случилось бы и ее явления в 2000 году, стало быть, под вопросом встала бы и канонизации Святого Царя Николая, и начало строительства Храма-на-Крови, возможность которых являются причинами, которые необходимы для явления Царской дороги.

Победа Церкви, засвидетельствована чудом, произошедшим в июне 1998 года на Ганиной яме. Оно произошло в день, в который священным Синодом нашей Церкви было принято очень важное решение относительно участия Церкви в процедуре «перезахоронения царских останков». Наши архипастыри сказали окончательное: «НЕТ». В этот день, в районе, примыкающем к урочищу с запада, случился лесной пожар, который надвигался на Ганину яму. Фронт огня был без видимых причин остановлен по линии, которая проходила через Крест. Этот Крест, фиксирующий положение места, на котором сжигались честные тела Святого Царя Николая и иже с Ним убиенных, был воздвигнут за три дня до заседания «Правительственной комиссии по перезахоронению царских останков» (январь 1998 г.). Этот крест остановил стихию огня, потому что он был установлен на месте, которое является конечной целью Царской дороги, ибо это место есть образ Гроба Господня, а наши Архипастыри своим решительным НЕТ, сохранили его как святыню. Чудо засвидетельствовало, во-первых, подлинное место, на котором сжигались честные тела Святого Царя и иже с Ним убиенных, во-вторых, твердое стояние в вере и истине наших архипастырей, по соборному слову которых это место было утверждено, как истинное в противоположность ложному. Это утверждение истинности святыни Ганиной ямы, утвердило и конечную цель Царской дороги.

Мы и раньше могли наблюдать ряд ступеней лестницы духовного восхождения народа, которые более или менее связаны с соответствующими событиями на Русской Голгофе. Начало 1997 года ознаменовалось вступлением на одну из этих ступеней. Одним из событий этого времени можно считать подписание соглашения между Правящим Архиереем Екатеринбургской епархии Никоном и губернатором Росселем о возведении Храма-на-Крови. Подписание этого соглашение сыграло решающую роль в последующих событиях три года спустя, именно благодаря этому соглашению Храм был построен. Об этом событии и его последствиях, см. ниже.

Другим событием для этой ступени можно считать массовое явление чудес от Святого Царя Николая. Оно началось в самом начале 1997 года и продолжается с не меньшей интенсивностью и по сию пору. До этого чудес от Святого Царя в России практически не наблюдалось, обычно вспоминали о нескольких, единичных чудесах, явленных Зарубежной Церкви, и все. Что значит много, или мало? Так в Летописи Верхотурского Николаевского Мужского Общежительного монастыря приводится Акт, составленный в 1896 г. и в котором зафиксировано 1О4 случая благодатной помощи по молитвам св.прав. Симеона Верхотурского, и это за 2ОО лет. И это от очень известного святого, а от Святого Царя Николая то же количество чудес наблюдается едва ли не ежегодно. Но, повторимся, так стало только в конце 90-х годов, а в начале о чудесах можно было прочесть только в зарубежной литературе (или в ссылках на нее).

В этом есть свой глубочайший смысл. Когда в 1993 году Архиепископ Мелхиседек опубликовал свою статью о народно-церковном почитании святого Царя Николая, то он сообщил о единственном чуде – о чуде почитании святого Царя, как о феноменологическом явлении.

И это чудо, воистину чудо громокипящее, ведь оно произошло вопреки всем силам и человеческим, и диавольским, которые стремились не допустить этого почитания. Владыка Мелхиседек свидетельствовал о нем еще в 1993 году, сумев разглядеть его среди множества разнообразных общественных явлений, которыми наградила нас «перестройка». Это почитание было чисто духовным явлением, люди приходили к вере, которая не «поощрялось» даже свидетельствами о произошедших чудесах, поскольку о них мало кому было ведомо. В Святость Царя можно было только веровать, ничего не слыша даже о чудесах, к «чистой» вере не добавлялось даже знания о чудесах. В начале 90-х нужно было веровать не только благодаря знанию о чудесах, а веровать вопреки разнообразной клевете на Царя, начавшейся еще при его жизни, и продолжающейся поныне; веровать вопреки пространной и умелой пропаганде профессиональных богословов, не верующих в Его святость (и тоже поныне).

К 1997 году число почитающих постепенно возрастало. А благодаря массовому явлению чудес от Святого Царя с начала этого года, число почитающих стало возрастать уже настолько стремительно, что почитание стало приобретать свойства массового общественного движения. Потому, благодаря массовой молитвенной поддержке народа церковного, совершилась канонизация Святого Царя в 2000 году. А еще до того, в 1998 году, несомненно, была оказана молитвенная поддержка нашим архипастырям в их твердом стоянии в истине.

Определяющим событием, для вступления на новую ступень 1997-го года, было очевидно, завершение строительства временного деревянного Храма-на-Крови, на Вознесенской горке, в самом конце 1996 года. Оно не просто предшествовало, оно обусловило, или запустило в действие указанные явления.

Может это и случайное совпадение, да только я в случайные совпадения, да тем более на Вознесенской горке, не верю. Возведение примитивного, можно сказать, схематичного прообраза Храма-на-Крови, стало очередной видимой стадией невидимого духовного восхождения России. И возведение этого Храма это есть очередная веха на Царской дороге, в ту пору пока невидимой. Иной по архитектуре храм, а не «навес»,  построить и не дали бы (как можно! – официального разрешения на строительство получено не было до конца 90-х годов), да и «православно-монархические силы» не обладали ни финансовыми, ни организационными ресурсами и им было и не под силу построить что-то более значимое. Но что могли, то и построили, ибо возведение такого храма-прообраза обозначило видимый результат, видимой вехой на пути невидимого восхождения.

В течении всех 90-х годов я был свидетелем, а бывало и участником многих событий, происходящих на Вознесенской горке и заметил, что многие из событий, если не все, являются чудом, потому что были невероятны, просто невозможны ни по каким человеческим меркам, расчетам и возможностям. Можно даже сказать, что все, что происходило на Вознесенской горке, по крайней мере, начиная с 1989 года, было сплошным непрерывным чудом, которое совершалось в виде последовательности событий, решающим фактором совершения которых были не богатства, сила и человеческий разум участников, а немощь человеческая, и Сила Божия. Смысл этого чуда, или его направленность заключалась в том, чтобы на Вознесенской горке был воздвигнут Храм-на-Крови, который стал бы плодом последовательно возрастающей и усиливающейся соборной молитвы православного русского народа. Завершение строительства прообраза Храма-на-Крови, одна из вех этого пути.

В этом восхождении состояло направление невидимой в ту пору Царской дороги, а видимой она стала на той ступеньке восхождения, видимым состоянием которого стало воздвижение Храма-на-Крови. Ведь Царская дорога, есть святой благодатный образ, это путь усвоения Христовой истины передаваемой Царем своему православному народу. У образа должны быть видимая, материальная «составляющая» и невидимая, которая символически представлена видимой. Ибо невидимая «составляющая» – это  истина, она есть неизреченная тайна, но не в том смысле, что она есть некое тайное знание, она вообще не есть знание в эмпирическом смысле, она не передается в виде информации, это не набор каких то полезных сведений или абстрактных «правил добра», –  это есть Сам Христос. А Он сказал про Себя: «Я есмь путь и истина и жизнь». <Ин 14:6>. Поэтому усвоение истины Христовой это сама жизнь во Христе, которая есть следование путем Христовым. На этом пути, каждой ступеньке восхождения, как вехи, или, как опорные пункты пути, были поставлены особые символы, чтобы  путь был различим, ибо в образе происходит единение плотского и духовного нераздельно, но и неслиянно.

*  *  *

Дорога стала различима, когда стали различимы ее и начальная, и конечная точки. Различимы и плотски, как символы, а через символы, стали доступны и духовно. На Вознесенской горке – Храм-на-Крови, на Ганиной яме – это крест, обозначивший невидимый плотски образ Гроба Господня.

Любой крест, где бы он не был установлен, где бы он не был изображен, есть орудие Божие в деле нашего спасения, он содержит в себе неодолимую Божию Силу, или, как принято традиционно говорить, на нем пребывает благодать Божия. Но крест, фиксирующий место сжигания честных тел Святого Царя Николая и иже с Ним убиенных – это Царский Крест, ибо через этот Крест, человеку передается духовный опыт от Святого Царя, как бы дополнительно. Нельзя ожидать, что любой человек, стоя у Креста, расскажет, что он, на этом месте, ощущает пребывание у Гроба Господня. Что он ощущает, не сможет передать никто, в том числе и сам человек. Происходящее у Креста лучше всего передаются словами из третьего сна митрополита Макария: «Вижу я громадное поле, покрытое цветами. Стоит среди поля Государь, окруженный множест­вом народа, и своими руками раздает ему манну».

Манна с Небес – это прообраз благодати, это несотворенные энергии Божии, это Сила и Премудрость Божии, – и ее своими руками раздает Государь, лучше, и точнее, не скажешь.

Если реально, то большинство людей испытывают у креста, поклоняясь ему, неизъяснимый благоговейный трепет, который не поддается никакому словесному выражению. Причем, это духовное состояние переживается именно у Царского Креста, хотя в монастыре на Ганиной яме установлено немало других крестов. Разумеется, каждому человеку, во-первых, этот опыт открывается с разной степенью полноты, во-вторых, он открывается как неизреченная тайна, которая недоступна плотскому человеческому разумению.

Наконец, если бы Крест на этом месте не был установлен, не обозначил бы место образа Гроба Господня, то не было бы обозначено место, заслуживающего такого поклонения. Ганину яму посетили десятки тысяч человек и все они были бы лишены главной святыни, обозначенной Царским Крестом. Ведь храмы можно построить в любом месте, изукрасить их еще краше, принести в них любое количество любых святых крестов-мощевиков и святых икон, но эту святыню, обозначенную Царским Крестом никуда не перенесешь. Она единственная на весь белый свет, она есть конечная точка Царской дороги. И без подтверждения истинности этой точки, вся Царская Дорога лишалась своего назначения. Вот в чем смысл чуда от Святого Царского Креста в июне 1998 года.

*  *  *

Я не раз задумывался о том, насколько точно настроен этот путь по Царской дороге. Если бы, к примеру, наша Церковь приняла бы прославление Святого Царя, совершенное Зарубежной Церковью, приняла бы «автоматически», еще в 1990 году, то ничего хорошего из этого не получилось бы. В ту пору в святость Царя Николая уверовала только «жалкая кучка монархистов», – (подлинное и очень точное выражение одного из журналистов в 1990 году). Подавляющее большинство священства[2] и мирян восприняло бы это «присоединение к прославлению», как казенное мероприятие. Участвовали бы, к примеру, в службах Царю, как в штатных казенных мероприятиях, не более. Точно такую же реакцию вызвало бы и возведение Храма-на-Крови немедленно после получения Церковью землеотвода на Вознесенской горке в 1990 г. Построили бы, и получилась бы еще одна Церковь в городе, которая, в глазах народа не стала бы каким-то особенным символом, не стала бы символом видимого начала пути по Царской дороге.

Для того, чтобы это разглядеть, нужно было пройти путь восхождения, к пониманию этого символа, заключенного в Храме-на-Крови, и не просто разглядеть его и не только физически, а принять его духовно, значит, в молитвенном обращении и к Богу, и к Святому Царю. Стало быть, нужно было, чтобы этот Храм народ вымолил у Господа, а не получил его «готовеньким». Символический смысл Храма-на-Крови вытекает из того обстоятельства, что народ молитвенно принял Святого Царя, и пошел за Ним, убиенным и оклеветанным, так же как пошел за распятым Царем Небесным, подобием которого Он стал, взойдя на Голгофу. Именно этот факт, зафиксирован в статье Архиепископа Мелхиседека. Народ пошел за своим убиенным Святым Царем, пошел не благодаря, а вопреки всяким разумным основаниям», как и за Христом, а это и есть подлинная победа убиенного Святого Царя. Святой Царь вновь стал руководить народом без насилия и принуждения, без армии, судов и полиции. Народ пошел за Ним в вере и любви, так же как пошел за распятым Христом.

Великая Княжна Ольга писала из Тобольска: «Отец просит передать всем тем, на кого они могут иметь влияние, чтобы они не мстили за него, так как он всех простил, и за всех молится, чтобы не мстили за себя, чтобы помнили, что то зло, которое сейчас в мире, будет еще сильнее, но что не зло победит зло, а только любовь[3]».

Победила любовь, Царская дорога, по которой народ следует за Святым Царем есть свидетельство его победы, а Храм-на-Крови есть видимый символ этого свидетельства.

Поэтому народу дано было время и возможность собраться воедино, принять Святого Царя и пойти за Ним в вере и любви во имя Христа, а не по казенному принуждению. Это была пауза, в течении которой, народ прошел невидимую часть Царской дороги, вымолив и Его канонизацию, и Храм-на-Крови. А вымолив, увидел в результате и Царскую дорогу в зримом образе. Это и есть та ступень духовного восхождения, на которую народ поднялся в 2000 году. Или то же самое сформулировано в Акафисте: «Боготочная звезда россияном в рассеянии сущим явился еси, Царю Николае, о имени своем воедино их собирая и путь Христов к возрождению земли российстей показуя[4]».

Поэтому на исходе 2006 года, с завершением формирования рисунка Царской дороги на одном из ключевых ее участков, заканчивается одна и начинается новая стадия духовного восхождения русского православного народа, вослед своему Святому Царю.

*  *  *

Начало возведения Храма-на-Крови и установление Царской дороги, как новой святыни Русской Голгофы, как мы уже убедились – это не случайное совпадение. Одновременно же произошла канонизация Святого Царя Николая, и иже с ним убиенных, и сонма святых новомучеников и исповедников российских. Ведь к этому времени молитвенное народно-церковное почитание Святого Царя Николая чрезвычайно широко распространилось, а как сказано: «В Русской Православной Церкви канонизация святых являлась подтверждением и благословением уже имевших фактов народно-церковного почитания усопших подвижников благочестия: церковная же власть освящала это почитание и торжественно провозглашала подвижника веры и благочестия святым[5]». Народ вымолил, почитаемого им Святого Царя и это почитание обрело видимую форму. Храм-на-Крови есть воплощенный символ этой молитвы. Царская дорога есть путь духовного восхождения народа, она является одновременно и средством и целью этого восхождения, ибо она есть символ и содержание победы Святого Царя Николая.

Почему же тогда победа Святого Царя обрела свой символ не тогда, когда Храм был закончен в строительстве, а тогда, когда строительство началось?

Нам очень поможет в ответе на этот вопрос экскурсия в недавнюю историю, в 2000 год, именно тогда этот вопрос был публично высказан и даже ,лучше сказать, актуализирован. Весною этого года «общественность города[6]» праздновала победу, ибо ей, заключив соглашение с областным Министерством культуры, удалось остановить «мракобесов в рясах» с их строительством Храма-на-Крови, под предлогом «проведения археологических исследований» на Вознесенской горке. По утверждению просвещенной общественности – историков и артистов, деятелей культуры, профессоров и академиков – в недрах Вознесенской горки покоились «бесценные исторические сокровища», а в особенности «священные камни фундамента дома Ипатьева». Вот и возвысила «общественность» свой голос против «варварского уничтожения» бесценных сокровищ. Им удалось остановить строительство Храма на три года. «Спасение сокровищ» была не единственная причина беспокойства «общественности», потому она и запросила паузу в три года. Ни до, ни после 2000 года, ни по какому поводу, «общественность» не выступала с таким напором, и с таким успехом. Чего уж только в городе не раскапывали, какие только сокровища воистину варварски не уничтожали, и не то что на три года, на три месяца никто никакого строительства не останавливал.

Общественность не скрывала, что эта пауза необходима для того, чтобы «изменить архитектурную концепцию Храма-на-Крови». По мнению общественности, требовалось более скромное сооружение, «которое было бы символом скорби и печали по невинно убиенным» и служило бы «местом всенародного покаяния в грехе цареубийства». Храм-на-Крови по существующему проекту,  вызывающе не соответствовал взглядам «общественности» – являлся «слишком большим и слишком помпезным», чтобы быть символом скорби, а является «символом победы неизвестно кого и неизвестно над кем».

Стройку действительно остановили и даже начали раскопки, но быстро прекратили. Губернатор Россель показал и «общественности» и своему Министерству культуры, заключившего соглашение с «общественностью», чью победу символизирует Храм-на-Крови. Эдуарду Эргартовичу Росселю в 2003 году, на Вознесенской горке, нужно было не «завершение археологических исследований». Не нужно было и возведение на ней в последующие годы то ли языческого капища под видом «ритуального сооружения всех религий» для «всенародного покаяния», то ли «русская стена плача[7]». Ему нужно было завершение строительства именно большого и именно «помпезного сооружения». В январе 1997 года он заключил соглашение  с правящим архиереем Екатеринбургской епархии епископом Никоном о строительстве Храма-на-Крови и он решил выпонить это соглашение и по букве и по духу.

Многие, наверное, помнят, что только исключительной воле и энергии Губернатора Росселя мы обязаны не только тому, что было преодолено сопротивление мешающих сил, и строительство началось, но и тому, что оно вообще было успешно завершено. Чем руководствовался Губернатор Россель, затевая это строительство, которое стоило ему очень многих трудов, мне неведомо. Во всяком случае, мотивы примитивного политиканства, а то и личной выгоды, приписываемые Росселю, его злопыхателями, лично меня не убеждают. Россель очень прагматичный политик и очень умный человек, и невозможно вообразить, чтобы он «разменивался на дешевку». Тем более, что цели, которые, якобы, преследовал Россель, потратив огромные усилия, можно было достичь многократно меньшими средствами.

Губернатору было нужно построить, и он построил, построил не единолично, а в согласии, иначе в симфонии с Церковью. Вот эта симфония государственной власти с властью духовной и есть еще одна победа святого Царя Николая. Победа была достигнута не тогда, когда Храм был построен и освящен, а когда состоялась симфония властей, а возведенный Храм – есть  плод и символ этой победы. Эта симфония возникла на одном месте – на Вознесенской горке и ради единственной цели. Причем целью «симфонии властей» являлись не интересы безбожной власти, в таком случае это было бы пресловутое «сергианство», в коем давно уже обвиняют нашу Церковь, а наоборот, интересы Церкви и Государства, вопреки стратегическим интересам власти, господствующей в Государстве. И это не есть единоличный сговор двух больших начальников – Его Высокопревосходительства с Его Высокопреосвященством, это единение усилий ради исполнения Божией воли и в согласии с народом. Если Его Высокопреосвященство Высокопреосвященнейший Архиепископ Викентий не мог не слышать молитвы православных, обращенные к нему за каждой ектеньей, ибо наш владыка известный молитвенник, известный далеко за пределами нашей епархии, то что же мог слышать Его Высокопревосходительство Губернатор Россель? Он же даже не православный.

Вспоминается, в связи с этим, давний случай, который, как мне кажется, может объяснить ситуацию.

Было это в сентябре 1992 года, во время переноса мощей святого праведного Симеона Верхотурского из Екатеринбурга в Верхотурье.

Следующий после переноса мощей день. Божественная Литургия. В Никольском храме монастыря в Верхотурье народу битком, хуже, чем в трамвае в час пик. Ближе к концу Литургии от южного входа в храм, энергичное движение – Россель в окружении охраны проламывается к амвону. Наконец достигает его, поднимается на амвон (!), жмет руку Архиерею (!) и обращается с речью (!). Народ ахнул, еще бы, прямо как на партсобрании. Но по мере того, как Россель говорил, напряжение в храме спадало, лица людей засияли улыбками. В своей краткой речи Россель сказал и объяснил главное. Он сказал, что радуется вместе с церковным народом. И как-то так хорошо, так искренне он об этом сказал, и столько действительной радости и участия было в его словах, что народ заулыбался, простив ему его вторжение и его поведение. Как будто невидимая искра пролетела между ним и народом, возникло какое-то таинственное единство и взаимное понимание. Не столько словам поверили люди – ну мало ли какие слова говорят большие начальники – поверили, потому что почувствовали эту таинственную связь, а через нее и искренность слов.

Доложили должно быть Росселю о том, как шли и шли жители Невьянска приложиться к святым мощам угодника Божия. О том грандиозном крестном ходе, в котором жители Нижнего Тагила встречали и провожали их. Наверное, и о том, что бесчисленный автомобильный кортеж, который сопровождал раку с мощами, в Верхотурье ехал сквозь сплошной человеческий коридор от переезда до самого монастыря. И Россель, бросив все свои дела, помчался в Верхотурье.

То же ведь, не объяснить этого поступка Росселя каким-то мелочным расчетом. Но народ этого не забыл, и Россель этого тоже не забыл. Чем же, каким еще расчетом можно объяснить огромные силы и средства, потраченные Росселем на возрождение Верхотурья? Очевидно теми же руководствовался Россель, взявшись за возведение Храма-на-Крови. Более грамотные, чем я в политике, экономике и юриспруденции, мигом предоставят россыпь доказательств всех и всяческих Росселевых грехов и преступлений. Им виднее, да только мне, как и многим другим виден Храм-на-Крови, видно Верхотурье, их построил Россель, а что построили его критики?

Но мы так привыкли к нашему подлому веку, что вообразить не можем, что может найтись политик, который может руководствоваться чем-то еще, кроме элементарно-циничного расчета. Мы так привыкли к подлому цинизму политиков (один Ельцин, чего стоит), к тому, что любой политик – это непременно негодяй, что уже и не представляем, что может быть как-то иначе.

Поэтому я рискну, да и то после всех этих нудных оговорок, выдвинуть гипотезу – а что если Россель настолько счастливый человек, что кроме цинизма и расчета сохранилась у него еще способность делать что-то без всякого расчета – просто на радость людям. Если даже и уедет он, как утверждают его критики-злопыхатели, на «родину предков», в замок, «купленный на украденные у народа деньги», то не увезет он с собою ни Верхотурья, ни Храма-на-Крови. Все нам останется, а то, что останется бесконечно дороже любых денег. Иначе говоря, служба ни советской, ни демократической власти не выжгло в нем образа Божия. Может он еще и православие примет? Если так, то это уже третья победа Святого Царя на Русской Голгофе.

*  *  *

Строго говоря, при строительстве не могла быть подлинная симфония, ибо подлинная симфония предполагает единство во Христе Царя, Церкви и народа, который и есть Церковь. Здесь наблюдается единство во Христе Церкви-народа с представителем власти, который, не будучи православным, тем не менее, просто доброжелательно относится и к Церкви (понимая под ней церковноначалие), и к народу. И, тем не менее, это победа Царя. В молитве ко Господу о спасении России, читаем: «помяни всех врагов наших, ненавидящих и обидящих нас, и не воздаждь по делом их, но по велицей милости твоей обрати их: неверных ко правоверию и благочестию, верных же во еже уклонитеся от зла и творити благое». Эти слова воистину основа «социальной и политической концепции Церкви», выше описанным способом «апробированные на Вознесенской горке». Надо полагать, именно этот принцип, заложенный в возведение начальной точки Царской дороги, а не кровавая революция, приведет народ к полной и окончательной победе нашего Святого Царя Николая, когда мы дойдем за Ним до конечной точки Царской дороги.

Ведь и идол языческой империи (в сонном видении пророка Даниила), доведенный в Риме первом до своего совершенства и предельной мощи, был снесен камнем, который разросся потом, заполнив весь мiр. Камень, сокрушивший языческую империю, говорят, есть Христианство, а точнее, как сказано Спасителем, камень есть исповедание Христа, как Сына Божия. Поэтому Рим пал не потому что христиане брали штурмом римские твердыни, а потому что Рим стал исповедовать Христа. Вместо Рима первого, владычество было передано Риму второму, а потом и третьему.

География

Честные тела Святого Царя и иже с Ним убиенных везли в обход Поросенкова лога, по «вре­мянке», через переезд 185.

Об этом написано всеми авторами книг, в которых описывался этот путь (Дитерихс, Соколов и др.), эти книги я своевременно читал, прекрасно знал об этом и, тем не менее, проводил линию Царской дороги через Поросенков лог. Я мог бы привести свои соображения на этот счет, но, полагаю, в этом нет, пока, необходимости. Так же мы не будем обсуждать и обстоятельства открытия правильного пути, и тоже пока. И то, и другое мы рассмотрим ниже. Здесь же мы обсудим вопросы чисто плотского (географического, если угодно) характера – объезд Поросенкова лога. Причем, очень кратко, рассмотрим и неправильный вариант.

Дело в том, что положение Старой Коптяковской дороги ныне никаких сомнений не вызывает, а отклонение от нее, которое было сделано по объезду в 1918 году, ныне вызывает целый веер возможностей отстройки этого объезда, обусловленный девяностолетней историей этого участка. Из всего веера возможностей только единственный может быть правильный, его и нужно выбрать, отбросив все остальные.

*  *  *

На «Карте 1» обозначены основные точки и линии, необходимые для отстройки Царской дороги на данном участке. То­поосновой этой карты послужил фрагмент спортивной карты (существует такая дис­циплина – «спор­тивное ориентирование»). Особенностью этой карты является скрупулезное нанесение на нее всех дорог и троп. Особенность, которая нам очень поможет. Итак:

1. Старая Коптяковская дорога. На указанном участке она полностью сохрани­лась. Ее положение установлено точно и никаких со­мнений ни у кого не вызывает.

2.Переезд №184, обозначим на карте, как «Точка 1». Не осталось никаких сле­дов от его былого присутствия. 

Тем не менее, его положение тоже достаточно точно определено и тоже ни­каких серьезных сомнений не вызывает. Он расположен в 30-50 м к северо-западу от существующего переезда.

3. Положение точки, в которой произошло ответвление объезда Поросенкова лога от Коп­тяковской дороги - «Точка 2». Установление ме­стоположения этой точки стало возможным, ко­гда в наше распоряжение попал полный текст следственного протокола, составленный Соко­ловым 23 мая 1919 года[8]. Местоположение этой точки перестало быть гадательным, ибо в протоколе указывается точное положение точки, в которой происходит ответв­ление объезда от Коптяковской дороги

Приведем цитату из протокола Соколова: «При исходе 9-й версты  дорогу пересе­кает железнодорожная линия, идущая от Екате­ринбурга на Тагил. Приблизи­тельно на расстоянии полторы версты от полотна этой линии, не доходя до нее, до­рога делится на два разветвления, идущие к двум разным переездам через полотно этой линии. Одно из разветвлений меняет основное направле­ние дороги и уклоня­ется в северо-восточном направлении, другое сохраняет это основ­ное направление. Первое из разветвлений идет к переезду № 185, второе – к переезду № 184. Первое разветвление, пройдя переезд № 185, идет вдоль полотна железной до­роги и у пере­езда № 184 вновь соединяется с разветвлением, перешедшим через пере­езд № 184. Его путь, когда оно идет вдоль полотна железной дороги, имеет местное на­звание "времянки", т.е. временной дороги, образовав­шейся во время постройки желез­нодо­рожной линии». (стр. 28, указанного издания). Это описание сразу же ликвидирует «веер возможностей», оставляя один единственной путь для объезда Поросенкова лога.

Более точное расстояние до переезда находим на стра­нице 30 того же издания: «Раз­ветвление, идущее к переезду № 184, имеет своим протяжением от начального момента раз­ветвления дороги до переезда 2959 средних шагов взрослого чело­века».

4. Положение переезда №185, показанное на местно­сти Ю.П. Гоголевым[9], «Точка 3». Эта точка хорошо со­гласуется с точкой 2 благодаря тому, что их соеди­няет це­лая система дорог, троп и дорожек. Если бы не точное определе­ние точки от­ветвления  объезда по «вре­мянке», установленное по материалам Соко­лова, то поло­же­ние переезда 185 можно было поставить под сомнение.

 

*  *  *

 

Кроме того места, которое указал Гоголев, в котором находится и поныне сохра­нившийся переезд, распо­ложенного примерно в 1 км от переезда 184, в литера­туре есть сведения об ином положении переезда 185. В книге извест­ного ис­следо­вателя О.Платонова [Платонов О. – Убий­ство Царской Семьи, М., «Со­ветская Рос­сия», стр. 161.] переезд 184 и переезд 185 отстояли друг от друга на рас­стоянии 150-200 метров. При этом Платонов ссылался на показа­ния местного жителя (фор­мально столь же компетентного, как и Го­голев).

 

На месте, которое можно найти, руководствуясь  книгой, О. Платонова ника­кого переезда и даже следов его, не существует. Но этот факт формально не явля­ется доказательством, что переезда не было в 1918 году. Ведь и от переезда 184 ни­чего не осталось. Переезд, если бы он реально существовал в 1918 г., мог быть впо­следствии ликвидирован, разве мало что произошло на этом месте (см. ниже о собы­тиях, произошедших около 1925 года). Нашелся и подъездной путь к переезду (см. рис. 1). По­лучается цельная система, в которой все как-то укладывается во­едино, поэтому можно говорить о «гипотезе псевдопереезда 185». Дорожка просле­живается в виде заросшей колеи, хотя, ныне она настолько заплыла и заросла, что найти и проследить представляет не­малых трудностей. Но когда составлялась дан­ная карта – 70-е годы, очевидно, тогда колея была отчетливо различима, потому и нанесена на карту.

Как видим, гипотеза внутренне непротиворечива и я  потратил на нее немало вре­мени и сил (к сожалению не только своих), зато к ней (а также к чему-то подоб­ному) можно не обращаться, ибо теперь она «выработана досуха». Именно этот вариант объезда я показывал весною 2006 года владыке Викентию, но и этот вариант был им забракован.

При всей исключительной ценности свидетельств местных жителей, мы должны сознавать, что память человеческая не абсолютна и, вдобавок, очень сильно привязана к реалиям сегодняшнего дня. Например, местные жители на во­прос о происхождении на­звания «Поросенков лог», в большинстве случаев отвечают, что это название происходит оттого, что, поблизости от него находилась свиноферма. Но ведь название «Поросенков лог» присутствует в материалах следствия Соколова, т.е. оно заведомо более древнее, оно существует с той поры, когда не было ни свино­фермы, ни поселка Шувакиш, более того, в ту пору, когда возникло это назва­ние, не было и понятия «свиноферма». Понятие «свиноферма» – это реаль­ность не 1918 года и дореволюционной России вообще, а реальность советской эпохи, и ее колхозно-совхозной системы, а сейчас, по миновании этой эпохи, почти забылось и само это понятие[10].   Поэтому, любое свидетельство должно быть «привязано» к реалиям своего, а не нашего времени.  Гоголев указал переезд, который на его памяти, во времена его дет­ства, активно использовался по своему назначению, но этот факт не является фор­маль­ным доказательством того, что он был и в 1918 году. 

Подлинным доказатель­ством этого, является указание Соколова. И, если бы, Соколов в своем протоколе указал рас­стояние по Коптяковской дороге не 2 километра, а полкило­метра, то нам пришлось бы согласится с Платоновым и его информатором из мест­ных жителей, а не с Глаголевым.

 

*  *  *

Положение точки 2, т.е. место развилки дороги, определим по «счислению», отмерив 2959 «средних шагов взрослого человека», а если перевести эту величину в привычные единицы длины, то это значит, что развилка отстоит от разъезда 184 на 2071[11] м (0,7 м Х 2959). Отмерив это расстояние, с учетом реальной, а не воображаемой точности, получаем положение точки 2. Под реальной точностью здесь подразумевается точность, определяемая разрешающей способностью топоосновы, которой мы располагаем, а она не может быть точнее, чем 1 миллиметр карты – т.е. точность в пределах первых десятков метров. Точка 2 находится на территории Западного кладбища. На север от этой точки действительно отходит ответвление, которое «наследуется» одной из кладбищенских аллей (дорожек), на ней ныне уложено асфальтовое покрытие. У этой аллеи хорошо выраженная криволинейная конфигурация. Такая конфигурация явное указание на то, что во время формирования этой аллеи, дорога продолжала функционировать по своему прямому назначению, т.е. по ней продолжали ездить на переезд 185.

Впрочем, остается некая неопределенность относительно точного, (с точностью до метров, десятков метров) положения Царской дороги на участке от Точки 2 до Точки 3. И это понятно, Коптяковский лес, это пригородный лес, точнее даже, один из городских лесопарков. Это Соколов о переезде 184, писал в своем, цитируемом выше протколе, «на исходе девятой версты» (т.е. исходе одиннадцатого километра) от пеерезда через Пермскую железную дорогу. Тот переезд был самой окраиной поселка ВИЗ, а теперь сам переезд 184 находится на границе городской черты. Поэтому, всевозможных дорог, дорожек, ведущих к разъезду 185 великое множество, приходится выбирать из их множества. По ряду признаков удалось определить самую «древнюю» из них, следовательно, возможно, относящуюся к эпохе 1918 года. Именно по ней на итоговой карте проведена красная линия Царской дороги.

Зато положение Царской дороги на участке между разъездами 184 и 185, можно определить предельно точно, – это «времянка», т.е. дорога, идущая вдоль и поблизо­сти от железнодорожной линии, она была и осталась в этом же месте. Эта дорога и поныне полностью сохранилась. (см. фото 3)

 

История

Обратимся к истории формирования обстановки Царской дороги на этом участке.

 

Когда был построен переезд 185, сказать ныне, вряд ли представляется возмож­ным. Железная дорога была построена во второй половине 70-х годов XIX века. Коп­тяковская дорога к тому времени существовала уже примерно полтора века, при строительстве железной дороги был построен разъезд № 120 и переезд № 184. При переезде было жилье, в котором проживал объездчик (см. фото 4). Коптяковская дорога была проложена в первой половине XVIII века для нужд Верх-исетского завода и находи­лась в эксплуатации вплоть до рубежа XIX и XX веков. По ней возили древесный уголь из Коптяков (точнее из их окрестностей, где его выжигали) и железную руду из рудников, которые тянулись в виде цепочки от окрестностей завода в северо-за­падном направлении. Последним в этой цепочке был рудник Ганина яма.

 На рубеже столетий во всем мире произошел массовый переход металлургического производ­ства на новую технологию, в которой дорогостоящий древесный уголь был заменен коксом. Очевидно, коснулось это и нашего ВИЗ’а, работа коптяковских углежогов стала нерентабельной. Да и добыча руды в прежней рудной зоне прекратилась, рудник Ганина яма был последним, который разрабатывался для нужд завода. Отпала нужда в ресурсах, которые вывозились по Коптяковской дороге и, соответственно, администрация завода перестала поддержи­вать Коптяковскую дорогу в рабочем состоянии. Гати разрушались, и ни­кто их заново не мостил, мостики не ремонтировались, дорогу, на заболотившемся участке Поросенкова лога никто не поправлял, тогда, возможно, кто-то из предпри­имчивых ездовых объехал этот участок по «времянке», ему последовали и другие, а потом был построен и переезд № 185. При таком варианте развития событий пере­езд появился где-то перед Мировой Войной. Впрочем, может, переезд был построен  лет на сорок ранее, когда строилась сама дорога? – вряд ли кто теперь вспомнит, впрочем, это уточнение мало что меняет

После Революции, в начале двадцатых годов объездчик вместе со всею семьею, проживавшие в «будке» при переезде 184 были убиты «неизвестными злодеями»[12]. Будка, расположенная около переезда 184 была закрыта, никого туда уже более не селили, зато жилье было построено около переезда 185, в 50-е годы там жило не­сколько семей. Очевидно, готовили место, убирали возможных свидетелей для орга­низации захоронения «царских останков». Ведь от будки до места захоронения в Поросенковом логу менее 200 метров, ее обитатели смогли бы увидеть непонят­ные работы, которые пришлось бы производить почти на их глазах. После «зачи­стки» территории состоялось захоронение ложных останков. Если бы (по первому, «Платоновскому варианту») переезд 185 и впрямь располагался в 200 м от переезда 184, то тогда же закрыли бы и его, переместив на километр, т.е. в то место, положение которого было указано Гоголевым, который эксплуатировался в советское время на его памяти.

В 1927 году Свердловск посетил «великий пролетарский поэт» Маяковский, опубликовавший в феврале 1928 года стихотворение под названием «Император»:

У корня под кедром, дорога

А в ней – император зарыт.

Маяковский на 60 лет опередил Рябовско-Авдонинскую «могильную версию» судьбы честных тел Святых Царственных Мучеников. И тоже это была заведомо не его личная инициатива. Через него, как через информационный канал, в общество была вброшена дозированной информация (точнее дезинформация) о погребении Честных тел Святого Царя Николая и иже с ним убиенных. В 1925 году «зачистили» место под ложное погребение «царских останков». Вскоре подготовили и организовали ложное погребение[13]. После этого и «великий пролетарский поэт» выступил с полунамеком о месте этого погребения.

Только тогда, в начале 1928 года на этом все дело закончилось, в отличие от разворачивавшейся на наших глазах эпопеи «царских останков». Свои соображения на этот счет, зачем и кому это было нужно тогда? мы еще рассмотрим ниже.

Но продолжим историю формирования обстановки около Царской дороги.

Дорога через переезд 185 была заброшена в середине 60-х годов и, поэтому го­родское начальство решило устроить на ней клад­бище. Дорогу забросили, потому что западнее проложили новую, что было связано с возведением нескольких объек­тов: Строительство больницы (ДМБ № 9), перенос го­родского рынка с ул. Щорса за город, в район пос. Шувакиш и где-то в это же время начало строительства промпло­щадки предприятия «Мостотряд 72», все это потребо­вало новой асфаль­товой дороги, которой, заодно соединили поселок Шувакиш с городом. Все эти объекты были воздвигнуты в ходе одной градостроительной волны, середина 60-х – начало 70-х годов прошлого века, все они были построены одновременно с открытием кладбища и все они являются знаковыми элементами обстановки Царской дороги.

Но одновременно с открытием кладбища на Коптяковской дороге открылась еще одна развилка: была построена асфальтовая дорога, наличие которой и отменило необходимость дороги через перезд 185.

В конце 80-х годов севернее Мостоотряда № 72 начали строить еще одну промплощадку, ныне она занята «Стальной компанией». И эту промплощадку, как и Мостоотряд, начали строить тоже прямо на Коптяковской дороге, причем, как и в первом случае на самом болоте, хотя, казалось бы, – зачем строить на болоте. Рядом есть совершенно сухие участки, но были какие-то неведомые соображения. Как бы то ни было, Старую Коптяковскую дорогу перекрыли на протяжении более километра. Похоже, это и была неосознанная причина выбора места для размещения строительства, при этом выборе и болото не помеха.

Наконец, 1991 год был последним годом существования Шувакишского рынка, на котором в советское время, частные люди (а не государственные магазины) торговали импортом, а когда импортом стали торговать на каждом углу в городе, то надобность ездить куда-то за город отпала, и рынок закрылся сам собою. В это же время был организован и запущен рынок «Таганский ряд», который фактически заменил, рынок Шувакишский, тоже, как и прежний, расположившись в непосредственном окружении Царской дороги.

Икона

В самом начале очерка уже говорилось о том, что произошло восхождение народа следующего за своим Святым Царем по Царской дороге на новую ступень. Можно высказать предположение, что внешним признаком этого явления стало достижение критического числа участников крестного хода по Царской дороге.

В 2006 году в крестном ходе прошло около 15 тыс. человек – много это или мало. Если сравнить с полутора миллионным числом жителей города Екатеринбурга, то очень мало, всего один процент. Или одна сотая доля процента по отношению к населению РФ. Хорошо, а сколько было участников «Обороны Белого дома» в 1991 году? – число известное – десять тысяч, т.е. еще меньше. А для десятимиллионной Москвы – это ноль одна десятая процента! Тем не менее, истеблишмент Советского Союза, всех Союзных Республик, «Демократическое-Сообщество-Всего-Мира» признало, что эти десять тысяч человек представляют мнение не только Москвы, но и всего трехсотмиллионного Советского Союза (0,003% голосов).

И это сделали демократы, которые провозглашают решающим значением во всех «волеизъявлениях народа» исключительно арифметическое количество голосов.  А здесь было засчитано не «пятьдесят процентов + 1 голос», а 3 тысячных процента голосов огромной и могучей страны, которые поддержав государственный переворот, решили ее судьбу. Мы получили в результате этого решения – распад Союза, разграбление его огромных богатств, обнищание большей части населения и геноцидную демографическую политику власти. Все это, оказывается, сам себе народ выбрал.

Недавно был юбилей этих событий 1991 года, и демократы дружно говорили с телеэкранов, что все эти события были предрешены «волей народа». Ну, как же, целых 10 тысяч человек (0,003%) изъявили свою волю народа в «отстаивании свободы».

Но оставим, пока, наши ахи и охи о наших бедах и наших обидах. Уж если демократы придают огромное значение числу десять тысяч (своих), то не могут же они (а, главное, мы сами) упрекнуть нас в необъективности наших выводов, если и для нас, что-то значат те же десять тысяч (наших). Хотя у нас заведомо иная арифметика, точнее, у нас ее нет совсем. Потому что не мы занимаемся подсчетами, а Сам Бог, для Него важен каждый человек и не только тысячи. Ибо и ради десяти праведников Господь пощадит град <Быт. 18:32>. А для нас, если мы и беремся делать какие-то подсчеты, то важно не только количество голосов, а их, если так можно выразиться, качество. Для демократов, к примеру, голос правящего архиерея в точности равен голосу церковного сторожа – и в том, и в другом случае это ровно один голос. Для нас эти голоса несравнимы, тем более, несравнимы числом, так какая уж тут арифметика.

Но, видимо был преодолен некий численный рубеж в числе тех, кто последовал за Богом и Царем, и тем самым, русский народ преодолел еще одну ступень в своем восхождении по Царской дороге. Поэтому число десять или  пятнадцать, а может семь или двенадцать тысяч человек, которых сумел собрать к себе в вере и любви Христовых Святой Царь Николай, уже подсчитаны Богом и должны что-то значить в глазах Божиих, а потом, и потому уже, в наших.

Арифметика

Поговорим сначала о демократической арифметике, а потом уже о нашей.

Говорят, что есть, якобы, какая-то мистика чисел, может быть, и есть. Да, в числе десять тысяч здесь, действительно, не простая арифметика, ибо за полгода до «героической обороны Белого дома» августа 1991 года, в стране произошел референдум (17 марта, если не ошибаюсь), на котором около 70% населения Советского Союза выразили свое согласное мнение о единстве страны, это известный факт. Мнение 0,003% населения, выразивших согласие с лозунгами «Свобода»! «Демократия»! а, соответственно,  развалом страны, это тоже факт. Если первый факт находится в области действительной реальности, то второй факт, это уже из области идеологической реальности. И нет в нем никакой мистики чисел, есть приемы, основанные на тех же принципах, которые употребляют всякого рода наперсточники и прочие шулеры.

Демократия, как говорят ее теоретики, есть процедура. Причем демократия сама себе придумывает процедуры, признавая только их единственно законными, но, главное, и единственно справедливыми, и единственно разумными. Например, никому из демократов в голову не придет назначать капитана самого мелкого, незначительного корабля путем свободных выборов среди экипажа и пассажиров, ибо глупость такой процедуры выбора капитана очевидна. В то же время президента огромной страны выбрать с помощью процедуры «всенародного голосования» не только можно, но и нужно. Всякому очевидно, что даже шаландой должен командовать профессионал, а не голливудский актер, или не умственно отсталый субъект, который путает Хорватию с Кореей, а вот великой державой, оказывается можно.

Так и с «народным волеизъявлением» в августе 1991 года, демократия первый факт не признала за правильную процедуру, а второй признала. К примеру, через пару лет, в октябре 1993 года, одна ветка демократической власти расстреляла из танковых пушек другую ветку той же демократической власти, и демократия всего мира признала суицидную процедуру расстрела демократии самой себя, как вполне демократическую. Ничего не поделаешь – демократическая идеология, как всякая идеология за единственный источник истины признает не Бога, а саму себя. Поэтому она может признать демократичным, то, что захочет признать, даже то, что противоречит ей же самой.

На всех этапах – до, после и в ходе переворота действует специфический механизм пропаганды, модифицирующий сознание «народных масс». Его назначение подмена реальности действительной реальностью мнимой (идеологической), этот механизм объединяет так называемые «социальные технологии» или иначе о нем говорят: «технологии промывки мозгов».

Во-первых, это событие-символ объявляется, как долгожданный акт «исполнения народных чаяний», под которыми подразумеваются не реальные народные чаяния, а идеологические. Ведь, что получили 300-миллионые «народные массы», обретя «свободу и демократию», а на деле развал СССР – горы трупов в локальных войнах и бандитского беспредела, сотни миллионов нищих и обездоленных, миллионы бездомных. В результате раздела Исторической России (наделенной в ту пору, правда, аббревиатурой СССР), Киев – «матерь городов русских» или Севастополь – «город русской славы и доблести», стали городами иностранными, это примерно так же, как от Сербии оторвали ее историческое ядро – Косово. Все это, по любым параметрам – катастрофа, а нам, пострадавшим, в ней объясняют, что это и есть победа. Что это есть исполнение наших чаяний, что именно этого добивались «мы», «защищая демократию у стен Белого Дома». А «мы» – это есть какая-то шпана, собравшаяся у «Белого Дома» в те роковые дни, никем не выбранная, никого не представляющая. Фактически, вся эта катастрофа есть результат заговора, предательства верхушки государства и величайшее преступление.

Во-вторых, раз есть идеологическая установка, что победивший режим избрал и завоевал сам народ, то, следовательно, всякий недовольный режимом объявляется не врагом режима, а «врагом народа», или, как в начале 90-х таких недовольных демократизацией, называли «красно-коричневыми». «Красно-коричневых» «врагов», оказалось никак не меньше процентов 80, если не 90 от всего народа, но во всех СМИ относились к ним, как к отщепенцам.

Наконец, самое главное свойство этой идеологической арифметики заключается в том, что наиболее значимое, или, точнее наиболее театрализованное, событие (в частности, Защита-Белого-Дома) устанавливается идеологической системой в качестве символа, всенародности избрания и завоевания «свободы и демократии», свойственных новому режиму.  Именно через этот символ происходит самоопределения каждого человека по отношению к новому режиму. Принимает человек режим, как справедливость, истинность, соответствие чаяниям народа, то принимает и его символ, – и, наоборот, раз принимает символ, значит, принимает и режим. Поэтому режим устанавливает празднования по случаю совершения этого события. Празднует человек – значит и режим принимает.

У нас Бог не попустил установления этого символа (о чем ниже), но пару лет попраздновали – в августе 1992 и 93 гг. Всего-то пару раз попраздновали, но как вспомнишь весь тот оглушительный напор ложного пафоса и дешевой демагогии, который обрушивался через СМИ в августе, то скулы сводит. Об этом символе можно было бы забыть, но с осени 2006 года, вплоть до декабря, когда отметили «15 летний юбилей развала СССР», по телевидению прошло несколько аналитических программ, «ток-шоу» и проч., на которых опять вспомнили об «исторической неизбежности развала последней империи» и «всенародном избрании пути демократических реформ». Опять главным аргументом была «историческая защита Белого Дома».

В истории немало таких символов: «Взятие Бастилии» во Франции – символ «Великой Французской Революции». «Выстрел Авроры» и «Штурм Зимнего» - Октябрьской Революции. Как и «наш», несостоявшийся символ переворота августа 1991 года, идеологической пропагандой всегда выдается, как символ всенародного волеизъявления, разрешившего всенародные чаяния и надежды, поэтому объявляется как всенародный праздник. Через этот символ именно на народ взваливается ответственность за произошедший переворот – дескать сам народ этого пожелал, хотя исполнителями являлась всегда распропагандированная толпа, состоящая из личностей чуждых и народу и его традициям и его чаяниям.

На самом деле, этот символ является содержательным выражением виртуальной реальности, как это мы убедились на примере нашего, несостоявшегося символа «Оборона Белого Дома». Т.е. той реальности, которой нет в действительности, которая сгенерирована средствами демократической идеологии. Чтобы сгенерировать виртуальную реальность совсем нет нужды во сверхмощных компьютерах, как это показано в фильме «Матрица». Все много и проще, и страшнее, ибо мы свидетели как просто это делается теперь.

Более страшный вариант «матрицы» помнит старшее поколение. А, если его опыт, обратить в прошлое, то можно заметить факты ее функционирования уже две тысячи лет назад[14]. Универсальное свойство идеологий коммунистической, нацистской и демократической – это подавление в сознании человека действительной реальности, которая отражает мир, созданный Богом, и внедрение в сознание человека ненастоящей, идеологической реальности, фактически, отражающей отрицание Бога. Сейчас мы не будем заниматься исследованием свойств идеологий, это своя безграничная тема, лучше сделать это позднее, например, вместе с исследованием смысла «царских останков» и Поросенкова лога.

Ведь Поросенков лог это тоже символ, содержащий в себе отрицание Бога. Ибо реальных «царских останков», как реального феномена, реальной действительности в природе не существует, ибо они уничтожены на Ганиной яме. Есть «царские останки», как феномен общественного сознания, отражающий отрицание действительной реальности, для внедрения целиком придуманной реальности, сгенерированной с помощью фальшивых свидетельств, фальшивых «научных исследований», скомпонованных, тиражированных и распространенных с помощью мировых и отечественных СМИ.

*  *  *

Царская дорога изобильна символами, через которые раскрывается ее содержание как святого благодатного образа. Ведь и сама она есть символ того пути, который прошла Россия после убиения Святого Царя, путь, который помещается на Русской Голгофе. Как это уже говорилось в первой статье (Царская дорога и тайна Русской Голгофы). Царская дорога – это путь Истины Христовой, по которому ведет свой народ Святой Царь Николай. Христова Истина не есть только результат, это процесс: «Я есмь путь и истина и жизнь». У нас же сам святой благодатный образ, которым является Царская дорога, является динамичным, если так можно выразиться. Это примерно как икона, которая непрерывно дописывается, и в ходе дописывания все отчетливее прорисовывается, прообраз иконы.

При этом, некоторую работу по подготовке иконы делают власти, например, Ельцин снес дом Ипатьева, подготовил место для Храма-на-Крови. Если бы дом Ипатьева не был вовремя снесен, то на этом месте Храм-на-Крови строить не дали, оно использовалось бы для формирования иного символа, содержанием которого должно было бы стать «покаяние во всенародном грехе цареубийства». Осуществления этого проекта «общественность» добивалась всеми средствами, начиная с 1990 года (см. выше). Одно время (в 1997 году) общественность даже добивалась «восстановления» дома Ипатьева.

В то же время и Храм долго не возводился, потому что этот Храм следовало народу заслужить, для его возведения потребовалась соборная молитва народа. Но заслужить не в том смысле, что предполагается что-то вроде бартерной сделки, на католический лад – Господь даст нам Храм, если мы взамен усердно ему помолимся. Это значит, что возведением Храма может быть удостоена не какая-то «жалкая кучка монархистов», а более значительное число из народа, которое, соединившись в своих молитвах, со своим Святым Царем, готово следовать за Ним по Царской дороге. Поэтому начало возведения, Храма-на-Крови стало символом победы Святого Царя Николая, и одновременно благодаря этому же открылся и образ Царской дороги. То есть, мы сами пишем свою икону, дарованную нам Святым Царем, если даже какие-то необходимые подготовительные работы произвели, сами того не ведая, власти.

Представим себе огромную икону в 20 километров длиною, какие-то участки иконы сияют ясными красками, какие-то пока как в тумане. Но опять соборная молитва народа, идущего за Святым Царем, достигла того предела, что Господь позволяет нам расчистить еще один участок и увидеть еще несколько символов, из которых рождается образ более цельный, чем тот, что мы могли видеть до этого. Сейчас мы можем увидеть и объяснить ряд символов.

Но сначала, нам необходимо обсудить, что такое символ.

*  *  *

Символы и образы

Символы – это знаки, которые, в отличие от условных знаков – дорожных знаков, химических «символов», или литер алфавита, имеют свой собственный внутренний, принадлежащий им смысл. Как это нужно понимать? – для начала вспомним, например, Чеховский рассказ, в котором нерадивый гимназист прочитал в своей тетрадке замечание учителя латыни: «реникса». Только потом, он сообразил, что буквы, которыми написано «реникса» нужно читать не в латинской, а в кириллической транскрипции и тогда получится не «реникса», «чепуха». Как видим, значение каждой из букв может быть произвольным, а смысл целого слова зависит от того значения букв, которые им приданы. В отличие от условных знаков смысловое значение символа зависит только от его собственного смыслового значения.

Например, знамение или изображение креста. Для нас – это орудие Божие в деле нашего спасения. Для бесов – погибель. Смысл символа Креста не зависит от того, в какой «культурно-языковой среде» принят Крест, как символ. Или, наоборот символ из шестерок (не буду я его здесь воспроизводить), для нас это погибель, вне зависимости от того, принимаем ли его в качестве символа погибели или нет. А то есть опасное утверждение, что, если мы от Христа не отказались сознательно, то эти шестерки нам не повредят, а повредят нам, если мы от Него откажемся. На деле, наоборот, если мы примем эти шестерки, то неизбежно откажемся от Христа, при этом, в отличие от слова «реникса», не имеет значения, какими знаками этот символ изображен. Мы применяем так называемое «арабское исчисление», Святой Апостол и Евангелист Иоанн Богослов применял греческое, смысл этого символа остается прежним – это есть отказ от Бога, этот символ побуждает к повторению  древнего первородного греха.

Символ воздействует непосредственно на душу, минуя сознание. Без символа невозможно искусство, при этом музыка, например, целиком символична, то, что музыка передает в своих символах невозможно передать никакими иными средствами. В то же время музыка оказывает огромное воздействие на человека, причем непосредственно на его душу[15]. В других искусствах символ передается через изображение (например, живопись) или словесное описание (литература). Литература использует свойства языка, поэтому остановимся на этом ее инструменте, хотя бы вкратце. Слово обладает огромной силой. Ведь посредством его мы воспринимаем Слово Божие, данное нам в Откровении. С другой стороны, технологии, подобные НЛП (нейро лингвистическое программирование) превращают человеческую личность в пластичную безвольную массу, из которой можно слепить все что угодно. И все это делается словом.

Начнем с изобразительных символов, ибо именно через них создана икона, а мы уже сравнили образ Царской дороги с иконой.

Нам, в наших рассуждениях очень поможет опыт «машинного перевода» с одного человеческого языка на другой. Как показывает опыт, живая человеческая речь, устная или письменная, «машинному переводу» не поддается, даже близко к оригиналу. Все дело в том, что машина, точнее компьютерная программа не в состоянии понять смысл человеческой речи. Ибо смысл, как отдельного слова, так и речи в целом, не поддается формализации и, следовательно, невозможно найти алгоритм для понимания смысла. Как довелось слышать, есть тест на актерское мастерство, который состоит в том, чтобы актер произнес фразу: «Хорошие вы собаки» десятью разными способами. Т.е., нужно десять раз произнести эту фразу, вложив в произнесение этих трех слов целую гамму чувств, в диапазоне: от восхищения и радости, до решительного осуждения или угрозы. Ну, какой же компьютер справится с адекватным переводом этой фразы на любой другой язык, если и на русском она сама нуждается в переводе. Стало быть, нас интересуют не столько переводы с одного языка на другой, сколько со своего собственного языка на свой собственный, как бы парадоксально, это не звучало.

Кто-то из Отцев Церкви (к сожалению, не помню кто, кажется Исаак Сирин) сказал, что язык подобен человеку, в нем есть тело, душа и дух. Компьютер прекрасно справляется с операциями, связанными с работой с телом языка, и тем самым обнаруживается граница между телом языка и его духовной составляющей. Без применения бездушного (по определению, как говорится) механизма это было бы не столь очевидно. Телом языка, следовательно, является все, что поддается формализации, это структура языка, которую можно определить по формальным признакам. Это правила грамматики (морфология и синтаксис языка), словарь, частотная характеристика взаимного словоупотребления и проч. – в общем-то, немало.

Так в упомянутом тесте, в котором фразе «Хорошие вы собаки», придается десяток смысловых значений, в том числе и противоположных друг другу, то, если следовать букве правил компьютерного (бездушного перевода), то каждому этому слову пришлось бы в словаре придавать десяток особых значений, применительно к каждому случаю.

Если же каждому слову языка придавать все возможные формальные значения, которые оно приобретает в любом из возможных случаев его употребления в живой разговорной речи, то толковый словарь языка превратится в бессмыслицу, ибо он разрастется до бесконечности – у каждого слова будет бесконечный список синонимов, и тогда словарем просто невозможно будет пользоваться. Причем по двум причинам, во-первых, мы никогда не будем уверены в полноте словаря, и, следовательно, подобранное (из списка, длина которого стремится к бесконечности) значение слова, подходит именно к тому, которое подразумевал автор речи или текста. Во-вторых, и это самое главное, любой выбор будет случайным, если этот выбор не подразумевает определение смысла слова, но мы убедились, что формально это невыполнимо. И тут мы попадаем в заколдованный круг, ибо никакое слово невозможно определить даже в собственном языке, потому что определение – либо тавтология, либо выбор из бесконечного списка значений.

Рассуждая далее, мы убедимся, что невозможно описать язык средствами самого языка, о словаре мы уже говорили, но даже и правила или синтаксис языка невозможно сформулировать на том языке, который описывается. Для этих целей требуется особый язык, который называется метаязыком. Опыт создания искусственных языков уже есть, искусственные языки, это языки программирования – лет за 60 их составили немало, это и древние, например, «Fortran» и более новые, например, «C ++». Они полностью описаны и словарь, и синтаксис, все значения слов точно определены. Однако описать Fortran на самом Fortran’е невозможно, он описан на живом человеческом языке, на нем же даны точные значения каждого слова Fortran’а и вот этот язык описания называется: «метаязык».

Стало быть, и для живого человеческого языка требуется свой метаязык, т.е. в данном случае язык, в котором определены все употребляемые значения слов и правила словоупотребеления языка (синтаксис). Иначе говоря, должна быть разрешена проблема определения слова, которая при формально-логическом подходе, как мы видели, обращается в заколдованный круг. Следовательно, язык описания человеческого языка или метаязык не поддается рациональному осмыслению и, стало быть, формализации, о чем мы постоянно говорим. Значение каждого слова языка определяется его смыслом, точнее той сущностью, которая заключается в слове. Сущность слова относится уже к его духовной части.

Ведь как был создан тот язык, на котором говорило человечество до Вавилонского столпотворения. Это язык, на котором Адам разговаривал с Евою в Раю. О его создании сказано в Ветхом Завете: «Господь Бог образовал из земли всех животных полевых и всех птиц небесных, и привел к человеку, чтобы видеть, как он назовет их, и чтобы, как наречет человек всякую душу живую, так и было имя ей. И нарек человек имена всем скотам и птицам небесным и всем зверям полевым». <Быт.2:19,20>. В ту пору Адам находился в постоянной связи с Господом и поэтому, давая названия, он проникался духом своим, к осознанию сущности, которой отличается тот или иной зверь и потому давал ему название наиболее полно соответствующее сущности самого зверя.

В реальной обстановке человеческого общения в понимании языка обязательно участвует душа человека, которая и распознает сущности вещей, присваивая значения произносимых слов. Т.е. опять же смысл текста или речи, исполненных, на разговорном человеческом языке, мы понимаем потому, что смысл заложен в душе – и в душе языка, и в нашей душе. Своим человечьим плотским разумом, если он лишен души, мы в состоянии понять только то, что понимает предельно рационализированный «разум компьютера», а смысл сказанного, плотским разумом не различим.

Если же слова имеют строго фиксированное значение, различимое плотским разумом, то душа и дух слова, как бы отключаются. Для этого слово должно иметь значение, которое дается на разговорном языке. Это же объясняет механизм подмен, с помощью которых функционирует язык идеологий, человеку навязываются слова или словесные конструкции, лишенные сущности. Тогда их воздействие на человека становится более похожим на физиологическое, ибо они превращаются в слова-команды, как в Fortran’е.

Как же мы понимаем смысл нашей речи? – вспомним пример с теми же «хорошими собаками», ведь количество значений каждого слова, как мы убедились, может быть сколь угодно велико. Но, тем не менее, все услышавшие это тестовое выступление поймут его одинаково (ну, или с какими-то оттенками), так, как произносит говорящий. Откуда же одинаковость? Если в тестовом выступлении произносит их артист, то сила (качество) его искусства зависит от того, насколько широк и убедителен диапазон его лицедейства. В реальной обстановке, которую воспроизводит лицедей (артист) передается душевное состояние говорящего. Зрители слышат не только слова, но улавливают тон, интонации, мимику и проч., которые передают душевное состояние и вот именно душевное состояние говорящего определяет смысл слов, сказанной фразы.

Наконец, в художественной литературе воспроизводится не только упомянутая фраза, но описывается и обстановка в которой эти слова были произнесены и, следовательно, смысл слов заключен в содержании всего текста, в котором воспроизведена эта фраза. Литература, это тоже искусство, как и актерское мастерство, и от искусности автора зависит, какими словами и с какой убедительностью он сможет передать смысл фразы. Таким образом, функция слова – записанного ли (тем или иным способом, на бумаге, папирусе, глиняных табличках, на дискете), произнесенного ли – служить телесным контейнером для передачи душевного состояния от говорящего (пишущего) слушающему (читающему).

Обратимся к аналогии из еще одного образца современных технологий – к телевидению. Сколько бы телевизоров не было, каждый телевизор показывает одно и то же, если включена одна и та же программа. Телевизор показывает программу, а не генерирует ее сам. Так и мы, для понимания смысла речи пользуемся не своим собственным автономным источником (словарем), а внешним источником,  одним и тем же для всех нас, с которым у всех у нас поддерживается постоянная связь.

До попытки построения Вавилонской башни был единый народ-человечество, но в этой богоборческой попытке, народ чуть не погубил себя. «И сказал Господь: вот, один народ, и один у всех язык; и вот что начали они делать, и не отстанут они от того, что задумали делать; сойдем же и смешаем там язык их, так чтобы один не понимал речи другого». <Быт.11:6,7>. Пользуясь телевизионной аналогией, Господь отключил единую «программу языка», и народ перестал понимать друг друга. Проект достижения Неба земными средствами, рухнул. Впоследствии Господь включил разные «программы языков» и люди, принимая разные «программы» и, в зависимости от того, кто какую программу языка принимал, тот язык и выбирал.

Конечно, приведенная аналогия, чрезвычайно грубо отражает ту реальность (историческую и духовную), которая действительно произошла с единым пранародом-человечеством. Сейчас можно только фантазировать на эту тему, скорее всего народ подвергся «социальному эксперименту» и его постигла катастрофа, как всегда бывает в результате отхода от Бога. Возникло несколько новых языков в нескольких новых народах. Тут невозможно даже сказать, что «первее» в этом процессе – язык или народ. Собственно и говорили в старину «язык», понимая «народ». Мы воспринимаем смысл речи через нашу душу, от души языка, хранителем которой является весь народ. Каждый народ состоит из индивидуальных духовных личностей, которые, соединяясь, в Духе Святом, духовными связями с другими личностями, составляют народ. Каждый народ наделен своею соборною душою, ибо народ есть соборная духовная личность. И, конечно, и народ, и язык может создать только Бог, который, создавая народ, давая ему душу и своего ангела-хранителя, дает каждому народу и свою собственную миссию. Но об этом мы поговорим позднее, ибо своя миссия дана и русскому народу.

Люди не смогли сохранить последнее достояние Прародителей.

*  *  *

Мы не в состоянии понять смысл какого-то текста, не обращаясь к определению этого смысла, находящегося за пределами не только этого текста, а всех вообще текстов, написанных на данном языке. Ибо источник смысла находится за пределами языка. И, что замечательно, эта идея, на свой математический лад, т.е. математически точно, была доказана, австрийским математиком Куртом Гёделем в 1931 году в теореме, которая носит его имя.

Гёдель доказал, если говорить очень упрощенно, что даже в науке математике, предельно рационалистической, основанной на чистом разуме, нельзя доказать истинность математики с помощью самой математики[16]. На самом деле, Теорема Гёделя имеет значение гораздо более обширное, чем чисто математическое. Фактически, «теорема Гёделя» свидетельствует, что для поддержания разумности человеческого разума, самого разума недостаточно, требуется внеразумная, точнее сверхразумная сила. Гёдель не назвал ее никак, ибо это выходит за пределы математики, но мы то знаем, что эта сила есть Дух Святой. Значение этой теоремы в том, что она установила весьма жесткий предел горделивым претензиям человеческого разума на свою беспредельность и, вытекающей из этих претензий веру во всемогущество науки, которая есть концентрированное выражение рационального разума. Очень важно, что этот предел установила сама наука в лице математики, теперь уже нельзя веровать в «абсолютную познаваемость мiра», без оговорки, что эта вера имеет религиозный характер, ибо опровергнута самой наукой. То, что это действительно есть вера, подтверждается историей Церкви.

Гёдель повторил о «разуме разумных» то, что является очевидным в Христианстве: «Ибо мудрость мира сего есть безумие пред Богом, как написано: уловляет мудрых в лукавстве их». <1Кор.3:19>. А если конкретизировать проблематику теоремой Гёделя, то очень похожая тема рассматривалась Святителем Иоанном Златоустом в книге: «Против аномеев[17]». В этой книге, направленной против одной из сект ариан и их ереси, которая утверждала не только общее для всех ариан положение о «подобносущии Сына Отцу», но и об «умопостижимости Его естества». Арианство, сотрясавшее Церковь лет семьдесят в IV веке, было остановлено на Втором Вселенском Соборе, но вновь возникло в последние столетия в новом обличии. Арианство (в его «классическом» виде) следует рассматривать как адаптацию в Христианство древних «учений человеческих», которое ныне называют пантеизмом.

Одно из краеугольных положений пантеизма, как раз и утверждает, что б-г «растворен» в природе (и камни, и деревья, и солнце со звездами – все есть б-г) и управляется законами природы, будучи ее частью. Поэтому познаваемость природы (мiра, материи, Вселенной), для ариан (для сторонников пантеизма), равнозначно умопостигаемости б-га. Упоминаемое в Библии строительство Вавилонской башни, есть свидетельство первого применения на деле «учений человеческих», ведь строители были уверены, что Небо не отделено непреодолимой пропастью, а принадлежит тому же материальному мiру, что и земля, на которой обитают люди и, что для достижения Неба достаточно земных средств.

Ныне «учения человеческие» – это материализм, который мы испытали на себе – вспомним еще недавний курс «научного коммунизма», в котором Ленинское «классическое определения материи», прямо-таки заимствованно из пантезма и ереси аномеев. Прообраз «Хрустального дворца светлого будущего», строительством которого совсем недавно занимался советский народ – есть Вавилонская башня. Или шире, «учения человеческие» – это эмпиризм, из которого произрастает не только материализм, но еще множество прочих «измов», и коммунизм, и демократизм и прочие. Одно из них «научная картина мiра», объект исповедования всего «прогрессивного человечества», в символе веры которого главным членом является «догмат» о «свете разума, преодолевшего тьму веры». Иначе говоря – это вера в науку, которая  «в своем неудержимом развитии в самом скором времени» даст полную картину всего Мироздания, опровергая бытие Бога.

Однако, в течении ХХ века выяснилось, что наука, в своем неудержимом развитии не  опровергает бытие Бога, а опровергает «научную картину мiра». Об одном из математических открытий мы уже говорили, так же получилось в физике (эффект Хаббла) и в биологии (открытие структуры ДНК Уоллесом и Криком). Ничего иного и быть не может, ибо наука, изучая телесно видимый материальный мир, изучает Божие творение, или Воплощение Слова Божия: «Все чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть». <Иоан.1:3>. Следовательно, в этом мiре нет и быть не может ничего такого, что опровергало бы Божественное Всесовершенство Творца, поэтому наука, не в силах опровергнуть бытие Божие (как, впрочем не может и доказать его). Конечно, если это честная наука, а не разновидность шулерской подмены, к чему все сейчас и идет.

«Научная картина мiра» превратилась в идеологическую дисциплину, совершенно не зависимую от науки, теперь это уже псевдорелигиозная система со своими «догматами», «пророками», «клиром» и несчетным числом верующих во всем мiре. Об этом бы можно не говорить, но «царские останки», как феномен общественного сознания сформирован как раз среди этих верующих и, с целью обратить православных в свою «веру».

Новейшие «учения человеческие», которые воплотились в упомянутые измы, если их рассматривать с позиций Учения Церкви, основаны не только на ереси арианства, но в еще большей степени на ереси иконоборчества, несмотря на формальное противоречие этих ересей. Если ересь арианства утверждает всесмешение мiра с б-гом, то иконоборчество утверждает принципиальную невозможность присутствия Бога в мiре. Фактически оно отрицает святость вообще, как феномен, не только икон, но и мощей и даже святость Пресвятой Богородицы. Иконоборчество, по словам святого Патриарха Филофея (IX век), есть христоборчество. Вот на этом то принципе христоборчества иконоборчество и арианство нашли свое «диалектическое единство».

*  *  *

Наше обращение к вопросу об «учениях человеческих» не было случайным отклонением, как мы еще убедимся в дальнейшем, а пока вернемся к вопросу о символах языка. Трехсоставная структура языка – тело, душа, дух, помогает понять соотношение символа и святого благодатного образа. Становится понятным, как мы воспринимаем Слово Божие через книги Священного Писания. Читая тексты Священного Писания, мы нашей душою, через наш дух соединяемся с Самим Господом. Откровение Божие вселяется в нашу душу, потому что туда вселяется Сам Бог: «Если пребудете во Мне и слова Мои в вас пребудут» <Ин 15:6>. Ибо: Я в Отце Моем, и вы во Мне, и Я в вас» <Ин 14:20>.

Можно не повторять, что мы воссоединимся с Богом, причем воссоединимся не в переносном, а прямом буквальном смысле, только Бог присутствует в нас не по существу, а по благодати.

Душою мы воспринимаем символы, в качестве которых выступает аллегория или притча  и символ возводит нашу душу к тому, чтобы мы своим духом соединились с Духом Святым. То же самое происходит, если мы читаем священные слова молитвы. Ведь все они глубоко символичны, в них, текст (тело слова), в качестве символа, смысл которого воспринимается душою. Без аллегории, которая позволяет душою возвысится до понимания некоей тайны, содержащейся в ней, как в символе, невозможно было соединиться духом с Богом.

И напротив, если текст описывает символ, который содержит ложь, то соединения с Богом не происходит, ложь «блокирует» соединение с Богом.

По учению Церкви Бог, будучи Всемогущим, Всеведающим и Вездесущим, присутствует и в мiре, но Его присутствие в мiре не означает смешения с ним. Бог отделен от мiра непреодолимой, неизмеримой пропастью. И все же Бог присутствует в этом мiре в образах, которые и являются свидетельством о Его присутствии. В Догмате об иконопочитании, принятом на VII Вселенском Соборе, так прямо и говорится: «иконного живописание изображение, яко повествованию Евангельские проповеди согласующее, и служащее нам ко уверению истиннаго, а не воображаемаго Воплощения Бога Слова».

Раз уж мы заговорили об этом, то вспомним об апокалипсическом предупреждении о «числе зверя», ибо «число это человеческое». У каждого человека есть бессмертная душа, дарованная ему Господом при сотворении этого человека, и каждая душа соединяется с Духом Святым через собственный дух, поэтому каждый человек занесен в «Книгу Жизни». Приняв число зверя, которое, по условию, есть число человеческое, мы остаемся только со своим рациональным разумом. Мы, тем самым, лишаемся связи, отсоединяемся от Духа Святого, мы вычеркиваем себя из Книги Жизни. Теперь у нас не имя, занесенное в Книгу Жизни, а «индивидуальный идентификационный номер» (или, неважно как он там, называется), занесенный в компьютерную базу данных «Мирового Правительства».

Поэтому, нам не грозят голливудские ужасы «покорения людей расой компьютеров». «Матрица» может быть создана, на ее создание денег не жалеют, но она будет создана не вне нас, как это показывают в кино, а внутри нас. Ведь сколько не увеличивай производительность компьютера, сколько не совершенствуй алгоритмы «понимания человеческой речи», ничего не поможет, «умнее», компьютер не станет. Ибо, все это суть аппаратные и программные реализации так называемого «искусственного интеллекта», а Теорема Гёделя, накладывает на его усовершенствование предел, являющийся абсолютно непреодолимым. Это примерно как «фундаментальные законы сохранения» в физике (закон сохранения массы, энергии, импульса), согласно которым нельзя, к примеру изготовить «вечный двигатель». Ведь искусственный интеллект детище рук человеческих, он лишен души и духа, по определению. Компьютер по уровню своего «разума» вряд ли превзойдет таракана или улитку и нам, следует опасаться не возведения компьютера до уровня человека, а, наоборот – опускание человека до уровня одной из деталей компьютера.

Иными словами, Евангелие обретает свой реальный духовный смысл не само по себе, не благодаря содержанию, заложенному в нем, в буквы и слова, а благодаря вере, т.е. сверхразумному смыслу, которую мы имеем и которую обретаем, читая Евангелие. Звучит, сказанное, может несколько заумно, но мы на практике сталкиваемся с этим постоянно, привычно обращаясь, например, к spell checker’у, встроенному в компьютерную программу в которой мы набираем свои тексты.

*  *  *

Теперь о сути моих ошибок, о благодатных последствиях их исправления, нако­нец, о сути личного участия правящего архиерея в изысканиях на Царской дороге.

Наконец, на исходе 2005 года, в последних числах декабря, архиепископ Викен­тий лично осмотрел северный участок Царской дороги. Я сопровождал владыку Ви­кентия и показывал ее на местности. Владыка нашел ошибку в моих построе­ниях. Вторично был проведен «маршрут» по северному участку Царской дороги в начале мая 2006 года по исправленному пути, но и на этот раз была найдена моя ошибка.

Первая моя ошибка заключалась в том, что я помещал Поросенков лог на ли­нии Царской дороги. На самом деле, честные тела Святого Царя Николая и иже с ним убиенных, в Поросенковом логу не бывали. Их честные тела через Поросенков лог не везли, их везли в обход. Причем этот факт мне был прекрасно известен, по крайней мере, лет за 15 до этого. Было бы долго объяснять почему я, вычерчивая Царскую дорогу, проводил ее через Поросенков лог (впервые карта Царской дороги была вычерчена мною в 1998 году).

Помещение точки Поросенкова лога на линию Царской дороги было бы воз­можно, если бы Церковь признала подлинность, захороненных там фальшивых «цар­ских останков». Т.е. Церковь совершила бы невозможное – признав ложь за ис­тину. Но тогда и Царская дорога в этой точке кончалась бы. В этом случае и мона­стырь был бы построен не на Ганиной яме, а в Поросенковом логу, тогда мы лиши­лись бы не только святыни Ганиной ямы, но и Царской дороги, да и святыня Рус­ской Голгофы, лишившись своей полноты, лишилась бы своего духовного смысла. Из трех святынь Русской Голгофы осталась бы единственная – Храм-на-Крови, но без Ганиной ямы и Царской дороги, он не был бы символом победы Святого Царя и вообще не символом победы, а символом мученической и бессмысленной смерти. Тогда и величественный Храм был бы не нужен, а было бы на Вознесенской горке что-то другое. И это всего лишь от размещения точки Поросенкова лога на карте Царской дороги.

Мрачная картина. Нет, разумеется, ничего такого я не желал бы, но это логиче­ское следствие ошибочного признания определенного факта. Факт из материальной сферы, а оказывает разрушительное влияние на сферу духовную, потому что в свя­том благодатном образе Божественное соединено с материальным неслиянно, но и нераздельно. Исправление этой ошибки на карте привело к исправлению целой сис­темы взглядов и представлений, которые логически увязывались с таким положе­нием Царской дороги. В науке такое явление принято называть «сменой пара­дигмы», это когда какой-то факт или группа фактов, неизвестные, или не принимае­мые во внимание научным сообществом ранее, приводит к пересмотру целой сис­темы взглядов и представлений. Здесь же дело касалось не суммы или системы эмпи­рических знаний, которыми занимается наука. Царская дорога есть святой бла­годатный образ, а размещение точки Поросенкова лога на линии Царской дороги, помещало точку, которая содержит ложь, следовательно, разрушало святой благодат­ный образ, который не может содержать лжи.

Исправление ошибки, на деле не есть просто смена одной парадигмы на дру­гую (а со временем на третью и т.д., как водится в науке), а восстановление святого благодатного образа, через который передается истина. Отсюда следует чрезвы­чайно простой и ясный вывод, который предельно кратко можно выразить словами – Царская дорога, это дорога, по которой русский православный народ следует за истиной, ведомый своим убиенным Святым Царем. Линия этой дороги по определе­нию не может содержать ни одной точки лжи.

Эта простая и ясная мысль не так-то проста в изложении, ибо по ходу изложе­ния приходится излагать и изъяснять суть множества разных «объектов» – назовем их так для краткости, хотя, к примеру, понятие «великая благочестия тайна», на­звать «объектом», как-то язык не поворачивается. Но эту идею все же можно изло­жить как определенную последовательность, ибо это описание единого образа, что и было сделано в статье (Царская дорога и тайна Русской Голгофы), опубликованной в «Православной газете» № 28 за 2006 год. В ходе изложения потерялась и простота, и ясность и не все из тех, кто все-таки дочитал статью до конца, могли с уверенностью сказать, что статья именно об этом написана, т.е. именно эта идея является стержневой для статьи. Не моя это про­фессия – писательство, но это все же лучше, чем ничего, и я буду рад если кому то другому эта задача удастся лучше. Что касается меня, то все предыдущие попытки изложить смысл и значение, словом, существо Русской Голгофы с каких то иных позиций, а не с позиций тайны Русской Голгофы (например, через внешнее, види­мое описание ее святынь) кончались ничем.

Вторая ошибка заключалась в том, что мною неверно было определено место от­ветвления объездной дороги от основной, т.е. от Старой Коптяковской дороги. Источники сведений о месте, по которому проходила объездная дорога, оказались неверными, а никакими иными я тогда не располагал.

Когда новые источники нашлись в течение лета-осени 2006 года, и на их ос­нове была проведена линия Царской дороги и на карте, и на местности, то стало по­нятно насколько точно применимы понятия «икона», «иконография» по отношению к образу, коим является Царская дорога. Благодаря вновь отрисованным элементам иконографии образа Царской дороги, а именно места ответвления объезда Поросен­кова лога, стало возможным глубже уяснить духовный смысл подвига Святого Царя Николая. Ибо дорога, которая следует в объезд Поросенкова лога, исходит из того места, на котором ныне расположено кладбище. Старая Коптяковская дорога пересе­кает кладбище и на самой середине отрезка пересечения находится это ответв­ление.

На Царской дороге ничего случайного быть не может, как и вообще на Русской Голгофе. К примеру, Ипатьевский дом снес Ельцин, тем самым расчистив место для Храма-на-Крови, причем сделано это было, ни раньше – при Хрущеве пустырь успели бы застроить и нетрудно догадаться чем. Ни позже – снести дом бы не дали, ведь сколько сил потратила «общественность города», чтобы восстановить его муляж «на священных камнях фундамента Ипатьевского дома», а ведь Ельцина невозможно заподозрить в приверженности Православной Самодержавной Монархии (словом, «Святой Руси»). Да Ельцину и в голову не приходило, для чего он расчищает место, выполняя приказ Политбюро, впрочем и Политбюро не догадывалось, чему, в конечном итоге служит его приказ. Сами того не понимая, точнее, руководствуясь какими-то здравыми, на их советский взгляд, соображениями, высшие советские чины, совершили благое дело, исполнили волю Божию, ибо кроме них совершить ее было некому.

Так и с кладбищем. Его организовала (заложила, построила) та же самая советская власть, руководствуясь какими то своими нуждами, нам неведомыми, да, в общем-то и неинтересными, но появление его на Царской дороге не может быть случайным. Это тоже исполнение Божией воли, которое послужило для устроения земного образа Царской дороги. «Если Господь не созиждет дома, напрасно тру­дятся строящие его». <Пс. 127, 1>. Как мы видим, Господь созиждет дом, если даже строящие замыслят строить что-то другое, это явление известно нам, как Промысл Божий.

А зачем нам, идя Царскою дорогою, входить на кладбище? Кладбище есть символ смерти и ада, так какой же духовный опыт, т.е. положительный духовный опыт (а иного, кроме положетельного, быть не может) мы можем восприять, сходя в ад? – абсурд. На самом деле абсурдна сама смерть, ибо Господь не сотворял смерти, Но Сам войдя в ад, Господь прекратил ее всевластье над человеком, что тоже звучит как абсурд (логический парадокс), ибо Он: «смертию смерть попрал». Столь же абсурдно орудие нашего спасения – крест. Ибо абсурд, в данном случае – есть «безумие креста»: «Ибо слово о кресте для погибающих юродство есть, а для нас, спасаемых, – сила Божия». <1Кор.1:18>.

Во-первых, мы не только сходим во ад, но, главное исходим из ада. Причем у нас два пути с кладбища (из ада) – по одному пути мы, исходим с кладбища по линии Царской дороги, идем на Ганину яму, минуя Поросенков лог – это телесно, следуя по линии Царской дороги, проложенной и по карте, и по местности. Или, если духовно, следуя за Своим Святым Царем исходим из ада к воскресению Святой Руси. Либо, следуя Коптяковской дорогой, попадаем в Поросенков лог. Иконографически, т.е. в соединении духовного с телесным, это передается через святой благодатный образ. Причем и одна и другая конечная цель пути находятся за пределами кладбища, т.е. нет предопределения, мы сами должны выбирать, каким путем следовать – либо в погибель, либо во спасение.

Во-вторых, следуя на Ганину яму, мы можем и не заходить на кладбище, а еще раньше, в пределах города свернуть с Коптяковской дороги, там, где она теряется в городской застройке,  выйти рядом и идти по шоссе около Городской многопрофильной детской больницы №9 (ГМДБ №9). Причем больница не такой мрачный символ как кладбище, это символ заботы, внимания, исцеления. Именно таким путем проходили крестные ходы до последнего времени, но это же путь не по Царской дороге.

*  *  *

И больница и кладбище находятся на границе города, они и как бы еще в городе, и, в то же время, уже и вне его. Такое пограничное положение символизирует переход из одного состояния в другое. Поэтому, выходя из города, мы следуем либо по Коптяковской дороге и далее через кладбище, либо по шоссе возле больницы, а развилка находится внутри города. Выбирая тот или иной путь после развилки внутри городской застройки, мы символически выбираем то или иное состояние, в котором исходно находимся. Этот выбор означает нашу оценку состояния, в котором мы находимся, когда отправляемся на Ганину яму.

 Либо наш путь из города на Ганину яму идет по Коптяковской дороге и далее через кладбище, тогда кладбище, будучи для нас частью города, означает, что мы сознаем его состояние, лишенным Бога, т.е. адом. Ведь с Богом всюду Рай, а без Бога – ад. Если же мы, следуя на Ганину яму выходим вблизи больницы, которую считаем символом благополучия и заботы властей о нашем здоровье, то мы исходим из состояния, которое адом не считаем. Тогда, собственно говоря, и воскресать Святой Руси нет нужды, нам и так хорошо и без нее.

Сами застройки-перестройки символизируют, те изменения, которые произошли после убиения Святого Царя, точнее, даже после его «отречения». То ли мы находимся в состоянии ада, к которому привели изменения (застройки-перестройки) то ли, наоборот, те же самые застройки, перестройки, перекрывшие Старую Коптяковскую дорогу, символизируются лаской и заботой властей. Иными словами, эта развилка, внутри городской застройки, символизирует наше отношение к лишению России Царя. Если мы считаем, что Россия, лишившись Царя, лишилась и Бога, то наш путь через кладбище. Если же, мы считаем, что лишение России Царя – это естественное явление, или, даже благо для нее, то нам по шоссе вблизи больницы. Однако, можно вообще и ходить никуда не надо, Россия процветает в благоденствии.

Суммируя можно сказать, что состояние ада – богооставленности, это внутреннее состояние каждого человека и всего народа, никаких «объективных» критериев здесь нет и быть не может, ибо «Царствие Небесное внутрь вас есть». Символически, это передается тем, что из города, символизирующего наше настоящее состояние, есть два выхода. Один и тот же политический режим кем-то воспринимается с радостью, а кем-то с горем. С Богом всюду и всегда Рай, а без Бога везде и всегда – ад. Но чтобы ощутить богооставленность нужно иметь внутри себя хотя бы крохотное зернышко веры, из которого и сможет разрастись древо Царствия Небесного и только от самого человека зависит разростется ли оно до таких размеров, что заполнит весь мiр, либо засохнет на корню.

Отсюда следует, что схождение во ад мы совершили сами, а не Царь нас завел, как попрекают Его. Точнее, нас завели те, кто ради своих «прав» и «свобод» решил, что он обретет их, оставив Царя.

В-третьих, внутригородская развилка возникла или, если угодно, активировалась одновременно со святыней Царской дороги, ибо без нее она не имеет смысла. Суть ее заключается во внутреннем ощущении того состояния России, из которого ей нужно идти за Царем. Что это значит? – Из какого состояния?

Вспомним сначала, что осознание духовной реальности Царской дороги возникло в народе около 2000 года и определенным образом связано с началом возведения Храма-на-Крови. Именно с началом, ибо, когда Храм был достроен и освящен в 2003 году, в Крестном ходу в Царские дни участвовали уже тысячи паломников со всей России. А началось все именно с 2000-го года, когда только приступили к строительству.

Заложен же Храм был 23 сентября 1992 года, тогда произошло важное событие- торжественный обряд заложения первого камня в фундамент будущего Храма. Произошло за день до перенесения мощей святого праведного Симеона Верхотурского (25 сентября) из Екатеринбурга в Верхотурье. Запомним эту дату.

*  *  *

(Далее текст первой части статьи обрывается, и следуют отдельные наброски мыслей и  фрагментов рассуждений Анатолия Верховского – ВН)

 … Оставив Царя, мы оставили и Бога. Он из ада нас выводит - (обрыв фразы – ВН) 

 … Кладбище это развилка, действующая вне времени - (обрыв фразы – ВН)

 … Действительно, если есть Царская дорога, как святой благодатный образ, как икона, через которую явлен нам Христос Своею благодатью, то икона становится действительной, если она будет надписана правящим архиереем. Без такого надписа­ния икона так и останется картиной, стилизованной под икону, или доской с красками…

  … (начало фразы отсутствует - ВН) стало быть, и  плоды духовного подвига Святого Царя не могли быть усвоены во всей полноте. Только теперь, очевидно, исполнились времена и сроки, для точного определения Царской дороги на всем ее протяжении…

 … И дай Бог, чтобы достало ресурсов отстроить дорогу в тех местах, где это необхо­димо, чтобы Крестный ход в Царские дни 2007 года прошел…

 … Истина может быть передана через образ, например, мы в приведенных эпизодах, анализируем образ, в котором, как особая точка заключена точка Поросенкова лога, причем совершенно не анализируем содержания этого образа, оперируя не с духовной сущностью, а с ее физическим образом. Далее, мы можем активно влиять на развитие этого образа. Это примерно так же как, если бы икона постепенно дорисовывалась в процессе ее почитания. Но ведь образ наш – содержит динамику в своей сущности, ибо он есть образ духовного восхождения. Дорисовка образа и есть его сущность…

… На 1928 год, как это известно по многим литературным источникам, готовились большие торжества по случаю 10-й годовщины цареубийства. Готовилась большая акция по модификации сознания русского православного народа, связанная с царе­убийством. Была ведь и «площадь народной мести» (Вознесенская площадь), а в доме Ипатьева был развернут «музей народной мести».  Надо полагать, «советский народ» намеревались осчастливить еще одним гранди­озным «всенародным торжеством», вроде «Октября». Наверное, и название подходящее придумали, например «день всенародной мести». Вот получилась бы у нас богоборческая версия Царских дней с «всенародными гуляниями», качелями, каруселями, «фестивалями народного творчества» и прочими атрибутами «всенарод­ной радости». «Как-никак День всенародной мести коронованному па­лачу». Сталин, как известно, это запретил. Сталин очень хорошо понимал, что это всена­родное торжество будет торжеством «ленинской гвардии», которую он через несколько лет почти поголовно расстреляет, ибо Сталину было нужно не торжество мировой революции, а мощная единая Россия. И опять же, Сталин прекрасно пони­мал, что единственное политическое устройство России, которое ей наиболее орга­нично – Империя. Он и начал строить Империю, которую потом, в начале 90-х разва­лят племянники и внуки «пламенных революционеров», из тех, кого Сталин почему-то не расстрелял в 37-м. Так вот, планы по организации торжеств по поводу юбилея цареубийства, а затем последовательное внушение русскому православ­ному народу, что народ сам расправился со своим Царем и, что он виновен в сверже­нии с Престола и убийстве Помазанника Божия, должны были подорвать веру народа…

… Ведь то, что случилось фактически, следует назвать: «Демонтажем Мировой Империи». Этот процесс продолжается на наших глазах отказом от военных баз в Грузии (в ближнем зарубежьи), от Лурдеса и Камрани (в дальнем). И начался он не в 91-м, а в 1946 году с речи Черчилля в Фултоне[18]. Его активная фаза началась в апреле 1985 года (Апрельский пленум), принявший базовые параметры «реформы», которая запустила механизм развала всех устоев страны (программы «Ускорение», «Гласность» и «Перестройка»). Они были осуществлены Генсеком Горбачевым, удостоившегося этого поста в результате невероятно быстрого карьерного роста, а ведь за несколько лет до этого, о нем никто не слышал. А это стало возможным благодаря последовательности, или серии смертей ключевых фигур в руководстве страны – Цвигуна (ген. КГБ, лично преданный Брежневу), Машерова (1 Секретарь КП Белоруссии, влиятельный член политбюро),  затем сразу трех подряд генсеков. Этот факт отодвигает начало активной фазы на осень 1981 года... 

… столь необходим личный осмотр-обход правящим архиереем всех участков Царской дороги. Ведь без надписания архиереем иконы, нет иконы, а есть доска с красками, так и без реше­ния архиерея об истинности проведения любого участка,  нет Царской дороги…

Мы пока не будем касаться конспирологии этих событий: кто, когда и как составил заговор, кто в нем участвовал, когда было решено свергнуть и убить Царя и проч. Все это описано во многих исследованиях, например у Платонова. Отметим только, что цареубийство не свалилось на нас откуда-то с Марса, а было итогом тщательно разработанного, подготовленного и проведенного плана. Но, что самое существенное, цареубийство не явилось естественным следствием развития русской общественной, политической и, главное, религиозной жизни, а было полностью всему этому противоположным. Заметим, что и богоубийство – распятие Христа, не было естественным развитием ни народного духа еврейского народа, ни тем более, религии Ветхого Завета. Ведь и знаменитая формула: «Кровь Его на нас и на детях наших» была исторгнута из толпы, манипулируемой ловкими вожаками, но почему мы решили, что эта толпа и есть народ? Получилось как раз наоборот, этот лозунг стал «слоганом», повторяя который человек стал самоотождествлять себя богоубийцами. Почему Дева Мария, Апостолы и Пророки не народ? Почему не народ многие тысячи евреев, крестившихся от Апостолов – только потому, что они не отождествляли себя с богоубийцами, не принимали заклятье, произнесенное ими. Этот же трюк многократно повторялся в истории – взятие Бастилии, «защита Белого дома», штурм Зимнего и т.д. ...

…Не подумайте, дорогой мой, что эти апокалиптико-эсхатологические экскурсы я предлагаю в качестве непреложно-догматического толкования данных мест Откровения. Это было бы с моей стороны непозволительным притязанием, безумной дерзостью. Я только провожу пунктирную линию между образами Апокалипсиса и современными церковными событиями, которые невольно обращают мысль к этим пророческим образам, со своей стороны бросающим яркий луч света на данные события.

Се бо Царствие Божие внутрь вас есть" (Лк. 17, 20-21)

Се бо Царствие Божие внутрь вас есть" (Лк. 17, 20-21). "Это значит, — по словам епископа Игнатия Брянчанинова, — надо оставить плотскую и греховную жизнь, потом посредством покаяния и жительства по евангельским заповедям очистить и украсить душевный храм, по совершении чего Святый Дух осеняет его, совершает окончательное очищение и убранство. В такой храм нисходит Бог и учреждает в нем Свое духовное, невидимое, но вместе вполне ощущаемое и познаваемое Царство. Кто приял внутрь себя Царство Божие, тот может узнать и избежать антихриста или противостать ему . Кто же не приял внутрь себя Царства Божия, тот не узнает антихриста; тот непременно, непонятным для себя образом, соделается его последователем; тот не узнает приближающейся кончины мира и наступающего страшного второго пришествия Христова; оно застанет его неготовым . Никакое человеческое учение словом и словами недостаточно для наставления тому, что требует наставления в душевной клети, наставления от Самого Бога. Стяжавший внутри себя Царствие Божие имеет руководителем Святаго Духа, Который наставляет всякой истине руководимого им человека, не допускает его быть обманутым ложью, облекающейся для удобнейшего обмана в призраки истины. Очень верно сказал некоторый блаженный инок, беседуя об антихристе: "Многие имеют веровать в антихриста и станут славить его, как Бога крепкого. Имущие Бога всегда в себе и просвещенные сердцами увидят истину чистою верою и познают его. Всем бо, имущим Боговидение Божие и разум, тогда разумно будет пришествие мучителя. Имущим же присно ум в вещах жития сего и любящим земная непонятно сие будет: привязаны бо суть в вещах житейских. Аще и услышат слово: то не имут веры, но паче омерзит им глаголяй сия ". Они сочтут его сумасбродом, достойным лишь презрения, сожаления. Омраченное своим плотским мудрованием человечество и вовсе не будет верить Второму пришествию Господа. "Приидут в последние дни ругатели, по своих похотех ходяще и глаголюще: где есть обетование пришествия Его! Отнележе бо отцы успоша, вся тако пребывают от начала создания" (2 Петр. 3, 3-4)" (Еп. Игнатий Брянчанинов. Поучение в понедельник 26-й недели о Царствии Божием. Соч. 3-е изд. Т. 4. С. 266-268)...

 -----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

 

[1] Хотя численное значение приращения числа участников невелико – человек 250, но относительное количество возросло на порядок, раз в десять (с тридцати до трехсот человек). Такого приращения в последующие годы не бывало никогда, хотя численное значение приращения числа участников крестного хода возрастает на тысячи человек ежегодно.

[2] В начале 90-х к священникам, принявшим святость Царя Николая, относились едва ли не как к чудакам, году в 95-96-м, число уверовавших примерно уравнялось с числом не уверовавших. В 98-м году неуверовавших священников не осталось совсем. Точнее, получилось так, как, в частной беседе сказал мне один из неуверовавших священников, по его словам, публичное признание в неверии в святость Царя Николая, воспринимается православными в Екатеринбурге, как нечто неприличное. Он и помалкивает.

[3] Шаргунов Александр, прот. – Чудеса Царственных мучеников, М., «Новая книга», 1995, стр. 18.

[4] Акафист Царю-мученику Николаю II., кондак 5. Об этом Акафистнике я уже писал в предыдущей статье, что он вышел по благословению и под личной редакцией известного старца архимандрита Кирилла (Павлова).

[5] Канонизация святых (под общей редакцией Митрополита Коломенского и Крутицкого Ювеналия), Поместный Собор Русской Православной Церкви, посвященный юбилею 1000-летия Крещения Руси. Троице-Сергиева Лавра, 1988 г., стр. 25.

[6] «Общественность города» – это самоназвание, не будем тратить место и время на расшифровку его смыслового содержания. Мы могли наблюдать, как общественность наделяется неслыханными по объему полномочиями, например, общественный «Фонд «Обретение» получил эксклюзивное право распоряжаться человеческими останками, которые Фонд сам же назвал «царскими», и это «общественная», а не государственная организация.  Или «общественность города» в 1997 году объявила, что на Вознесенской горке Церковь не имеет права распоряжаться, а это право принадлежит только ей, «общественности». Так что, под этим названием скрывается  весьма могущественная сила.

[7] Этот словосочетание или понятие «русская стена плача» не я сочинил. Под заголовком, содержащим это словосочетание, выступил некий «Ревнитель» в газете «Русский вестник». Его аргументы в необходимости для русского народа «русской стены плача», подобно тому, как у еврейского народа есть «еврейская стена плача», были явно заготовлены для Вознесенской горки. Не мне судить о том, что нужно для еврейского народа, но, насколько я помню, эта стена существует не ради «всенародного покаяния». Поэтому из аргументов «Ревнителя» так и осталось непонятным зачем «русская стена плача» вместе с призывом к «всенародному покаянию в грехе цареубийства» нужна русскому народу. Разве что для замены Русской Голгофы. Не получилось в свое время с Вознесенской горкой и «Ревнитель» те же самые аргументы использовал для расположения «русской стены плача» в селе Тайнинском под Москвой. Там и совершаются соответствующие службы, в чинопоследование которых включено поклонение статуе Императора Николая II, созданного известным православным скульптором В.М. Клыковым. У меня и в мыслях нет, чем-то порочить уважаемого мною скульптора, это скорее нужно спросить у «Ревнителя» почему работа скульптора превратилась вдруг в «русскую стену плача».

[8] Российский архив (История Отечества в свидетельствах и документах XVIII-XX вв.) Выпуск VIII. Н,А, Соколов. Предварительное следствие. 1919-1922 г.г. М.: Студия «ТРИТЭ» «Российский архив РЦХИДНИ», 1998 г., 464 с.

Этот же протокол, опубликованный в книге Н.Росса (Гибель Царской Семьи, Possev-Verlag, 1987, Frankfurt am Main), стр. 360-367, является не полным. В тексте публикации опущено несколько страниц, в которых приводится описание Коптяковской дороги. Полный текст этого протокола был нежданно привезен мне московским гостем в середине октября – как раз вовремя. 

[9] Ю.П. Гоголев помнит положение этого переезда с детства, и любезно согласился выехать на место и показать его, за что ему великое спасибо. Он же, в 1991 году показал место раскопок  Рябова-Авдонина в Поросенковом логу.

[10] Все-таки, название «Поросенков лог» и, даже необычная языковая форма (не поросячий, а именно поросенков) не случайно, оно как нельзя точно подходит к месту, которое обозначает. От звука этого слова веет какой –то нечистотой, даже в гигиеническом смысле. Вообще в географических названиях существует таинственная непостижимая связь с названным объектом, а попытка изъяснить смысл этого названия очень часто не приводит к успеху, ибо происходит по приведенной схеме: Поросенков – значит от свинофермы, хотя в те времена, когда название было дано местности, не существовало понятий, какие им приписывают объясняющие сейчас. Этот случай яркая иллюстрация попыток объяснить название «Ганина яма». Каких только версий объяснения не придумано, а все они построены примерно по той же схеме. Скорее всего, подлинного смысла этих названий так никогда и не будет найдено, в этом, возможно, и есть их настоящий смысл

[11] В данном конкретном случае «средний шаг взрослого человека» равен 0,7 метра. Вопрос – почему именно столько – не 2960 и не 3000, то есть, не округляя число шагов хотя бы до десятков, и почему бы Соколову не указать расстояния в метрах или прочих единицах длины, потребовал бы слишком обширного комментария. Ибо эта величина есть некая абстракция (как, к примеру, в физике «спектр излучения абсолютно черного тела»). Эта абстракция имеет реальное смысловое значение только в рамках определенной теории, для изъяснения которой нет ни времени, ни места.

[12] Убийство, со слов (журналиста) Ю.В. Липатникова, произошло в 1925 году. Он рассказал мне об этом летом 1992 года, со слов местных жителей, с которыми провел несколько бесед об этом. Об убийстве обитателей будки написано и в книге О. Платонова, о которой говорилось выше, только там приводится более поздний срок – 30-е годы. Память человеческая фиксируя события, редко фиксирует и цифирь, сопутствующую событиям – метры, килограммы, даты. Но факт этот, получается – был.

[13] Семья путевого обходчика, которую «зачистили» в будке у переезда 184, семья, которую расстреляли для «подготовки ложного захоронения». Ведь это же все живые люди, со своей жизнью, своими чаяниями и надеждами и их безжалостно прикончили вурдалаки в человечьем облике. У них, захвативших целую страну, были неограниченные возможности распоряжаться по своему разумениями всеми ресурсами всей страны, в том числе и «человеческие ресурсы». Вот они распоряжались. За несколько лет своей власти они прикончили, замучили свыше 15 млн. человек, поэтому еще несколько человек ради организации фальшивки «царских останков», для них ничтожная мелочь.

[14] Я был младшим школьником, но все же помню, как смерть «Отца народов» отразилась в окружающем мiре, помню и как «разоблачили» Берию. Я помню, как мои родители, прочитав о факте разоблачения в газете, обсуждали его на кухне. Они говорили шепотом о факте, полученном из официальных источников, казалось бы – чего тут бояться, но они прекрасно осознавали, что этот факт имел отношение к таким предметам, прикосновение к которым – смерть и ужас, даже говорить вслух о которых небезопасно. И я в свои 9 лет прекрасно понимал, что об этом разговоре нельзя проговорится на улице, даже для моего детского ума было понятен ужас, исходящий из предмета обсуждения моих родителей. Теперь вспомним гл. 9 Евангелия от Иоанна, о слепорожденном. Случилось чудо – рожденный слепым, прозрел, что, казалось бы, можно испытывать кроме радости. И сам он, и его родители испытали не только радость от случившегося чуда прозрения их чада, но и страх от признания этого факта, в качестве факта имевшего место быть в реальной действительности, и этот страх был настолько велик, что он подавил всю радость, происходящую от чуда исцеления. Вот что такое «страха ради иудейска» на практике, и откуда источник корней и методов пресловутого «тоталитаризма». И можно себе представить в какой обстановке Спаситель служил Свою Проповедническую Службу и в чем заключались Деяния Апостолов.

[15] О том, насколько сильно воздействует музыка на душу человека широко известно, но менее известно о «практическом применении» музыки, в качестве инструмента для модификации сознания. Так существует своя «субкультура рока» по преимуществу молодежная, в которую входит рок-музыка, потребление наркотиков, ранние беспорядочные половые связи, и вообще вызывающее антисоциальное поведение. При внедрении этой субкультуры в каком-то народе, вначале появляется рок, а уж за ним, на подготовленную почву, следуют прочие ее компоненты. Так было в США,, страну, впервые принявшую «рок-культуру» на рубеже 50-60 годов, поразили «секс-революция», массовая наркомания, «движение хиппи» и прочие прелести «свободной жизни». Так происходило во всех других странах, в том числе и у нас. Наркотики всегда следуют за роком, поэтому проблема наркотиков – это проблема не изолированная, она связана с условиями поддержания «субкультуры рока».

И наоборот, во многих странах мира применяется метод, с помощью которого нейтрализуют скопища агрессивно настроенных юнцов, которые собираются у входов в станции метро, больших супермаркетов и прочих местах, где их присутствие нежелательно. Для этого по громкой трансляции включают классическую музыку. Скопища либо рассеиваются, либо приходят в миролюбивое настроение. Секрет здесь очень прост. Рок вызывает беснование, вызывает, конечно не рок, а души человеческие, под его воздействим, открывшиеся бесам. Классическая музыка беснование подавляет, или, лучше сказать, трудно бесноваться под хорошую классическую музыку. Скопища молодежи и подростков, отличающиеся антисоциальным поведением, это скопища бесноватых воспитанных в «рок-культуре», вот они и не выдерживают хорошей музыки.

[16] Для любителей точности приведем формулировку известного американского математика Х. Карри: «Его программа (имеется в виду программа немецкого математика Д. Гильберта) состояла в том, чтобы установить этими средствами непротиворечивость классической математики. Реализация этой программы гарантировала бы тогда абсолютную надежность математики на все времена. Эта программа натолкнулась, однако, на серьезное препятствие; в 1931 году Гёдель показал, что непротиворечивость достаточно богатой теории не может быть установлена средствами, которые могут быть формализованы в самой этой теории. Поэтому теория либо противоречива, либо не подходит для формализации собственной непротиворечивости». <Карри Хаскелл Б. – Основания математической логики, перев. с англ., «Мир», М., 1969, стр. 31>

[17] Творения Святаго Отца нашего Иоанна Златоуста Архиепископа Константинопольскаго. Т.1, кн. 2, С.-Петербург, Издание С.-Петербургской Духовной Академии, 1898.

[18] Это считается началом «Холодной войны». Иными словами, до 1946 года «Лагерь социализма» и «Лагерь капитализма» отнюдь не были непримиримыми врагами, несмотря на все громогласные обещания с обеих сторон «стереть врага в порошок». Обе революции 1917 года были совершены при массированной поддержке Запада (или как говорил Ильин «мировой закулисы»). Мировая «культурная элита» любую критику коммунистической власти в России, особенно обвинения в неслыханном терроре, выражавшемся в десятках миллионах человеческих жизней, называла «пещерным антисемитизмом», или в последующие годы «пещерным антикоммунизмом». Только после 1946 года добродушный и мудрый «дядюшка Джо», как на Западе называли Сталина, превратился в «кровавого тирана», залившего кровью всю страну. Все ужасы коммунистической власти в России были сведены к соединенным злодействам Сталина и русского народа, а не изначальным антихристовым свойствам самой коммунистической системы.

(продолжение)

--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------