Ч2. Царская дорога на Северном участке


 

Статья публикуется впервые.  

Анатолий Михайлович Верховский

Часть 1

Часть 2. Победа Царя  

Прп. старец Лаврентий писал: «Россия вместе со всеми славянскими народами и землями составит могучее Царство. Окормлять его будет Царь православный — Божий Помазанник. В России исчезнут все расколы и ереси. Гонения на Церковь Православную не будет. Господь Святую Русь помилует за то, что в ней было страшное предантихристово время. Просиял великий полк Мучеников и Исповедников, начиная с самого высшего духовного и гражданского чина митрополита и Царя, священника и монаха, младенца и даже грудного дитя, и кончая мирским человеком. Все они умоляют Господа Бога Царя Сил, Царя Царствующих, в Пресвятей Троице славимого Отца и Сына и Святаго Духа. Нужно твердо знать, что Россия — жребий Царицы Небесныя, и Она о ней заботится и ходатайствует о ней сугубо. Весь сонм Святых русских с Богородицей просят пощадить Россию. В России будет процветание веры и прежнее ликование (только на малое время, ибо придет Страшный Судия судить живых и мертвых). Русского Православного Царя будет бояться даже сам антихрист. А другие все страны, кроме России и славянских земель, будут под властию антихри­ста и испытают все ужасы и муки, написанные в Священном Писании. Россия, кайся, прославляй, ликуя, Бога и пой Ему: Аллилуиа» (Поучения и пророчества старца Лаврентия Черниговского и его жизнеописание. — М., 1994, с. 158). Уповаем на свершение судеб Божиих.

Отстроив линию Царской дороги, попытаемся понять духовный смысл и значение того пути, которым нам предстоит пройти вслед за Святым Царем и Его спутниками. На Царской дороге ничего случайного быть не может, как и вообще на Русской Голгофе.

К примеру, Ипатьевский дом снес Ельцин, тем самым расчистив место для Храма-на-Крови, причем сделано это было ни раньше (при Хрущеве пустырь успели бы застроить и нетрудно догадаться чем), ни позже (снести дом бы не дали), а ведь Ельцина невозможно заподозрить в приверженности Православной Самодержавной Монархии (словом, «Святой Руси»). Да Ельцину и в голову не приходило, для чего он расчищает место, выполняя приказ Политбюро, впрочем и Политбюро не догадывалось, чему, в конечном итоге служит его приказ. Сами того не понимая, точнее, руководствуясь какими-то здравыми, на их советский взгляд, соображениями, высшие советские чины, совершили благое дело, исполнили волю Божию, ибо без их участия совершить никому не удалось бы.

Так и с кладбищем. Его организовала (заложила, построила) та же самая советская власть, руководствуясь какими то своими нуждами, нам неведомыми, да, в общем-то и неинтересными, но появление его на Царской дороге не может быть случайным. Это тоже исполнение Божией воли, которое послужило для устроения земного образа Царской дороги. «Если Господь не созиждет дома, напрасно трудятся строящие его». <Пс. 127, 1>. Как мы видим, Господь созиждет дом, если даже строящие замыслят строить что-то другое, это явление известно нам, как Промысл Божий.

А зачем нам, идя Царскою дорогою, входить на кладбище? Кладбище есть символ смерти и ада, так какой же духовный опыт, положительный, т.е. положительный духовный опыт (а иного, кроме положетельного, быть не может) мы можем восприять в аду? – абсурд. На самом деле абсурдна сама смерть, ибо Господь не сотворял смерти, Но Сам войдя в ад, Господь прекратил ее всевластье над человеком, что тоже звучит как абсурд (логический парадокс), ибо Он: «смертию смерть попрал».

Кладбище есть символ смерти и ада, через смерть и ад прошла распятая Святая Русь во главе со своим Царем – зачем? Ответ становится понятен из ответа на другой вопрос. Если нет ада, то какое же может быть воскресение? – воскресение из чего? Не потому ли из двух иконописных образов Воскресения Христова, один является иконою «Сошествие во ад». Ибо для реальности Воскресения, необходима реальность ада.

 Образ лобного места – Ипатьевский дом, на Вознесенской горке, место воскресения, образ Гроба Господня – Ганина яма. Между лобным местом и гробом Господним, где совершилось Воскресение, при крестном шествии по Царской дороге необходимо пройти образ ада – это и есть прохождение через кладбище. И именно на кладбище, т.е., сойдя в ад, дорога раздваивается, одна – сама Старая Коптяковская дорога следует в Поросенков лог, т.е., как мы уже говорили, в погибель. Другая – дорога, минуя Поросенков лог, следует на Ганину яму и, если мы выберем эту дорогу, то следуя за убиенным Царем приходим на место Воскресения Святой Руси.

Дорога раздваивается на кладбище, не раньше и не позже, а именно на нем, на кладбище один вход, но два выхода – либо к Воскресению Святой Руси, либо в погибель. Поэтому и получается, что кладбище есть одна из ключевых точек Царской дороги. И в этом глубочайший смысл всего ее святого благодатного образа.

Когда мы обращаемся к Господу в молитве о спасении Руси словами: «Воскреси Святую Русь», мы должны понимать, что воскресение Святой Руси зависит не только от Божией воли, -но и от нашей, от нашей воли и от нашего выбора. Мы сами выбираем куда пойти – либо к воскресению либо в погибель. От нас зависит, воскресение Святой Руси, Христос открыл нам врата во Царствие Небесное, но никого не тащит туда силою, вопреки его воле, этот факт тоже есть порождение парадокса смерти, а его разрешение в другом факте, о котором один из Отцов-учителей Церкви сказал, что Церковь Христова воздвигнута на крови святых мучеников. Поэтому схождение Святой Руси во ад не есть победа смерти и ада, а напротив, есть его поражение, ведь святые неподвластны смерти и аду: «Дорога в очах Господних смерть святых Его»! <Пс.115:6>. Поэтому прохождение кладбища, как образа ада, служит необходимой предпосылкой к воскресеню Святой Руси. И именно здесь, при прохождении ада дорога раздваивается – только вместе со Святым Царем, по Царской дороге путь к Воскресению, но вначале нужно пройти сквозь смерть.

Каждый православный человек проходит в Святом Таинстве Крещение через смерть, образом которой является погружение в воду. Человек крещается водою и Святым Духом, вода является первичной стихией, сотворенной в Первый День Творения еще до сотворения жизни, это мертвая вода: «В начале сотворил Бог небо и землю. Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною, и Дух Божий носился над водою. [Быт.1:1,2]. Погружение в воду, крещаемого человека, и освящение его Святым Духом и есть погружение во смерть для рождения его в жизнь новую. «Никодим говорит Ему: как может человек родиться, будучи стар? неужели может он в другой раз войти в утробу матери своей и родиться? Иисус отвечал: истинно, истинно говорю тебе, если кто не родится от воды и Духа, не может войти в Царствие Божие. Рожденное от плоти есть плоть, а рожденное от Духа есть дух». <Ин.3:4-6>. С момента нашего крещения, мы рождаемся в жизнь новую уже от Духа, мы становимся усыновленными нашим Отцом Небесным.

Подлинное рождение, возможно только после смерти, в которой умирает в человеке смертное, плотское начало, а в его новой духовной жизни исправляется образ Божий заложенный, в душу каждого человека при рождении, но искаженный грехопадением Прародителей. Рождение в жизнь новую, духовную, необходимо для человека, чтобы усвоить Искупление от рабства греху и смерти, искупленленное Голгофским Подвигом Иисуса Христа. В Таинстве Крещения человек обретаем свою истинную родину – Царствие Божие Небесное. Но войти в него можно только здесь – на земли, ибо Царствие Божие не имеет границ – оно объективно существует вне нас и туда мы стремимся после земной телесной смерти. Но оно должно быть и внутри нас, (Царство Небесное внутрь вас есть – сказано Христом) оно должно существовать для нас субъективно, т.е. еще здесь на земли, в нашей земной жизни мы должны управлять собою не по законам мiра, а по законам Божим.

Однако «Царствие Божие силою берется», Бог не берет нас в Свое Царствие насильно (в том числе и в то, которое «внутрь нас есть»), для этого требуются и усилия с нашей стороны, и помощь Божия. Первая помощь оказывается непосредственно после крещения – в Таинстве Мiропомазания, в котором каждому человеку дается дар Духа Святого, дается сила, для одоления трудного пути в Царствие небесное. Но и крещение, и миропомазание не нарушают свободу воли человека, одно открывает путь в Царствие Небесное, другое дает силы войти туда, но это не делает человека более благочестивым, более умным, более «лучшим», одним словом, – только от человека зависит, войдет ли он в Царствие Небесное и воспользуется силой Божией.

*  *  *

Кладбище, стало быть, является образом такого духовного состояния России (Святой Руси), из которого мы можем уяснить, почему мы можем говорить о Святом Царе Николае – Искупитель. В статье о Царской дороге мы уже анализировали Второй сон митрополита Макария, процитируем его еще раз: «Заснув вторично, я вижу громадное поле, покрытое цветами. Стоит среди поля Государь, окруженный множест­вом народа, и своими руками раздает ему манну. Незримый голос в это вре­мя говорит: «Государь взял вину рус­ского народа на себя, и русский народ прощен». <Нилус С.А. На берегу Божьей реки. Т. 2. Сан-Франциско. 1969. Стр. 183 – 184.>.

 Там мы выяснили, что громадное поле, изукрашенное цветами – это Ганина яма, где  через Святого Царя, народ наделяется благодатью Божией. Ганина яма – образ Гроба Господня, где воскрес Христос, распятый вместе с убиенным Царем. Поэтому здесь же, в сердцах и душах русских людей воскресает и распятая Святая Русь. В той статье, мы игнорировали последнюю, поясняющую фразу, которая становится понятною в свете сказанного о кладбище. Народ окружил Царя, потому что народу стало доступным усвоение манны (благодати), что возможно, если нет на народе греха, ибо грех (вину) народа взял на себя (искупил) Царь Николай. Воскресение Святой Руси стало возможным благодаря прохождению сквозь ад и смерть. Стало быть, прохождение крестного хода через кладбище по Царской дороге, дает его участникам усвоение искупления от греха.

Возникает два вопроса: 1. От какого греха искупил Святой Царь Свой народ. 2. Возможно ли человеку искупить грех народа. Обычно отвечают, что – нет, невозможно искупить человеку не только грех народа, но даже грех одного человека. Но, если о том, что Святой Царь Николай – Искупитель[1] свидетельствует икона (точнее, через икону свидетельствует Сам Бог), и об этом же свидетельствуется в сонном видению митрополиту Макарию, то нам необходимо, по крайней мере, обсудить этот вопрос.

Ответим на второй вопрос, тогда станет ясно и с первым вопросом.

*  *  *

Искупить от греха человеку кого бы то ни было, действительно невозможно, не в человеческих это силах. Но сначала нужно определиться с понятием «искупление грехов», ибо толкование этого понятия в буквалистски-коммерческом смысле явно неприемлемо, ибо доведенное у римо-католиков до логического конца оно превратилось в обоснование торговли индульгенциями. Ведь и Христос не искупил от всех грехов вообще и все человечество вцелом, Его искупление не отнимает у человека свободу воли, делая человека автоматически безгрешным настолько, что человек автоматически направляется в Рай. На самом деле, все несколько иначе, ибо нужно исходить из того, что Христос искупил человека от рабства греху, иначе не было бы необходимости Богу Слову воплощаться во Иисуса Христа и являться в мiр «в зраке раба». Да есть и грехи, которые неискупаемы в принципе, к примеру, как может Царь искупить от «всенародного греха цареубийства», в котором некоторые ревнители предлагают каяться всему русскому народу. Ведь и Христос не искупил греха богоубийства, которое совершили иудеи, распяв Самого Христа. Тут уж нам либо каяться «во всенародном грехе цареубийства», либо принять от Святого Царя Николая искупление греха (забегая немного вперед, скажем греха цареотступничества).

Далее, какое бы истолкование понятию «искупление греха» мы не приняли, все равно, не в силах человеческих быть искупителем грехов народа. И это святая истинная правда. Но не в силах человеческих совершить и Божественную Литургию, в которой и Жертва и Жертвователь есть Сам Христос. Священник или епископ, совершая Божественную Литургию, такую жертву совершают, но это возможно потому, что совершают ее не они, а Сам Христос. Вот как об этом говорит Святитель Иоанн Златоустый:

«Предстоит Христос и теперь; Кто учредил ту трапезу, Тот же теперь устраивает и эту. Не человек претворяет предложенное в тело и кровь Христову, но Сам распятый за нас Христос. Представляя Его образ, стоит священник, произносящий те слова; а действует сила и благодать Божия. Сие есть тело Мое, – сказал Он[2]».

Здесь Святитель Иоанн Златоустый в очень немногих словах выразил основную идею Учения Церкви[3] о личном присутствии Бога в мiре и формах (если так можно выразится)  Его личного управления мiром. Святитель на 4 века предвосхитил учение об образе, выработанное Отцами Церкви в борьбе с иконоборческой ересью, принятое VII Вселенским Собором  и почти на тысячу лет учение Святителя Григория Паламы о благодати, принятое на Константинопольских Соборах в середине XIV века.

Православный Царь может предстоять в молитве за весь народ, вверенный его попечению и управлению, потому что Царь православный есть образ Царя Небесного, ибо правит Сам Христос в образе Православного Царя. Поэтому нет принципиальной невозможности человеку, если этот человек Царь Православный, совершить какое-то действие невозможное для человека, он совершит его не сам по себе и не от себя, а совершает как образ, т.е. как орудие Божие. Следовательно, традиционный аргумент противников такого чина, в котором введено слово: «Искупитель» по отношению к Святому Царю Николаю, что, дескать, искупление народа для человека невозможно, в данном случае несостоятельно. А  что означает (или, согласен, может означать) искупление народа Святым Царем Николаем, мы сейчас обсудим.

Вопрос искупления Святым Царем своего народа очень многосложен, а самое главное – он недоказуем и, в равной степени, неопровержим, в соответствии с теми критериями, в каких считается доказуемой или опровержимой теорема в математике. А вот, если мы уверуем в доказуемость или опровержимость этого вопроса в указанных критериях, то тем самым, мы попадем не на Ганину яму, а в Поросенков лог. И именно образ, в котором иконографически показано сошествие во ад, и где происходит разделение дороги, одна из которых ведет в погибель, другая к Воскресению, позволяет нам наглядно представить эту картину.

Место, в котором представлено место образа ада не совпадает с Поросенковым логом, до него еще нужно идти дорогою, значит наша погибель не предопределена тем, что Россия сошла во ад, а как раз наоборот, мы можем следовать к Воскресению, если пойдем другой дорогою. Поэтому же развилка действует и поныне, и только от нас зависит, куда мы пойдем – либо на Ганину яму, либо в Поросенков лог. И еще, казалось бы «мелкая», но немаловажная деталь: расстояние от развилки до переезда 184, т.е. до того места, где Царская дорога вновь выходит на Старую Коптяковскую дорогу, равны между собою. Идти, стало быть, одинаково что по Коптяковской дороге и через Поросенков лог, что через переезд 185 и времянке на Ганину яму по Царской дороге. Нет между этими двумя путями никаких видимых преимуществ, даже в длине, есть различия только в духе.

Об особенности местоположения Поросенкова лога уже говорилось в предыдущей статье, как о месте, которое не освящено прохождением по ней линии Царской дороги, и в котором Господь попустил организовать ловушку. Очевидно, именно поэтому это место единственно благоприятное для разоблачения фальсификации ловушки. Соседство же Поросенкова лога и кладбища на одном отрезке дороги, придает всему этому участку образа Царской дороги композиционную завершенность. И кладбище, и Поросенков лог есть элементы единого образа, сотворенного Господом.

*  *  *

Что же свело Россию в ад? В одной современной песне, которую пели люди, идущие крестным ходом, эта мысль передана с предельной точностью: «А без Царя, а без Христа / Дорога во ад». Это в смысле духовном. А вот как пишет о начале этого схождения в ад, в историческом смысле, известный писатель Иван Солоневич:

«...Я помню февральские дни: рождение нашей великой и безкровной, – какая великая безмозглость спустилась на страну. Стотысячные стада совершенно свободных граждан толклись по проспектам петровской столицы. Они были в полном восторге, – эти стада: проклятое кровавое самодержавие – кончилось! Над миром восстаёт заря, лишённая «аннексий и контрибуций», капитализма, империализма, самодержавия и даже православия: вот тут-то заживём! По профессиональному долгу журналиста, преодолевая всякое отвращение, толкался и я среди этих стад, то циркулировавших по Невскому проспекту, то заседавших в Таврическом дворце, то ходивших на водопой в разбитые винные погреба. Они были счастливы – эти стада. Если бы им кто-нибудь тогда стал говорить, что в ближайшую треть века за пьяные дни 1917 года они заплатят десятками миллионов жизней, десятками лет голода и террора, новыми войнами – и гражданскими и мировыми, полным опустошением половины России, – пьяные люди приняли бы голос трезвого за форменное безумие[4]».

Запомним это выражение: «пьяные люди приняли бы голос трезвого за форменное безумие». Потому что остановить это схождение во ад невозможно ничем и никак, ибо эти люди веровали в, «учения человеческие», согласно которым, не Бог есть источник власти, а человек. Можно только вывести из этого состояния и именно через безумие – через безумие Креста: «а мы проповедуем Христа распятого, для Иудеев соблазн, а для Еллинов безумие» – потому что – «для самих же призванных, Иудеев и Еллинов, Христа, Божию силу и Божию премудрость». <1Кор.1:23-24>. Что и сделано святым Царем Николаем, и именно об этом, мы здесь сейчас рассуждаем.

Вспомним и о, цитированном уже, сонном видении Митрополита Макария, в котором мы уже заметили слова, которые характеризуют окончание Царской дороги. В этом же сонном видении говорится и о начале Крестного пути Царя Николая. Для начала процитируем все видение полностью:

«Вижу я, – так он передавал он одному моему другу, –  поле. По тропинке идет Спаситель. Я за Ним и все твержу: «Господи, иду за Тобой!» А Он, обора­чиваясь ко мне, все отвечает: «Иди за Мной!» Наконец подошли мы к громад­ной арке, разукрашенной цветами. На пороге арки Спаситель обернулся ко мне и вновь сказал: «Иди за Мной!» И вошел в чудный сад, а я остался на пороге и проснулся.

Заснувши вскоре, я вижу себя сто­ящим в той же арке, а за нею со Спаси­телем стоит Государь Николай Алексан­дрович. Спаситель говорит Государю: «Видишь в Моих руках две чаши: вот это горькая для твоего народа, а другая сладкая для тебя». Государь падает на колени и долго молит Господа дать ему выпить горькую чашу вместо его наро­да. Господь долго не соглашался, а Го­сударь все неотступно молил. Тогда Спаситель вынул из горькой чаши боль­шой раскаленный уголь и положил его Государю на ладонь. Государь начал пе­рекладывать уголь с ладони на ладонь и в то же время телом стал просветлять­ся, пока не стал весь пресветлый, как светлый дух. На этом я опять проснулся.

Заснув вторично, я вижу громадное поле, покрытое цветами. Стоит среди поля Государь, окруженный множест­вом народа, и своими руками раздает ему манну. Незримый голос в это вре­мя говорит: «Государь взял вину рус­ского народа на себя, и русский народ прощен». <Нилус С.А. На берегу Божьей реки. Т. 2. Сан-Франциско. 1969. Стр. 183 – 184.>.

Мы, как и прежде не будем анализировать это видение полностью. Народу, по грехам его была уготована чаша горькая. Слово чаша в Священном Писании часто употребляется в метафорическом значении судьбы народа или отдельного человека. «Дождем прольет Он на нечестивых горящие угли, огонь и серу; и палящий ветер – их доля из чаши» <Пс.10:5-7>. Может, это и назначено Господом русскому народу. Но если наказан народ, то наказаны все, в том числе и те, кто лично невиновен в грехах: «Ибо так говорит Господь: вот и те, которым не суждено было пить чашу, непременно будут пить ее, и ты ли останешься ненаказанным? Нет, не останешься ненаказанным, но непременно будешь пить [чашу]». <Иер.49:12>.  Например, когда терпит крушение корабль, то из-за ошибки экипажа, или капитана, гибнут люди, которые никаких ошибок не совершали. Тысячи членов экипажа и пассажиров заплатили своими жизнями за ошибку капитана «Титаника». Так же и при крушении государства – правых и виноватых разъединяет вина, но объединяет, даже против их воли, беда.

С этих позиций мы можем обсудить вопрос об «общенародном грехе», в котором необходимо общенародное же покаяние. Грех – в самом общем и полном виде – это есть оставление Бога. О грехе цареотступничества можно говорить в том, и только в том случае, если мы признаем, что, оставив Царя, мы оставили и Бога. В этом смысле, Россия, лишенная Царя, оказалась лишенной и Бога и это лишение стало общенародным, т.е. грех оставление Царя и, следовательно, оставления Бога, является общенародным. Но это общенародный грех – есть грех беды, а не грех вины, а о том, кто персонально, делом или помышлением лишил Россию Царя и Бога и на ком, следовательно, грех вины – это разговор особый.

Итак, уточним: «свержение Царизма» есть не только уголовно наказуемое политическое преступление, но грех в его религиозном смысле, грех, сутью которого есть оставление Бога. Нам же, чтобы избавиться от этой беды нужно в ней каяться. Покаяние в этом грехе совершенно аналогично покаянию, к которому призывал Иоанн Предтеча. Ведь человек, лишенный Бога в результате первородного греха наших Прародителей, живет в мiре греха, вместо того, чтобы жить в Раю, но это не грех вины, а грех беды. Последующие поколения лично не виновны в оставлении Бога, они родились в мiре, уже лишенном Бога до их рождения: «во гресе роди ми мати моя» – сказано Царем и Псалмопевцем Давидом. Вот от этого греха, в коем нет вины человека, а только его беда, искупил человека Спаситель. Искупление от такого греха не только не лишает человека свободы воли, но наоборот, он обретает ту свободу, которой был лишен, он получает свободу Духа, при искуплении этого греха. И от аналогичного же греха, не от греха вины, от греха беды, искупает Святой Царь Николай Свой народ. Одинаково, же через веру во Иисуса Христа, Сына Божия, происходит искупление всенародного греха, потому что и здесь подлинным искупителем является Христос, а не человек: «Верующий в Него не судится, а неверующий уже осужден, потому что не уверовал во имя Единородного Сына Божия». <Ин.3:18>. Но более детально об этом ниже.

Итак, после того, как Православное Царство, в котором правил Сам Христос через, представляющего Его образ Царя Православного, было сокрушено, тогда и правым и виноватым в крушении Царства, дорога была во ад. В этом смысл, употребления слово «чаша», как наказание всего народа за грех богоотступничества.

В видении митрополита Макария Государь молит Господа отдать чашу горькую ему, вместо его народа. Господь внял настойчивой мольбе Государя, но, во-первых, чашу горькую от народа не отнял, т.е. не освободил от схождение во ад. Во-вторых, не отдал чашу горькую государю, или, не просто отдал, а вынул сначала оттуда раскаленный уголь и отдал ему.

Чаша горькая

Сначала о судьбе народа, наделенного чашей горькой, т.е. направившегося во ад.

Начало схождения во ад, в его исторической реальности мы можем проследить по начальному этапу новой безбожной власти. Это была гражданская война, в сочетании с самым масштабным в истории террором. Нам более, менее известно о так называемых «сталинских репрессиях», которые выдаются за предел страданий народа, но при этом мало, или точнее ничего, не говорится о репрессиях ленинских, наступивших немедленно после захвата власти коммунистами. Это эпоха «военного коммунизма» или «красного террора», иногда говорят о «взаимном ожесточении» той поры, дескать о необходимости ответа «красных» на «белый террор».

На самом деле все это более, менее беспардонная ложь. За три года ленинских репрессий народа было убито, причем, замучено с сатанинской изуверной жестокостью, примерно столько же, сколько за тридцать лет сталинских репрессий.

Общие потери от красного террора, подавления массовых восстаний по всей стране, составили порядка 15 миллионов человеческих жизней, при том, что суммарные потери в боевых действиях и с белой, и с красной стороны, проходившей в это же время гражданской войны составили около 1 млн. человек. Иногда в литературе встречаются признания (да и то, «сквозь зубы») о том, что Россия потеряла в гражданской войне около 20 млн. человек, но никогда не расшифровывается структура потерь, которая говорит сама за себя – мирных жителей было убито в 15 раз больше, чем военных во время боевых действий[5].

Вот если бы Сталин подверг народ уничтожению в ходе своих репрессий с той же интенсивностью, как и Ленин (вместе со своими подручными – Свердловым, Троцким, Дзержинским и проч.), то населения страны ему просто не хватило бы на тридцать пять лет. Впрочем, Ленин и не рассчитывал на такой большой срок – Ленин в нескольких из своих «бессмертных работ» обещал, что Россия «нужна для того чтобы разжечь пожар Мировой революции», и что она сгорит в этом пожаре. Вот если бы после Ленина пришел к власти Троцкий, а не Сталин, то именно так и было бы. Троцкий был ярым сторонником «перманентной революции» и, если бы к власти пришел Троцкий, то сейчас считать количество жертв было бы просто некому – ни России, ни нас просто не было бы.

Это я ни Сталина не защищаю, ни его репрессий, я всего лишь напоминаю, что Сталин сущий младенец, по сравнению с настоящими людоедами и подлинными упырями, да только памятники до сих пор стоят им, упырям, а сталинские памятники давно снесены – ибо он, якобы, был единственный злодей. В этой подмене злодейства системы злодейством отдельного человека, тем более, что этот злодей сумел повернуть злодейство системы против нее же самой, есть свой глубочайший смысл, которого мы пока касаться не будем.

При Сталине искали, пусть мнимых, но преступников, вменялась хоть мнимая, но вина. При Ленине был подлинный террор, применяемый примерно по тем же принципам, как в нынешних актах терроризма – в чем, к примеру, виноваты пассажиры авиалайнера, или зрители театра на Дубровке? Ленинские репрессии, т.е. «красный террор – это террор, насаждающий подлинный ужас, который просто трудно вообразить. В наше время всю страну колотит, когда банда террористов захватывает театр на Дубровке или школу в Беслане. Во времена ленинских репрессий каждый город был Бесланом или Буденовском, в каждом городе была своя такая школа или свой театр на Дубровке (а в крупных городах и по несколько), в которых хладнокровно и безнаказанно истязали и насмерть замучивали людей. И не было никакой надежды на СОБР или АЛЬФУ.

 «Страж революции» – ЧК действовал вообще без каких бы то ни было писаных и кем-то утвержденных правовых норм, пусть даже самых людоедских, но хоть каких-то. Только в 1922 году будет принят Уголовный Кодекс, а до этого, никакой бюрократии – наган и «революционное правосознание»: чекист сам себе и следователь, и прокурор, и судья, и палач. С арестованным можно было поступать по собственному усмотрению, т.е. подвергать любым истязаниям. Понятно, что на «работу» в ЧК набились всевозможные изуверы, садисты, маньяки и прочие извращенцы, те, кого любое государство садит в тюрьму (а чаще казнит), чтобы изолировать от них общество, а коммунизм дал им право и свободу распоряжаться свободой и жизнями людей. Очевидно поэтому, Дзержинский сказал о чекистах, что «у них холодная голова, горячее сердце и чистые руки». Дзержинский слов на ветер не бросал, это значило, во-первых, что именно такие люди, которые истребили в себе образ Божий, стали определять судьбу других людей, да и всей страны. Во-вторых, Дзержинский и сам был такой. Коммунизм запустил механизм обратного социального отбора – «наверх», в «элиту» отбирались люди, которые в любом обществе считались бы отбросами, и наоборот, подавлялось все чистое, честное, благородное.

Разверзлись врата адовы, и зверь из бездны явился в Россию, чтобы руками людей, воплотивших в себя его образ, а не образ Божий править Россией.

С особенной, с сатанинской «гениальностью» была организована «смычка города с деревней»: Одним из первых Ленинских декретов была объявлена «хлебная монополия». Согласно этому декрету установлена монополия власти на продажу хлеба и продовольствия в России. Крестьяне должны были сдавать хлеб на «ссыпные пункты», а государство, соответственно его распределять. Цены на хлеб на ссыпных пунктах установили до смешного маленькие и никто из крестьян хлеб сдавать туда не повез. А чтобы кто-то не пытался доставить продовольствие в города помимо властей – на дорогах установили «заградотряды»,  ловившие «мешочников». В городах к весне 1918 года начался голод. Когда города как следует наголодались, рабочим объяснили, что деревенский кулак хочет заморить голодом «революционный рабочий класс» и, следовательно, нужно забирать хлеб самим. Тогда, по словам Ленина «рабочий класс организовал поход за хлебом с пулеметами» – были организованы «продотряды».

Продотряды занимались тем, чем с древнейших времен занималась солдатня армии завоевателя в завоеванной стране – элементарным грабежом местного населения. Уже в XIX веке это было, в принципе, невозможнов в армиях любых цивилизованных стран, а тем более в XX веке. Но было еще хуже, чем грабеж «зоны оккупации», сатанинская суть идеи продотрядов заключалась в том, что продотряды состояли из русских рабочих (во главе с нерусскими комиссарами), а грабили они русских крестьян. Стало быть, их обратили в оккупантов собственной страны. У рабочих дети голодали и их можно понять, когда они вынуждены добывать хлеб для своих детей, но и у  ограбленных крестьян тоже дети и их тоже можно понять, когда они брались за вилы, чтобы отстоять свой хлеб. Так был запущен еще один механизм озверения для русского народа, когда одна часть народа вела себя по отношению к другой части того же народа, как армия завоевателей. Вот в этом была подлинная суть лозунга: «Вся власть советам!», «Фабрики рабочим!», а «Земля крестьянам!». Рабочие и крестьяне получили то, что было обещано[6], если власть отдать «советам», которые вознамерились построить рай на земле, но без Бога. Такой рай неизбежно превращается в ад, ибо с Богом всюду рай, независимо от места пребывания, а без Бога всюду ад.

Я намеренно не избегаю эмоциональной оценки тех событий, ибо в стране был посеян ужас (буквальный перевод слова «террор»). Ужас, насаждаемый в народе, был необходим антихристовой власти, чтобы обратить народ не просто в рабов, но в некое подобие скота, который можно было бы гнать, куда хочешь. Но это еще не все, жителей страны непрерывно подвергали воздействию пропаганды, дескать, их скотско-рабское состояние и есть состояние долгожданного счастья (рая на земле), которым их обеспечила «рабоче-крестьянская власть». Сочетание нестерпимого террора и целенаправленной демагогии может создать психологический эффект, известный как «стокгольмский синдром». Феномен «стокгольмского синдрома» стал известен после теракта, предпринятого боевиками «красных бригад» (а возможно, Баадера-Майнхов, точно не помню), когда захваченные ими в Стокгольме заложники, прониклись «искренним» к ним сочувствием и даже стали помогать террористам в борьбе против спецслужб пытающихся их освободить. Нечто подобное было создано в подкоммунистической России.

На самом деле все обстояло много хуже и страшнее, ибо сочетание массированных доз лжи и террора имеет духовное содержание с отрицательной направленностью. Из человека, стремились создать существо, из которого вытравлен образ Божий, чтобы этими существами населить «Коммунизм – светлое будущее всего человечества». Вожди коммунизма и его идеологи и не скрывали, что речь идет о создании «нового человека». Попущением Божиим разверзлись врата адовы, и зверь из бездны явился в Россию, чтобы и управлять ею, и сотворить «нового человека» по своему образу. 

Поэтому полное торжество коммунизма и означало бы, очевидно, пришествие антихриста, а он может придти, когда будет создана не только политическая, экономическая инфраструктура (мировое господство), но и соответствующая духовная обстановка, в которой его примут. Для его пришествия нужен «новый человек», лишенный образа Божия. Ту же самую цель ставили нацисты: «Тот, кто понимает национал-социализм лишь в политическом смысле – не понимает его совсем. Это больше чем религия: это воля к созданию нового человека[7]».

Создание нового человека, есть прерогатива Христа, о чем мы уже выше говорили, а Его подмена в творении человека это богоборчество. Нацизм есть политическая реализация антихристовой оккультной  практики (не путать с фашизмом, который не имел никакого отношения к оккультизму). Коммунизм то же самое, только в отличие от нацизма, он отрицает свои оккультные корни, так же как бытие Бога, и духовного мира вообще.

И коммунизм, и нацизм «это воля к созданию нового человека», наделенного образом зверя. И коммунизм и нацизм – это нацеленность на создание «нового мирового порядка». Они различаются только разными технологиями формирования «нового человека», или, если угодно, разными идеологиями. Обе эти идеологии, казалось бы, достояние истории, и об этом можно бы не писать, но вдруг те же самые зубки прорезываются у такой «белой и пушистой» совсем, совсем, гуманистической либерально-демократической идеологии. Ибо все они, вместе с демократической идеологией есть «учения человеческие» и восходят к идеологии и практике Вавилонского столпотворения, в которой человечество стремилось достичь Небес земными средствами.

*  *  *

Кроме сокрушения Православного Царства, главного препятствия на пути построения мировой системы антихристовой власти, Россия захватывалась Интернационалом и для создания плацдарма и организации ресурсной базы, необходимой для захвата всего мира. В конце 1922 года обе задачи, поставленные Интернационалом были полностью выполнены. Вся Россия оказалась захваченной армией антихриствой власти. База была создана, в наличии вооруженная, оснащенная армия численностью 5,5 миллионов штыков Выбиты, физически истреблены, изгнаны в эмиграцию все, кто сопротивлялся этой власти. Интернационалу открылась дорога к осуществлению его планов – захват всего мира и насаждение в нем «нового мирового порядка». Троцкий прав, Коммунизм нельзя построить в отдельно взятой стране, эта власть может существовать при условии, что во всем мире не будет ей конкурентов – коммунизм может быть либо мировым, либо коммунизма не будет.

И вдруг, вместо того, чтобы совершить бросок в европы и америки, все это остановилось. Никаких рациональных причин этому не найти точнее, можно найти даже несколько, но это значит, что ни одна из этих причин не является решающей.

В направленности террора, в выборе жертв, не было совсем уж «стохастического распределения», как сказали бы математики. Был отбор, уничтожались все, кто составлял в обществе, в народе, его направляющую, действующую инфраструктуру, его элиту. Отбирались и целые сословия, причем отнюдь не только «помещики и капиталисты», против которых, якобы и был направлен «гнев освобожденного народа». Наибольшие потери из всех сословий по статистике понесло казачество, около 50 % состава. По числу загубленных жизней – крестьянство, как самое многочисленное. Особенно жестокие репрессии были обращены на Церковь, которая понесла наиболее значительные потери. Мне встречалась статистика (к сожалению, цитирую по памяти, т.к. не помню источников). За два, три года правления коммунистической власти было уничтожено 320 из 360 тыс. священно и церковнослужителей. В то же время священство дало наименьший процент эмигрантов – всего 0,5 процента или менее того от общего числа, даже крестьян, в процентном отношении, бежало от коммунистической власти больше.

Пофантазируем на тему: было бы, если этой остановки не произошло, или, рассуждая в политических терминах той поры – что было бы, если бы победил стратегический план Троцкого и его единомышленников о «Перманентной мировой революции». «Мировая революция», о коей грезили вожди Интернационала, или «Мировой пожар», в образном выражении Ленина, повлек бы к исполнению ленинского же обещания – спалить Россию дотла.  Так и получилось бы. Все населении России в казарменном положении. Часть в «трудармиях» добывает и перерабатывает сырье, в ко - (обрыв слова и фразы - ВН)

Красная армия, а точнее Русская Армия, под руководством русских офицеров, выпускников Академии Генерального Штаба, врывается в Европу.

 

Исход

Думается, причина имеет духовные корни. Во-первых, невероятно упорное и отчаянное сопротивление народа коммунистической власти. Ни один народ, из порабощенных впоследствии коммунизмом, не оказывал такого массированного сопротивления и не понес таких жертв, как русский. И ни в один период истории не было такого количества святых мучеников за веру, как в эти три, четыре года начального периода коммунистической власти. Встречались в литературе оценки, в которых указывается, что за это время святых мучеников в России было больше, чем за три века гонений на Христианство в Римской империи.

Во-вторых, пришла пора исполнения плодов подвига Святого Царя Николая, который принял горящий.уголь, извлеченный Господом из горькой чаши, предназначенной народу. Народ, сходя во ад достиг предельных глубин, из которых еще есть выход. И хотя мы все еще находимся в аду, но Святой Царь Николай проложил дорогу, следуя которой мы сможем выйдем из него, усвоив искупление от него, и удостоимся воскресения. И до сих пор у нас есть развилка на дороге, на которой у нас есть выбор – куда следовать, далее во ад, или к Воскресению Святой Руси.

 Итак: Царю назначена чаша сладкая и, если бы не настойчивая молитва Царя

Закон понятен: должность императора в том, что ему вручается меч, чтобы он силой своего меча защищал свой народ и свою веру. Задача императора не складывать меч, а хорошо уметь владеть им. Мне по церковному и по мужски, гораздо ближе в этом случае император Константин XXII , последний византийский император, который, когда турки в 1453 году уже проломили стены Константинополя, снял с себя Царские регалии, остался в одежде простого солдата и, с мечом бросившись в самую гущу противников, нашел там свою смерть. Мне гораздо понятнее такое поведение, чем отречение, отказ. Так вот поведение императора Константина – это закон, это норма. Поведение императора Николая – это юродство. 21 Ибо когда мир [своею] мудростью не познал Бога в премудрости Божией, то благоугодно было Богу юродством проповеди спасти верующих. (1Кор.1:21) 

Любой человек является образом Божиим, поэтому и может воплотиться в нем Бог, Бог воплощается не во что-то чужеродное в человеке, а в Самого Себя, чьим образом является человек при этом человек достигает состояния обожения (или, как принято говорить, святости). Ибо воплотился Бог Сын во Иисуса Христа, или как сказано одним из Отцов Церкви – «Бог стал человеком, чтобы человек стал богом». Во Христе Бог воплотился в своей Ипостасной Божественной Сущности, поэтому Христос единосущен Отцу, и в то же время является Его образом. В человека Бог воплощается не в Своей Сущности, тогда любой человек стал бы тоже Богом, единосущным Отцу. Он воплощается по благодати. Благодать, т.е. действия Божии (Сила и Премудрость Божии, энергии Божии), согласно учению Святителя Григория Паламы, во-первых, является несотворенной а во-вторых, обладает личностными свойствами Самого Бога. Или, иначе, Бог полностью присутствует в Своих энергиях. Человек достигает реального богообщения: «Я в Отце Моем, и вы во Мне, и Я в вас». <Ин 14:20>, ибо общение с тварной субстанцией (тварной благодатью) не может быть общением с Богом и тварная благодать не может обожить человека.

Это учение о благодати коренным образом отличается от учения римо-католиков[8]. По представлениям которых, благодать является тварной субстанцией, вроде радиации, или электрического поля, которые имеют энергетические характеристики, может воздействовать на окружающее пространство, но его воздействие строго подчинено определенным законам, а не собственной, причем Божественной волей (которой у тварной благодати, как и у электрического поля просто не может быть).

Ведь Бог непостижим и невидим, более того: «сказал Он: лица Моего не можно тебе увидеть, потому что человек не может увидеть Меня и остаться в живых». <Исх.33:20>. Поэтому человек может увидеть Бога не в Его Божественном Существе, а в Его действии, т.е. в Его энергиях.

 

Образ Царя Небесного, Царя Христа, Царь Православный получает в святом Таинстве миропомазания, через которое на Царя изливается благодатный дар от Духа Святого для Царского служения Христа, точно так же как на священника изливается благодатный дар для священнического служения во образ Священнического служения Христа. В Самом Христе оба эти служения сливаются между собою и сливаются с третьим – Пророческим служением Христа, ради которых Он пришел в мiр. Для пророческого служения тоже есть свои люди, на которых изливается свой дар Духа Святого – это святые благодатные старцы, только не существует какого то специального Таинства. Все эти служения вместе и каждое по своему, предназначены для исполнения одного и того же «Да будет воля Твоя и на Небеси, и на земли». Так чтобы Царство Небесное в своем образе – в Царстве Православном, отобразилось и на земли. Ибо Бог не приемлет прямого (административного, как сказали бы в наше время) подчинения человека Своей воле, ибо каждый человек наделен при сотворении свободой воли. Вся власть Бога в Его Любви – в распятой Любви и непобедимой силе Креста.

Священство служит свою службу Богу, она так и называются служителями Бога. Назначение Царского служения Православного Царя – исполнение Божией воли в государственном устроении народа Божия, в котором народом и порядком в Царстве управляет лично Христос, в образе Царя. Власть Царя – административная, военная, полицейская, судебная и всякая иная – это власть не только над телами, как власть любого земного правителя – президента, премьера. Царская власть распространяется и на души людей, ибо это власть от Бога, образом которого Царь служит.

Но власть Царя от Бога – это не привилегия, а обязанность, это тяжкая ноша Креста Христова. Не нужно, думаю, напоминать, что знамение Креста было дано Царю Константину на небе и сказано: «Сим побеждай». А со времени Воздвижения Животворящего древа Креста Христова, началась эпоха Христианской Государственности.

Поэтому послушание Царю со стороны его подданных, это послушание Самому Христу и, следовательно может быть основано только на свободной любви, а не на произволе и насилии. Царь может и даже обязан применять насилие только ко врагам Христовым и прочим преступникам.

Православного Царя избирает Сам Бог, Церковь в Таинстве миропомазания (только Царь вторично принимает это Таинство) подает ему дар Духа Святого, который обеспечивают Ему Премудрость Силу и Власть от Самого Бога для Его Царского служения. Заметим, Царя избирает не народ, не армия, не аристократия, и не Церковь и не папа Римский. Соответственно Царь Православный несет ответственность только перед Богом. Вопрос Царской власти – это вопрос политический и во все времена находилось немало желающих эту власть в той или иной форме «приватизировать». Поэтому и споров об этом было предостаточно – написаны целые горы литературы, и оспаривали тезис о том, что «С Царем, значит со Христом» люди весьма значительные, великие мыслители, философы и богословы. Стало быть, мы с ними спорить не будем – кто они!, а я кто такой. Но несколько замечаний сделать необходимо.

Собственно до 800 года, до венчания в «Императоры Римской Империи» короля франков Карла (прозванного Великим), никаких особых сомнений о происхождении и статусе Царской власти не было. Варварский наемник Одоакр, захвативший власть в Риме 476 году, отправил в Константинополь императору Зинону знаки императорского достоинства со словами «Как Солнце на небе одно, так и на земле должен быть один император». Карл был венчан на Царство папой Римским Адрианом II, но не от Бога, а от папской власти. В такой скрытой форме проявился отход римо-католиков от иконопочитания, принятого на VII Вселенском Соборе 13 годами ранее (в 787 г.).

*  *  *

Здесь сразу же возникает несколько вопросов и по поводу утверждения о том, что существует ли такой грех, как «цареотступничество» даже феноменологически, дескать, это явление должно расцениваться как преступление в политическом смысле, а не грех в смысле религиозном. Ведь, дескать, «Царская власть канонически никак в Церкви не определена». Вопрос и по поводу утверждения о том, что «Царь искупил грех русского народа» – не может, дескать, человек быть искупителем грехов не только целого народа, но, даже, другого человека. Наконец, каяться русскому народу нужно в грехе цареубийства, а не в грехе цареотступничества.

Высказываний в виде дилеммы в такой прямой форме обычно не встречается, она несколько прикровенна. Например, довелось слышать из уст священника, который проводил экскурсию в Храме-на-Крови примерно следующее (цитируется по памяти): «Русскому народу нужно каяться во всенародном грехе цареубийства и как только он в этом грехе покается, то все в России наладится и заживет Россия богато и счастливо. Потому что после цареубийства Россию покинули лучшие русские люди, такие, как великий философ Бердяев, к власти пришли большевики, которые стали громить церкви и сделали жизнь невыносимой». От экскурсоводов доводилось слышать всякое, но цитированное выше превосходит по концентрации дикого, вопиющего невежества, все ране слышанное. Да только может здесь не от безграмотности, а от расчета, ведь «великий философ Бердяев» был одним из тех, кто преуспел (потому он и «великий философ») в формировании среди интеллигенции общественного мнения, о необходимости «свержения Царизма». Дальше действует простая логика, постоянно встречающаяся в писаниях либералов:  «Лучшие русские люди свергли гнет Царизма» дали народу свободу, а недостойный свободы, рабский русский народ, приняв большевизм, убил Царя, прогнал лучших людей и построил сталинскую империю «империю зла» – по словам Рейгана. Кстати это ведь Бердяеву принадлежит формула: «Третий Рим = третий Интернационал».

На самом деле это лукавые вопросы. Они происходят из непризнания святости Царя Николая II и непризнания духовной реальности Русской Голгофы, их назначение в том, чтобы закрыть путь по Царской дороге на Ганину яму, а направить в Поросенков лог. Раздвоение дороги на кладбище делает для нас предельно наглядной ту духовную дилемму, перед которой стоит Россия – признавать или не признавать, видеть или не видеть то, что познается верою, а не разумом – незримое присутствие Христа в жизни России, в ее настоящем, прошедшем и будущем.

К счастью, русский народ лукавыми вопросами не озадачивается, в убиенном Святом Царе он увидел подобие Христа-Царя, хотя противники святости Царя Николая II привели множество убедительных доводов, согласно которым «Царь Николай II не достоин канонизации». Каждый год в Царские дни в ночь цареубийства, народ собирается на Русской Голгофе, в молитвенном почитании Святого Царя, хотя чуть менее убедительно нам доказали, что никакой Русской Голгофы не существует. Каждый год народ идет крестным ходом по Царской дороге, чтобы утром, дойдя до Ганиной ямы встретить там воскресшего Христа.

Радость от этой встречи превосходит и  усталость, и тяготы пути, ибо это радость встречи со Христом – для православного человека высшая степень радости. Это радость и это праздник, обретения воскресшего Христа подобный Пасхе, празднуемый в середине лета, как и предвещал об этом святой Серафим Саровский – запоют Пасху в середине лета. Этот праздник, одновременно и праздник воскресения Святой Руси. Но что такое Святая Русь, мы поговорим в другой раз. Ибо невозможно рассказать в немногих словах и даже в немногих строчках почему воскресает Святая Русь при единении народа со Христом при посредстве Православного Царя. А праздник воссоединения народа во Святую Русь при встрече Христа, воскресшего на Русской Голгофе, и есть Русская Пасха.

*  *  *

Основное свойство Русской Голгофы – тайна, непостижимая человеческим разумом, ибо она есть истина, которой наставляет народ свой Святой Царь Николай, о чем уже говорилось в предыдущей статье. Однако зададимся вопросом, – а что разве есть другой способ усвоить плоды духовного подвига Святого Царя Николая, кроме как через образ, которым является Русская Голгофа? Тем более, если эти плоды есть, как свидетельствует митрополит Макарий – искупление греха русского народа?

Духовный подвиг любого святого есть свидетельствование Христа. В большинстве случаев это свидетельствование легко понятно – святые преподобные свидетельствуют Христа своею жизнью, святые мученики – своею смертью. Но есть несколько чинов святости, в которых это свидетельствование является трудно постижимым или вообще непостижимым с помощью человеческого разумения – например, Христа ради юродивые. Или, к примеру, какой подвиг совершил юный царевич Димитрий, в возрасте, в котором он едва миновал младенчество, при том, что лично святой Царевич Димитрий не совершил вообще никакого поступка, который можно расценить как подвиг? – Не раз доводилось слышать (читать) «высокоумные» рассуждения о том, что Церковь, дескать, на поводу у власти «канонизировала этого мальчика по идеологическим соображениям». Но прославил его Бог, и Богу, а не нам дано знать за что именно, а Церковь земная может только засвидетельствовать о причислении его к лику святых. Господь прославил Его, и свидетельство Его прославления даруется нам Духом Святым и понимается не разумом, а верою.

Господь дарует нам имена святых Своих угодников для прославления в земной Церкви для нашего научения, но научения не только и не столько в назидательно-педагогическом смысле, а для обретения нами духовного опыта от святых Своих угодников. Если смысл подвига понятен, как в случаях со святыми мучениками и преподобными, то и учение понятно не только верою в Духе Святом, но и разумом. Если же смысл подвига, является тайной, непостижимой человеческому разумению, а постигается верою, то плоды его можно получить только в Духе Святом от святых образов, в молитвенном и литургическом общении со святым, т.е. только по благодати.

Что касается Святого Царя Николая, то Его подвиг совершенно не поддается осмыслению человеческим разумом. Об этом можно говорить с уверенностью, ибо всевозможные кураевы с блеском нам доказали, что не существует никаких решительно разумных оснований для прославления в лике святых Царя Николая II (ибо, добавим от себя, эти основания сверхразумны). А сам диакон о. Андрей Кураев в ряде своих статей так прямо и писал, что не видит никакого положительного опыта, который можно извлечь из деятельности[9] Царя Николая II. Это всего лишь означает, что для Кураева единственная форма опыта, есть опыт рационалистический, возможный к употребления в назидательно-педагогической практике, а опыт духовный он не видит (не ощущает, не воспринимает) вообще. Мнение кураевых, широко пропагандирующееся в печати, является несомненным доказательством, что Христос, явленный Святым Царем Николаем, был незримым для плотского человеческого зрения и непостижимым плотским человеческим умом. Иначе говоря, Святой Царь Николай достиг исключительного подобия со Христом, ведь Божество Иисуса Христа было и неразличимо, и непостижимо, и Ему, висящему распятым на кресте, иудеи, ерничая, предлагали – сойди с креста, тогда уверуем, т.е. покажи Свое Божество, покажи Свою Божественную Силу явным для плотского зрения и плотского умствования способом, и тогда уверуем. Христос не показал и Царь Николай в Своем уподоблению Христу не показал, поэтому исповедание святости Святого Царя Николая, так же как и Божества Христа («Ты еси Сын Божий» – сказано Апостолом Петром Христу, и это исповедание есть камень на котором Господь утвердил Свою Церковь) возможно только вопреки любым человеческим умствованиям.

Исповедование святости Святого Царя Николая, начавшееся в самом начале 90-х годов, было возможно только в Духе Святом. Напомню, что в Екатеринбурге, первое открытое моление на Вознесенском пустыре, возникшем на месте, снесенного дома Ипатьева, случилось в 1989 году, и на это моление народ пришел сам, без призывов, без пропаганды, по зову сердца. Это есть подлинное чудо, люди обращаются к Святому Царю не благодаря, а вопреки любым рациональным обоснованиям, исключительно под действием Духа Святого, причем количество людей, исповедующих святость Царя постоянно растет. Еще в 1993 году архиепископ Мелхиседек, в ту пору, правящий Архиерей нашей епархии, издал статью, в которой явление народно-церковного почитания Святого Царя Николая назвал чудом, полностью аналогичным (ссылаясь на Святителя Иоанна Златоустого) с чудом становления Христианства.

Однако, владыка Мелхиседек не столько констатировал настоящее, сколько предвидел будущее, ибо в 1993 году, исповедание святости Царя только, только начиналось. Нам трудно оценить это явление и динамику этого явления через какие-то объективные показатели, можно только высказать оценочные суждения. Например, в 1993 году исповедовали святость Святого Царя Николая очень небольшая часть священников епархии (в ту пору всех священников епархии было всего несколько десятков человек и все «были на виду») и к ним относились почти как к чудакам. К 1995-96 году число исповедующих и не исповедующих примерно уравнялось. В 1998 году не осталось ни одного, кто решился бы публично признаться, что он не верует в святость Царя Николая (из личного полупризнания одного из противников святости Царя). За пять лет все кардинально поменялось, хотя изменилось не число понимающих, а число верующих в святость Царя.

Теперь обратимся к известному пророчеству от митрополита Макария, явленное ему в тонком сне. Толкования этого широко известного, часто цитируемого пророчества крайне скудны, зато здесь, на Русской Голгофе, эти слова оказываются в самую пору, как будто именно для нее они были высказаны.

«Вижу я, – так он передавал он одному моему другу, –  поле. По тропинке идет Спаситель. Я за Ним и все твержу: «Господи, иду за Тобой!» А Он, обора­чиваясь ко мне, все отвечает: «Иди за Мной!» Наконец подошли мы к громад­ной арке, разукрашенной цветами. На пороге арки Спаситель обернулся ко мне и вновь сказал: «Иди за Мной!» И вошел в чудный сад, а я остался на пороге и проснулся.

Заснувши вскоре, я вижу себя сто­ящим в той же арке, а за нею со Спаси­телем стоит Государь Николай Алексан­дрович. Спаситель говорит Государю: «Видишь в Моих руках две чаши: вот это горькая для твоего народа, а другая сладкая для тебя». Государь падает на колени и долго молит Господа дать ему выпить горькую чашу вместо его наро­да. Господь долго не соглашался, а Го­сударь все неотступно молил. Тогда Спаситель вынул из горькой чаши боль­шой раскаленный уголь и положил его Государю на ладонь. Государь начал пе­рекладывать уголь с ладони на ладонь и в то же время телом стал просветлять­ся, пока не стал весь пресветлый, как светлый дух. На этом я опять проснулся.

Заснув вторично, я вижу громадное поле, покрытое цветами. Стоит среди поля Государь, окруженный множест­вом народа, и своими руками раздает ему манну. Незримый голос в это вре­мя говорит: «Государь взял вину рус­ского народа на себя, и русский народ прощен». <Нилус С.А. На берегу Божьей реки. Т. 2. Сан-Франциско. 1969. Стр. 183 – 184.>. 

*  *  *

Русская Голгофа и Царская дорога, проходящая по ней, созданные Божественным устроением, являются, как мы убедились, единственным средством для постижения и усвоения подвига святого Царя Николая. В наибольшей полноте происходит это через шествие ежегодным крестным ходом по Царской дороге, которая молитвенно соединяет воедино две другие святыни Русской Голгофы, чтобы в конце дороги, на Ганиной яме мы обрели всю полноту истины, от всех трех святынь Русской Голгофы, которой наделяет нас Святой Царь Николай – встречаемся с Самим, воскресшим Христом.

И вот, если удастся постичь смысл подвига Святого Царя Николая верою, то может быть, хоть чуть-чуть, удастся постичь и разумом. То есть не разум контролирует понимание тайны, а наоборот тайна, усвоенная по благодати от святого благодатного образа Русской Голгофы, утверждается как основание для ее понимания разумом. Именно это мы здесь, в нашей работе пытаемся выполнить. Но наш подход прямо противоположен Кураевскому, ибо мы, осознаем, что проявляем дерзновение в нашей попытке прикосновения к Самому Христу, явленному Святым Царем. Наше дерзновение не будет бунтом против Христа только при одновременном с дерзновением и смирении нашем. Мы, в отличие от Кураева и его единомышленников, не смеем судить да рядить о достоинстве или недостоинстве святых, прославленных Богом[10]. Нам приличествует замечать собственное недостоинство, да  молить Господа о том, чтобы просветил и укрепил наши скудные умы, в нашем дерзновении хотя бы приблизится к пониманию беспредельного величия подвига Святого Царя Николая.

Поэтому рассказ о тайне Русской Голгофы, о каких-то духовных сущностях приобретает характер притчи, т.е. приблизиться к их пониманию можно только через метафоры и уподобления и любой рассказ будет и неполным, и неточным. Обстановка Царской дороги, на ее протяжении, тоже имеет символическое значение. Одним из таких символов явлется кладбище.

Кладбище на Царской дороге является одной из ключевых точек на ней. Здесь наш путь раздваивается и мы можем видеть не только куда идет Царская Дорога, но куда приводит уклонение от нее и в понимании смысла этого, нам очень поможет сонное видение митрополита Макария. Природа ловушки, предназначенной для нашей погибели, становится понятной, если вспомнить описанный в Новом Завете эпизод, ситуацию, которая возникла когда Христос воскрес и покинул Свой гроб: «некоторые из стражи, войдя в город, объявили первосвященникам о всем бывшем. И сии, собравшись со старейшинами и сделав совещание, довольно денег дали воинам, и сказали: скажите, что ученики Его, придя ночью, украли Его, когда мы спали; Они, взяв деньги, поступили, как научены были; и пронеслось слово сие между иудеями до сего дня». <Мф.28:11-15>.

В Поросенковом логу были представлены «царские останки», подлинность которых, автоматически означала бы признание их святости в качестве объекта религиозного поклонения. Свидетельство же подлинности их, давалось не действием Духа Святого, а путем манипуляций над самими останками. В этих манипуляциях имитировались научные исследования, проводимых руками ученых, которых подкупили, так же как и стражников за 20 веков до них. «Пронеслось слово сие между иудеями до сего дня» и поэтому в наши дни они стремятся доказать, что тело Христа, якобы, спрятано и захоронено. Организованы и работают археологические экспедиции (где-то с 60-х годов прошлого века) с целью поисков в Палестине «подлинных останков Христа» (даже кинобоевик поставлен о том, что эти останки, якобы, найдены).

В том и в другом случае, разделенных по времени на 20 веков, мы наблюдаем одно и то же противопоставление. Воскресение Христово не есть эмпирический факт, ибо воскресший Христос был зримым только для тех, кто уверовал в Него до Его распятия. Да и то им для этого потребовались некоторые усилия, Мария Магдалина, например, вначале приняла Его за садовника. Ученики, идущие в Эммаус, не узнали Его в своем спутнике, а когда узнали, то Он скрылся с их глаз. Поэтому, стражники не могли наблюдать эмпирически ни самого факта Воскресения, ни воскресшего Христа, а кроме них никого поблизости не было, и никто не мог видеть этот факт воочию[11]. Стало быть, факт Воскресения Христова не есть факт эмпирический, а есть великая благочестия тайна, передаваемый, как духовный опыт Церкви. Видеть воскресшего Христа можно только верою и в Его любви: «Иисус говорит ему [апостолу Фоме]: ты поверил, потому что увидел Меня; блаженны невидевшие и уверовавшие». <Ин.20:29>. Так и мы, если удостоимся, сможем увидеть Христа, хотя по времени, отстоим от Воскресения Христова на 2 тысячи лет.

На Ганиной яме люди смогут встретить воскресшего Христа, если они усвоят плоды духовного подвига Святого Царя, который, благодаря этому выведет их из ада и смерти. Усвоение этого подвига и есть усвоение искупления от греха, для чего народу понадобилось пройти сквозь смерть, ибо только так, искупленными от греха, можно встретить Христа В Поросенковом логу может окончиться путь сквозь ад и смерть, если будет принят рационализм эмпирического знания взамен свидетельства Духа Святого. Здесь прикровенное богоборчество, в котором не отрицается бытие Бога, но Его присутствие в мiре подчиняется законам мiра.

Теперь обратимся сонному видению митрополита Макария.

*  *  *

Здесь мы видим, что Царю, очевидно, за его праведную жизнь уготована Господом чаша сладкая. Народу же уготована чаша горькая. По усердным молитвам Святого Царя – дать ему чашу горькую вместо народа, Господь даровал ему уголь, из чаши горькой, но чашу горькую от народа не отнял. Народ испил чашу горькую – это и есть схождение во ад. То есть не Государь ввел туда народ, государь народ от туда вывел. Для этого Ему достало сил для уподобления Христу-Царю.

«Государь начал пе­рекладывать уголь с ладони на ладонь и в то же время телом стал просветлять­ся, пока не стал весь пресветлый, как светлый дух». Здесь в немногих словах описано явление нетварного Фаворского света, которое может исходить от тела и земных людей, если они еще при жизни смогли уподобиться Богу, приняв Его в себя. («Пребудьте во Мне и Я в вас». [Ин. 15: 4]. Это явление описано, например Мотовиловым, когда св. Серафим Саровский преобразился и Мотовилов увидел, что св. Серафим сделался сияющим как солнечный диск. Аналогичные описания можно видеть и в житиях св. Василия Великого и св. Сергия Радонежского. В Ветхом Завете, когда явление Фаворского света было еще неизвестно, о Пророке Моисее, испытавшем это же явление, сказано: «Когда сходил Моисей с горы Синая, и две скрижали откровения были в руке у Моисея при сошествии его с горы, то Моисей не знал, что лице его стало сиять лучами от того, что [Бог] говорил с ним». <Исх.34:29>.

 

16 Чаша благословения, которую благословляем, не есть ли приобщение Крови Христовой? Хлеб, который преломляем, не есть ли приобщение Тела Христова?

(1Кор.10:16)

 

*  *  *

Но особенную глубину и силу смыслу образа, заключенному в кладбище, придает то, что именно на кладбище происходит разделение дороги. От Старой Коптяковской дороги именно на территории кладбища происходит ответвление дороги, которая, пройдя через переезд 185, идет далее на Ганину яму, именно по ней везли честные тела Святого Царя Николая и Его спутников, это и есть Царская дорога. Другая дорога – это сама Старая Коптяковская дорога и именно на этом ее участке было организовано ложное захоронение.

Неведомые люди были убиты и их тела были захоронены в Поросенковом логу, в месте пересечения его Старой Коптяковской дорогой. Впоследствии, в 1991 году их извлекли, назвали «царскими останками» и, потратив немалые средства и силы, постарались убедить в их подлинности. Если бы «царские останки» были признаны Церковью за подлинные, то наш путь отклонился бы от Царской дороги, которая на территории кладбища сворачивает со Старой Коптяковской дороги. Он был бы продолжен по Коптяковской дороге до Поросенкова лога, где бы и закончился. Церковь не признала подлинность «царских останков», поэтому мы следуем по Царской дороге до Ганиной ямы. Мы здесь намеренно не называем тех, кто «вез честные тела, убивал и хоронил останки неведомых людей, извлекал их, убеждал в их подлинности и т.д.». персонально это разные люди, но делали они одно общее дело.

Следовательно, на кладбище произошло разделение нашего пути – либо на Ганину яму, либо в Поросенков лог. Либо путь из ада к воскресению на Гробе Господнем, либо на фальшивую святыню, в погибель. Отсюда, из этого образа становится понятным значение голгофского подвига Святого Царя Николая – только проложенной им Царской дорогой, возможен выход из ада, а вне этой дороги путь в погибель.

Не Царь завел Россию в ад, Он ее из ада вывел, ибо в ад вели Россию те, кого ныне принято называть «элитой» и своего они добились. Не народ, если как это принято, народом называть пахарей, пекарей, плотников и прочих «простых людей», а люди «просвещенные» состоятельные, обладающие властью и богатством, захотели «свободы», которой были лишены при «Царизме»,

Вспоминается в связи с этим слово - (обрыв фразы - ВН)

*  *  *

Теперь о распятии и воскресении Святой Руси.

Обычно, понятие «Святая Русь» определяется как духовная идея, сплачивающая и объединяющая русский народ, подчеркивая этим определением коренное его отличие от географических или политических понятий. Иногда даже подчеркивают, что она служит основанием «Русской идеологии». Все это и верно, и неверно, ибо Святая Русь – это не идея, а вероисповедание. Идея доступна плотскому человеческому разумению, ее можно усвоить так же как арифметику или географию – путем изучения по книжкам. Но идею нельзя распять или расстрелять, ее же нет возможности воскресить. Однако можно сочинить книжку, которая бы содержала некую доктрину, названную авторами «Русской идеологией» или «Русской идеей» или еще как-то похоже.

Помниться, лет десять назад «Первый-всенародно-избранный-президент», организовал некую правительственную комиссию, которая должна была сочинить такую книжку. Что стало с этой комиссией, сочинила она эту книжку или нет, мне не ведомо. Однако появился новый государственный праздник, ныне отмеченный уже во второй раз, в котором, словами одного из главных государственных деятелей страны: «Многонациональный русский народ празднует свое освобождение оккупации от польско-литовских интервентов». Похоже, что комиссия не зря поработала, главное, что она убедило власть, во-превых в плодотворности свое работы, и во-вторых в плодотворности, такого вот идеологического подхода к объединению русского народа на основе сочиненной ею «русской идеологии». Это значит, что власть сумела-таки обнаружить, что Святая Русь и впрямь воскресает, что и побудило ее попытаться подменить воскресение Святой Руси «возрождением многонационального русского народа».

Впрочем, понятие «русская идея», и как всякая идея, легко может быть подменена, это широкая многообразная проблема, У нас в России она оказалась связанной с понятием «патриотизм». Это французы, англичане и прочие шведы в своем патриотизме обходятся без своей «французской (английской) идеи», потому что нет (и не может быть «святой Франции Англии)». Горячие споры между «демократами» и «патриотами» как-то забылись, с тех пор, как перед выборами 1995-96 годов, вдруг все политики заговорили о своем патриотизме. Тогда вдруг обнаружилось, что слово «демократия» воспринимается в народе, как нечто непристойное. Похоже и теперь, перед выборами 2007-08 годов будут говорить не о «многонациональном российском народе», а о русском народе, тоже, правда, «многонациональном», чего доброго договорятся и «многоконфессиональной русской православной церкви». Но мы отвлеклись, хотя бы для того, чтобы показать, что «не есть Святая Русь».

Святая Русь это и вероисповедание, и народ, который принял это вероисповедание. Потому что, во-первых это вероисповедание, а вероисповедание нельзя передать и изучить по книжкам. Во-вторых в основе этого исповедания лежит Христова Истина, а Истина и есть Сам Христос «Я есмь истина и путь и жизнь». Истина может быть передана только Самим Христом. Поэтому требуется орудие Божие, через которое Сам Христос, свидетельствовует о Себе, таковым урудием является Святая Русь.

Святость – это свойство, которое приобретается вещью, местностью, человеком через присутствие в них, Христа. Он присутствует в них Своею благодатью, т.е. Своими несотворенными энергиями, тем самым, святость, одновременно есть свидетельствование Христа. Ведь люди, удостоившиеся святости, это те люди, которые соединившись со Христом, достигли обожения или уподобления Христу, поэтому их мысли, желания, их поступки есть исполнение не своей человечьей, а Божией воли. Поэтому через людей, через человеческиме личности, а не через умопостигаемые идеи, Христос Сам свидетельствовует о Себе.

(Если через предметы и места, вроде Царской дороги, через тексты, то для этого тоже необходимы люди, которые способны воспринять образы, заключенные в святынях)

Святая Русь, таким образом, есть орудие Божие, которое дано русскому народу для исполнения замысла Божия о России. Вот как сказано об этом в знаменитом предречении святого духоносного старца Филофея: «Москва третий Рим, четвертому не быти». Русскому народу определено замыслом Божиим о России свидетельствование Христа до скончания веков. Не развивая эту идею более детально, определим понятие Святая Русь, как некое коренной ядро русского народа, одновременно как определяющий вектор исторического развития русского народа.

Ведь Святой Царь Николай взошел на Голгофу не в одиночестве, с ним были спутники, а ведь это и была Святая Русь. Мы, как-то не задумываясь повторяем привычное: «святые Царственные Страстотерпцы», имея в виду только Семью объединяя их с Царем, при этом совершенно игнорируя Их слуг. Получается одна группа святых, в которую входит и Святой Царь и другая группа святых, в которую Царь якобы не входит, да и о святости этой группы святых говориться как-то очень вскользь. Но на самом деле, если бы Святой Царь Николай один взошел на Голгофу, величие Его подвига ничуть не убавилось бы, ибо Его часто называют «Искупителем», именно Его одного, а не всех Царственных Страстотерпцев. Его Семья, будучи убиенной отдельно от Него, вошла бы в число прочих убиенных из Дома Романовых, таковых насчитывается, – а сколько таковых насчитывается, кстати? – редко кто скажет, не говоря о том, чтобы назвать их поименно, а так же сказать, кто из них причтен к лику святых.

Слуги, будучи убиенными отдельно от Святого Царя, попали бы в число тех миллионов (тысячи из которых святые мученики), которых вообще перечесть невозможно. Но вместе со Святым Царем они взошли на Голгофу и мы помним их всех поименно, поэтому правильнее говорить о Святом Царе и тех, кто последовал за Ним, руководствуясь не соображениями о каких-то земных радостях, потому что последовали они за Ним на смерть, не по принуждению, а добровольно, руководствуясь лишь любовию. Поэтому о Его спутниках – о Его Семье, о Их слугах, которые представляли все сословия Русского Царстсва (кроме, увы, священства)  можно говорить как о Святой Руси. Ибо Святая Русь это духовная идея, объединяющая  единый народ, в единое государство на основе служения Христу, служить которому можно только свободно, не по принуждению, а в любви. Стало быть на Голгофу вступил Святой Царь и Святая Русь, но раздельно они не существуют, не может быть Святой Руси без Царя, Помазанника Божия, в котором воплощен образ Царя Небесного.

 

*  *  *

(Далее, как и в первой части, текст второй части статьи обрывается, и следуют отдельные наброски мыслей и  фрагментов рассуждений Анатолия Верховского – ВН) 

... Так и Россию мы любим потому, что она хранит в себе русскую идею, русскую духовную природу, русский быт. Эта идея есть Царствие Божие, эта природа есть стремление к святости, этот быт выражает собой усилие семисотлетней жизни страны и девятисотлетней жизни народа водворять на земле праведность евангельскую, отвернуться всего, чтобы найти Христа, ставить Его волю, каноны его Церкви законом общественной жизни» (Жизнеописание Блаженнейшего Антония, Митрополита Киевского и Галицкого. 1960, т. II, с. 159)...

... И именно Русскому народу волею Божией выпало в наибольшей степени воплотить Закон Божий в своей государственности и создать наиболее сильную удерживающую вселенскую Империю на ее последнем историческом этапе – Третий Рим. Это было достигнуто благодаря тому, что Русский народ соединил в своей культуре и истории Православие и нацию – таким же неслиянно-нераздельным образом, как и в своей государственности. Тем самым наша народность (нация), поставив себя на служение Божию замыслу, освятила свою национальность, народность, положив в основу наших национальных ценностей не узкоплеменной эгоизм, а вселенскую ответственность перед Богом. Вот что значит слово Русский...

 

(отсутствует начало фразы - ВН)  ... тем более именно  на середине пути через кладбище, если следовать по Коптяковской дороге, возникает развилка и мы можем выбирать путь: Прямо пойдешь – попадешь в ловушку Поросенкова лога. Чтобы миновать ее и дойти до Ганиной ямы нужно повернуть направо и вот – развилка эта, на которой принимается судьбоносное решение, на середине пути по кладбищу...

... Но одновременно с открытием кладбища на Коптяковской дороге открылась еще одна развилка: была построена асфальтовая дорога (наличие которой и отменило необходимость дороги через перезд 185). Это было связано с тем, что началось возведение Детской больницы №9, одновременно начали возводить промплощадку «Мостоотряда №72», далее у северной окраины пос. Шувакиш построили знаменитый на всю область вещевой рынок «Шувакиш». Все эти объекты были воздвигнуты в ходе одной волны, середина 60-х – начало 70-х годов прошлого века, все они были построены одновременно с открытием кладбища и все они являются знаковыми элементами обстановки Царской дороги...

... На кладбище у нас –  выбор, но и перед кладбищем – тоже выбор. И этот выбор тоже вопрос практический – выбор куда мы идем... 

 ... Если считать по «демократическому счету», то только ничтожная часть населения города (области, страны) участвует в этих крестных ходах – тысячи из миллионов... 

... О содержательном значении этих образов, так же как об образе Царской дороги изложено в упомянутой статье. Там же говорится и о воскресении Святой Руси, и об условиях этого воскресения. Но там было сказано не очень ясно, ведь главное содержание Царской Дороги есть тайна, неизреченная и непостижимая разуму. То есть не разум контролирует понимание тайны, а наоборот тайна, усвоенная по благодати от святого благодатного образа Русской Голгофы, утверждается как основание для ее понимания разумом. Поэтому рассказ о тайне Русской Голгофы, о каких-то духовных сущностях приобретает характер притчи, т.е. приблизиться к их пониманию можно только через метафоры и уподобления и любой рассказ будет и неполным, и неточным.  Поэтому, утверждение о том, что воскресение Святой Руси определятеся Воскресением Христа на Гробе Господнем, образом которого является Ганина яма, и Христос воскресает в сердцах и душах людей, которые с молитвою, Крестным ходом пришли на Ганину яму, думается, осталось очень неясным. Постараемся здесь (в данной статье - ВН) пояснить и углубить эту мысль... 

... Помышлением о его совершении явилось, например желание «освободить Церковь от гнета Царизма». И после свержения Царя они эту «свободу» получили, но дополнительно они получили и «декрет об отделении церкви от государства», который является естественным и логическим следствием этой «свободы» помышления стало утверждение закона «Об отделении Церкви от государства», тогда «свержение Царизма» стало узаконенным актом, но грех остался... 

... Бог невидим и непостижим, собственно этим-то и определяется абсурдность смерти. Ведь увидеть Его, во всей Его силе и славе, мы сможем только в день Страшного Суда, но тогда будет уже поздно. Обретут жизнь те, кто увидел Христа, уверовав в Него, когда Он был еще невидим, ибо жизнь человеческая может быть только с Богом, для этого человек сотворен. Человек - (обрыв текста - ВН) 



[1] Осенью нынешнего 2006 года Екатеринбург посетила святая мироточивая икона Святого Царя Николая, которая была надписана «Святой Искупитель Царь-мученик Николай». Таким образом Сам Господь, своими чудесами утверждает истинность надписания иконы, ибо не будь верным надписание, то и чудеса (мироточение) было бы невозможным.

[2] Свт. Иоанн Златоуст. О предательстве Иуды. «Шпиль», С-Пб, 1998

[3] Собственно, приведенная цитата есть ответ донатистам, ересь которых была весьма актуальна в Церкви как раз во времена Святителя Иоанна Златоустого. Согласно этой ереси, благодать, подаваемая в Таинстве, обладает силой, пропорциональной личной святости, подающего благодать. Т.е. согласно этой ереси, «полноценную» благодать можно было получить только от безгрешного священника (епископа), а чем священник (епископ) был менее безгрешным, то сила благодати, якобы падала. Это наиболее общая трактовка сути их основополагающей идеи. Но из нее следовало, что кто-то, следуя этой идее брал на себя «труд» судить да рядить и священников (епископов), а заодно и всю Церковь, в которой они служат.

Учение Церкви на этот счет можно понять из приведенной цитаты. На самом деле, безгрешных людей не бывает, да и источником Божественной благодати является Сам Бог. Поэтому, по учению Церкви Бог Сам подает Свою благодать, через Свой образ, воплощенный в человеке, наделенном для этого служения соответствующей Божественной силой. Человек лишь принимает на себя функции орудия Божия по передаче Божественных (а не своих собственных) энергий – все предельно просто и логично. Примерно как в телевидении: телевизор не генерирует программу, каждый телевизор свою собственную, он лишь передает программу из единого центра. Поэтому содержание программы не зависит ни от конструкции, ни от качества телевизора, а исключительно от передающего центра.

[4] Скачано из Интернета, как изолированная цитата, к сожалению, без ссылки на Интернет ресурс, в тексте приводится ссылка: (Цит, по: С.В. Чечаничев. Отречение. СПб. 2003. Глава «Хроника».).

[5] Кратко резюмирую данные полученные из работы М. Бернштама Стороны в гражданской войне 1917-1920. Вестник РХД, №128, Париж, 1979, стр. 252-357.

Это совершенно блестящее исследование того периода нашей истории, которое замалчивалось и советской, и эмигрантской, и западной историографией и замалчивается по сию пору. Из него можно понять, во-первых, что русский народ, вопреки распространенному мнению, не только не принял новую власть добровольно, но оказал ей упорное сопротивление.. Можно понять так же, как  удалось кучке интернационалистов оккупировать огромную страну с народом, отчаянно защищающимся от захватчиков, используя и ресурсы страны и население самой страны. Один из действенных механизмов мобилизации ресурсов России против нее же самой, как раз и заключался в использовании неслыханного террора против ее населения.

Это исследование можно считать своеобразным дополнением к «Архипелагу ГУЛАГ» Александра Исаевича Солженицина. Ведь Солженицин написал не художественное произведение, а исследование, в котором ничего не сочинил от себя, а изложил известные ему факты. Про факты того периода ему просто мало что было известно. Главное он не располагал точными статистическими данными, которыми располагал Бернштам.

[6] Мне долго казалась нелепой основная формула коммунизма: «от каждого по способностям, каждому по потребностям», ибо любой нормальный человек предпочтет не «вкалывать на производстве», а лежать на диване и, в то же время, опять же нормальный человек имеет ничем не ограниченные потребности, ибо алчность человеческая беспредельна. Такая идея невыполнима чисто технически, казалось мне, пока, как-то не задумался над прочитанным в «Колымских рассказах» Варлама Шаламова. В них, обычно нет ничего героического, описан быт лагерников, наполненный обыденной ежедневной борьбой за выживание, с голодом, холодом, с тяжким трудом, с лагерными надзирателями и произволом уголовников. Именно так – уголовники обладают реальной властью в лагере, в котором, казалось бы была абсолютно «прозрачной» вся жизнь его обитателей, но власть уголовников, непременный атрибут ГУЛАГ”а, хоть в Сталинском ГУЛАГЕ”, хоть при нынешнем ГУИН’е, а ведь нам, кстати, создатели «всенародной ИНН-изации и чипизации» именно «прозрачность» обещают, как гарантию от уголовщины. Но это к слову.

Итак, лагерник бывает счастлив, если досыта поест, если поспит в тепле, если все обойдется и не отберут что-то и не изобьют уголовники. Словом, не помышляет лагерник ни о каких нарядах, хоромах, дачах, машинах – у него самые простые потребности, как у рабочего скота. Вот она практическая реализация коммунистических обещаний – народ просто нужно довести до состояния рабочего скота и, тогда технически легко можно выполнить обещания и о счастливой жизни трудящихся, и жизни в соответствии с формулой: от каждого по способностям и каждому по потребностям. Дешево, и, как говорится, сердито, что обещано, то и получай – с диавольской гениальностью, ведь диавол всегда расплачивается битыми черепками взамен обещанного золота.

При Сталине ГУЛАГ был архипелагом, в виде отдельных островов, при Ленине уже началась отстройка ГУЛАГ’а на площадь во всю страну – в 1920 году стала формироваться «трудармия» – на некоторых предприятиях Петрограда рабочие и работницы стали переводится на казарменное положение – бараки, надзиратели, дисциплина. Но во время Кронштатдского восстания, в марте 1921 года, пришлось власти трудармию демобилизовать.

[7] Раушнинг Г. Говорит Гитлер. Зверь из бездны. М. 1993. с. 188. Цитируется из: Мультатули П.В. Свидетельствуя о Христе до смерти… Екатеринбургское злодеяние 1918 г.: новое расследование. М. 2006, стр. 590-591.

[8] Вопрос о сущности благодати (исихастские споры в Византии) окончательно разделил римо-католиков и Православие непроходимой пропастью. Эти же споры вызвали в самой Византии раскол общества на две половины от самых низов до Императорской Семьи. Была гражданская война, совершенно сокрушившая державную мощь Византии, но Византия продержалась еще 100 лет. Через сто лет Россия набрала и государственную мощь, и духовную стойкость, достаточные для того, чтобы взять на себя тяжкий груз Православного Царства. А еще через сто лет был венчан на Царство и русский Царь (Царь Иоанн IV Васильевич (Грозный) в 1547 г.

[9] В конце 2000 года, вскоре после канонизации Святого Царя Николая, довелось слышать в проповеди, дословно следующее: «Царь Николай расстрелян за свою благочестивую смерть». Это была, конечно, оговорка, но очень характерная в ту пору, когда боялись проговорится о благочестивой жизни Царя, потому что на нем продолжала довлеть плотная завеса клеветы, начавшейся еще при Его жизни. Однако, по размышлении можно видеть глубочайший смысл сказанного, который в своей логической структуре повторяет известный парадокс Христианства «смертию смерть попрал», так что это не такая уж случайная «проговорка».

[10] Недавно опубликовано интервью с о. Андреем Кураевым <Радонеж, № 7 (170), 2006, «Православное обозрение»>. Кураев говорит о подвиге Святого Царя, о Его личности с такой же пошлой снисходительностью, как и раньше, когда доказывал Его недостоинство быть прославленным изобличал его в грехах, придуманных клеветниками, для того, чтобы доказать - (обрыв текста - ВН)

[11] Приводимые в литературе утверждения о том, что есть, якобы, свидетельства о подлинности Христова Воскресения, помимо Евангельских, на самом деле являются не прямыми, а косвенными. Все свидетельства о Воскресении Христовом, являются свидетельствами о последствиях этого события (как свидетельства стражников) или сопутствующих явлениях. Его ученики и жены мироносицы увидели не явление Воскресения, а воскресшего Христа, а кроме них Его не видел никто.

Часть 1